Октябрьский переворот 1917 года носил антирусский характер (апрельские заметки)

1

100-летие Октябрьского переворота, так его называли сами большевики, при различном отношении к нему, значительная историческая дата, которую корпоративно будут отмечать в основном левые партии России и их сторонники. На уровне государства вряд ли эта дата будет широко отмечаться. Слишком велико социальное расслоение и недовольство среди достаточно большой части населения, слишком спорные и негативные моменты в оценке этого исторического события. Необходимо учесть, что впереди выборы Президента России, поэтому ни одна из официальных структур преференций и рекламы левым партиям по теме Октябрьского переворота давать не будет.

О значении Октябрьского переворота, ставшего началом исторического социального эксперимента на территории Российской империи и вовлекшего в него многие народы и нации, говорить сложно. Да и многих засекреченных документов по этому событию мы еще не скоро увидим. Объективно можно говорить только о плачевном и трагическом результате этого эксперимента — крахе идеологическом и экономическом, распаде государственного образования «Союз Советских Социалистических Республик» на отдельные национальные территории в 1991 году (исключение Российская Федерация), принудительной смене социально-экономического строя (формации), который назывался социалистическим на так называемую рыночную экономику и конституционном закреплении частной собственности. Наиболее пострадавшим в этом эксперименте и после его краха оказался русский народ, который после 1917 и 1991 годов стал самым большим разделенным народом в мире. Разделенным границами, разделенным идеологически и социально, разделенным даже в своем собственном российском государстве.

2

Из прямых последствий Октябрьского переворота после 1917 года можно выделить формирование классовой и социальной ненависти в обществе, лишение трудового крестьянства права на землю, обезличивание личности и воспитание коллективистского «тоталитарного» типа человека, зомбированного государственной идеологией (марксизмом-ленинизмом-сталинизмом). Все это привело к формированию авторитарного централизованного государства, которое смогло принудительным путем выстроить плановую экономику, национализировать все что было можно, при этом гарантировать социальный минимум трудящимся массам, создать боеспособные вооруженные силы, надзорные институты государственной безопасности и подавления инакомыслия. На определенном этапе, в период социально-экономического и идеологического кризиса середины 80-х годов прошлого столетия, правящей коммунистической верхушкой не был учтен фактор внешних и внутренних врагов советской социалистической системы — и она начала разрушаться. Как изнутри, так и внешне. После Октябрьского переворота это была вторая историческая трагедия, причем вовсе не обязательная для России и русского народа.

В 1917 году Император Николай Второй мог бы спасти Империю, но оказался не решительным и не государственным человеком. Сказалось влияние семейного и ближнего окружения и отсутствие государственной команды единомышленников и соратников, которая могла бы подставить ему плечо. Вокруг оказались предатели и двурушники, карьеристы и подхалимы, и все это подорвало уверенность Императора в возможности сохранить высшую государственную власть в форме монархии, пусть даже и конституционной. На роль диктатора он не годился и был неспособен ее исполнить, а образ доброго царя-батюшки был основательно дискредитирован и доверия в обществе не вызывал. Отдать власть военным и поддержать военную диктатуру царь не решился. Политическое ритуальное убийство большевиками императора и его семьи стало трагическим завершением всей истории российского государственного монархического института власти.

3

Приход к власти большевиков во главе с Владимиром Ульяновым (Лениным), после того как государственная машина была подорвана либеральным Временным правительством, оказался легким и безболезненным. В отличие от царя и Временного правительства большевики жестко и умело использовали массовую политику «кнута и пряника». Они сразу же продекларировали все, что в тот период требовали граждане России. Крестьянам — землю, рабочим — фабрики и заводы, солдатам — мир, власть — Советам. Большевики от имени пролетариата установили диктатуру власти, создали собственные вооруженные силы и карательные органы, начали беспощадный террор против всех реальных и возможных врагов новой власти, развязали гражданскую войну и ценой чудовищных жертв выиграли ее.

Самое серьезное и опасное в перспективе изменение, которое удалось реализовать Ленину и большевикам в России, это ликвидировать административное устройство империи и создать систему национальных республик, входящих в государственный союз с названием «СССР», причем с правом свободного выхода. При этом большевики наделили все эти союзные национальные республики исконными российскими территориями, не предполагая даже в перспективе возможность распада союзного государства. И если все нации, ставшие титульными в новых республиках, получили государственные преференции и льготы, то в российской федерации (РСФСР) роль и статус многомиллионного русского народа была политически нейтрализована и сведена на нет. Русскому народу была отведена роль рабочей лошадки, на которую взвалили бремя коллективизации и колхозной реформы, индустриализации — строительство фабрик и заводов, службу в вооруженных силах и защиту социалистического отечества, участие в боевых действиях и трудовую повинность в сталинских концлагерях. В российской федеративной союзной республике не было даже своей коммунистической партии, в других республиках они были. Русские не были определяющей нацией в составе союзного государства и им навязали статус безликого «советского народа», как сегодня пытаются навязать статус «российского народа». Слово русский использовали и используют даже сегодня как прилагательное. На Западе всех граждан Советского Союза в тот период именовали «русскими». Любое проявление «русскости» в общественной жизни тут же выдавалось руководством КПСС за великодержавный шовинизм и черносотенный национализм. Национальное обезличивание и воспитание манкуртов в русском народе в нескольких поколениях — это и была та «атомная бомба», которую Ленин с большевиками заложили под будущую Россию, под будущие поколения русских людей. Это последствие Октябрьского переворота мы ощущаем в российском обществе и сегодня, спустя сто лет.

4

При определенных обстоятельствах и высокой степени социального расслоения в обществе, события Октябрьского переворота могут в той или иной степени повториться. Параллели между ситуацией 1917 года и современной Россией существуют. Вряд ли революционные события и потрясения произойдут в этом году, поскольку грядут президентские выборы и власть постарается нивелировать все социальные контрасты. Но в ближайшие пять-семь лет, если государственная власть не проведет социально значимые реформы и не возьмет под контроль деятельность крупных олигархов и их кланов, левые силы могут усилить влияние и получить широкую базовую поддержку в обществе. Вот тогда реально может произойти социалистический и коммунистический ренессанс. Октябрьских переворотов не будет, но левые силы вполне легально могут взять власть в России. Но для этого им в любом случае придется опереться именно на русский народ. И определить ему статус государствообразующего народа. Хотя интернациональная российская идея сохранится, только будет иметь уже иные государственные формы.

При любой ситуации будущее России только в объединении разделенного русского народа, который был и остается фундаментом будущего российского государства. Который не должен допустить новых октябрьских переворотов, аналогичных перевороту 1917 года в Петрограде, который носил откровенно антирусский характер.

Сергей ШУВАЙНИКОВ,
председатель РОО «Конгресс русских общин Крыма»,
19 апреля 2017 года.




© 2020 Конгресс русских общин Крыма. Все права защищены. При использовании материалов ссылка(гиперссылка) обязательна.


Яндекс.Метрика