«КАРФАГЕН ДОЛЖЕН БЫТЬ РАЗРУШЕН!»

sevastyanov

Предлагаем читателям сайта новую статью известного российского и русского учёного, этнополитика и теоретика русского национального движения в России Александра Никитича СЕВАСТЬЯНОВА. Многие мысли в ней созвучны тем общественным настроениям, которые имеют место быть сегодня в российском обществе. Некоторые вопросы, которые администрация сайта считает спорными, тем не менее являются актуальными, поскольку они прогнозируют наше будущее. Всем русским людям и заинтересованным гражданам, кому не безразлична нынешняя общественно-политическая ситуация, связанная со специальной военной операцией на Украине, стоит с этой статьей ознакомиться.

Памятка для Путина

Основная тема дня по-прежнему – т.н. «спецоперация», а по сути – русско-украинская этническая война, которую автор этих строк пророчил с середины 1990-х. Тогда мне никто не верил, называли сумасшедшим и хохлофобом. Но сегодня ясно, что прав был я, а все мои критики ошибались. Это дает мне смелость вновь выступить с оценкой событий и прогнозом на будущее. Судить о военных аспектах кампании я не могу – не специалист. А о политических (и особенно этнополитических) аспектах – могу и обязан, поскольку нередко вижу и понимаю то, чего не понимают другие.

За полтора месяца т.н. «спецоперации» стала окончательно ясна цена вопроса: на кону стоит судьба всей нашей страны, ее будущего. А также – ярко высветились основные реальные проблемы, которые спецоперация призвана решить обязательно, чтобы не обессмыслить самое себя.

Дело все в том, что до конца и повсеместно подавить процесс этногенеза на его завершающем этапе (а именно это имеет место быть на Украине) или развернуть его вспять невозможно в принципе, можно лишь ограничить территориально его распространение. В предыдущей статье я расписал все это довольно подробно.

Поэтому понятно, что никакая Украина – большая либо маленькая, которая останется на карте в конечном итоге войны, уже никогда не будет ни частью России, ни дружественной по отношению к нам страной. Не нужно строить иллюзий на этот счет, обманывать себя мечтами. Поэтому у нас тут один интерес: чтобы эта враждебная нам русофобская страна была как можно более маленькой и слабой на все времена.

Что мешает это сделать, помимо военного сопротивления самих украинцев?

Как короля играет свита

В связи со спецоперацией из России срочно побежали такие знаменитые «патриоты», как Иван Ургант, Ксения Собчак и Анатолий Чубайс. Путин недаром высказался в том смысле, что начавшаяся спецоперация раскрыла подлинное лицо нашей пятой колонны и дала долгожданный повод, чтобы с ней разобраться.

Но вот начинаешь разбираться – и что видишь? Я, например, гляжу на ближайшее окружение президента и порой перестаю понимать: кто правит Россией? Ведь короля, как известно, играет свита, она создает образ правителя в не меньшей, может быть, степени, чем он сам. И наблюдая эту самую свиту, я с огорчением отмечаю репутационные потери, которые она наносит правителю.

Вот несколько примеров.

mediskyi

Путин и Мединский

Ход событий показал: мы сильно недооценили противника. Точнее, вообще неправильно оценили его как такового, в целом. Это вам не блистательное и бескровное воссоединение с Крымом в легкую. Не говорю уж о том, что «Русский мир», «русская весна» предстали на освобождаемой от бандеровщины Украине в столь устрашающем виде, что объяснить, допустим, харьковчанам или мариупольцам его привлекательность стало, мягко говоря, затруднительно. Но и вообще, сейчас не 2014 год, и мы ясно видим: на сегодняшней Украине нам не рады и отчаянно сопротивляются «освобождению». Что позволяет сделать вывод: изначальная установка «освободителей» оказалась ложной.

Кто за это ответит?

На первый взгляд ответить должен лично Путин, выступивший в 2021 году со статьей «Об историческом единстве русских и украинцев», где заявил ошибочные, не имеющие оснований в современном жизненном контексте, тезисы:

«русские и украинцы – один народ, единое целое»;

«стена, возникшая в последние годы между Россией и Украиной, между частями, по сути, одного исторического и духовного пространства» есть результат лишь «целенаправленной работы тех сил, которые всегда стремились к подрыву нашего единства», а не естественно-исторического процесса, как оно есть на самом деле;

«раз вы говорите о единой большой нации, триедином народе, то какая разница, кем люди себя считают – русскими, украинцами или белорусами»;

«наше родство передается из поколения в поколение. Оно – в сердцах, в памяти людей, живущих в современных России и Украине, в кровных узах, объединяющих миллионы наших семей. Вместе мы всегда были и будем многократно сильнее и успешнее. Ведь мы – один народ».

В этих прекраснодушных рассуждениях, внятных и отрадных для сердца русского человека в России (но уже отнюдь не украинца на Украине, а зачастую и не русского там), полностью игнорируются те коренные, глубокие и необратимые изменения, которые произошли с бывшими когда-то украинцами-малороссами, ставшими сегодня в своем огромном большинстве украинцами-бандеровцами. Бандеризация всей Украины зашла слишком далеко и глубоко.

Украинский народ вступил в третью, завершающую стадию этногенеза и вернуть его вспять к экзистенции XIX века нет никакой возможности. Сегодня украинцы массово, с оружием в руках и с величайшей убедительностью доказали всему миру, что они с русскими ни в коем случае не братья и уж тем более не единый народ. Тезис о триедином русском народе решительно неприемлем для современной Украины и никакая спецоперация, кроме тотальной лоботомии (шутка), тут уже не поможет, а скорее – только усугубит разделение. Что мы, собственно, и наблюдаем по ходу ожесточенных боев.

Статья Путина не убедит украинцев вернуться в легендарное русское единство, которое они отмели окончательно и бесповоротно во имя собственной национальной идентичности. Что же касается наших бойцов, проливающих сегодня свою и вражескую кровь на просторах всей Украины, то трудно придумать для них что-нибудь более демотивирующее. Это что же получается: стало быть, мы стреляем в свой народ, в наших братьев, сами в себя? Какой-то жуткий абсурд, бред, сапоги всмятку.

Прочитав эту статью Путина, а потом еще узнав, что министр обороны Шойгу приказал изучить ее всему личному составу нашей армии, я пришел в ужас. Как после этого объяснить нашим солдатам и офицерами, что они должны стрелять в солдат и офицеров украинской армии? А ведь это делать придется! Я это знал всегда...

На самом деле главным тезисом нашей пропаганды должно быть совсем другое: «Бандеровец русскому не брат, а смертельный и непримиримый враг!». И этот тезис должен вначале четко и внятно прозвучать с самого верха российской власти – из уст президента Путина. Тогда его легко возьмет в работу каждый армейский или штатский пропагандист и легко воспримут наши сражающиеся воины. Но мы такого тезиса пока от нашего президента не слыхали.

Недавно я узнал, однако, что Путина не следует винить в создании ошибочной статьи – и, соответственно, ложной установки для нашей воюющей на Украине армии. Поскольку реальным автором основного текста, как мне сообщили знающие люди, которым я верю, является помощник президента В. Р. Мединский. Если так, то это меняет дело, у меня немного отлегло от сердца. Ибо: пусть Путин излишне доверился Мединскому (возможно, не только ему) в украинском вопросе, но он, как человек доступный голосу рассудка, может под воздействием суровой действительности принять и более трезвую позицию. Не все потеряно.

А вот в отношении Мединского, возглавившего нашу делегацию на мирных переговорах с Украиной, у меня, напротив, сильно возросло беспокойство. Ведь он, надо думать, искренне изложил в той злополучной статье свои убеждения. А это значит, что им будет подсознательно двигать стремление к замирению поскорее и любой ценой с украинцами, составляющими с нами якобы единый народ! Собственно, это стремление уже ярко проявилось в стамбульском эпизоде переговоров. Если и дальше эти переговоры останутся в руках человека, мотивированного подобным образом, – быть беде.

Нам противопоказано заключать мир с правительством Зеленского, потому что: 1) оно недоговороспособно и легко нарушит любые договоренности, когда сочтет нужным, и тогда власть недобитой бандеровской идеи, несокрушенного бандеровского государства только укрепиться и примет самые жесткие черты; 2) у России навсегда окажутся связаны руки в отношении Украины, гарантами независимости которой станут все наши враги с Запада, у которых Украина будет всегда права, а Россия всегда виновата; 3) мы не сможем довести до конца наши главные, заветные цели – демилитаризацию и денацификацию Украины и получим на веки вечные опаснейшего врага на нашей границе, который будет только усиливаться год от года.

Нет, нам нужен не просто мир, а Победа для нас и безоговорочная капитуляция для Украины. И последующий полный контроль над ее территорией и судьбой. На долгие десятилетия, на два-три поколения новых украинцев.

Достаточно посмотреть, как ведет себя Мединский перед СМИ по ходу переговоров, чтобы понимать: с ним мы этих целей не добьемся никогда. Если только его не используют как отвлекающий маневр, в чем смысла очень мало, поскольку обмануть Запад все равно не удастся, а внести смятение в умы россиян – запросто.

Не могу подсчитать ущерб, который от всего этого абсурдного и ненужного переговорного процесса несет имидж лично Путина!

shoigu

Путин и Шойгу

Министр обороны РФ Сергей Шойгу заявил на селекторном совещании 29 марта: освобождение Донбасса является-де главной целью военной операции на Украине в настоящее время. Тем самым в отношении целеполагания спецоперации он косвенно опроверг президента Путина, который на первое место поставил – и совершенно правильно – демилитаризацию и денацификацию Украины. Потому что только эти две цели позволяют решить в целом проблему русско-украинских отношений. А вот от судьбы Донбасса эта проблема никак не зависит вообще. Будет ли освобожден Донбасс, войдет ли он в состав России – все это не только не решит, но даже усугубит проблему. Которая не может быть решена вне демилитаризации и денацификации Украины.

Хочется задать вопрос: почему Шойгу позволил себе переиначить цели и задачи, поставленные ему главнокомандующим? Почему решился поправить Путина? Кто дал ему такое право и почему Путин, в свою очередь, не выступил с опровержением, не поправил своего министра обороны? Разве это дело министра – определять цели спецоперации?

А чего стоила вышеупомянутая инициатива с поголовным изучением написанной, как я предполагаю Мединским, статьи, демотивирующей нашу армию в русско-украинском конфликте? Поистине, медвежья услуга. Не могу судить о военной составляющей спецоперации, но хотел бы в указанной связи задать пару вопросов.

Обратим внимание: как много говорится с наших экранов о различных гуманитарных проблемах войны и о наших акциях на данном поприще. А между тем победа творится отнюдь не в гуманитарных коридорах, а на полях сражений. Неколебимо стоя на позиции гуманизма в войне (что само по себе противоестественно), мы обретаем лишь сомнительное преимущество – имидж, репутацию. Эта прикраса предназначена, с одной стороны, для внешнего мира, а с другой – для украинцев, которым потом жить под нашим протекторатом. Но внешний мир уже однозначно и безоговорочно осудил нас, и пытаться переменить его мнение – ставить мертвому припарки. Что до украинцев, тут гуманизм выглядит сомнительно, ибо мы, что называется, «рубим хвост собаке по частям» вместо того, чтобы сделать это одномоментно, решительно и быстро. Потери будут в любом случае, но что приносит в таком деле больше страданий – ответить трудно. Во всяком случае, жители Украины не спешат нас благодарить, пока наша пропаганда не промоет им мозги и не заставит понять, что истинный вновник их страданий – это их власть и они сами, построившие антирусский режим.

Словом, преимущества нашей гуманной позиции призрачны, а платим мы за них кровью наших солдат и офицеров. Мне это не кажется целесообразным.

У меня лично возникает тревожное ощущение, что у нашей армии изрядно связаны руки, из-за чего она воюет как бы вполсилы, неся при этом потери, которых могла бы избежать при ином подходе. Из-за чего и вся война затягивается и теряет предсказуемый характер. Если бы не непреклонность ополченцев Донбасса и лично Кадырова и чеченского спецназа, это было бы еще заметнее.

В особенности это касается, как мне кажется, главной задачи – уничтожения живой силы противника, его основного преимущества на сегодняшний день. Мы успешно громим инфраструктуру и базу вооружений украинской армии, но надо понимать: в живой силе она, проведя мобилизацию, превосходит нас почти втрое, а это в затяжной войне может стать решающим фактором, не говоря уже о послевоенном времени. Поэтому не надо стесняться правильного целеполагания: уничтожить саму украинскую армию как таковую. Тем более, что оружие этой вражеской для нас армии будет в достатке поставлено Западом. И уже поставляется, причем именно такое, которое способно уничтожить наше превосходство в технике: противотанковые и зенитные ракеты. Чтобы превосходство врага в живой силе стало решающим фактором войны.

Не случайно сенатор Владимир Джабаров выступил 07.04.22 г. в «Парламентской газете» с личным заявлением, что европейские эшелоны с оружием для Киева должны уничтожаться бомбами сразу после попадания на территорию Украины. Комментаторы оправдывают факт неделания этого тем, что крылатыми ракетами-де нельзя бить по неразведанным целям, поэтому движущиеся колонны техники, поступающей с Запада, для них якобы недоступны. Ну, а рокадные шоссе, железнодорожные пути и мосты, по которым эта техника поступает, тоже движутся, не стоят на месте? Или они не разведаны, не нанесены на военные карты? Почему до сих пор не перебиты все эти артерии?!

Вызывает недоумение и еще одно: почему не наносится удар высокоточными дальнобойными «Калибрами» и «Кинжалами» по голове украинских вооруженных сил и спецслужб – по Министерству обороны, по Генштабу, по офисам СБУ и разведки? Сразу все силовые структуры лишились бы единого управления, командования, стратегии обороны. Разве это так трудно сделать? Ведь эти-то цели уж точно нами разведаны. Достали же «Калибрами» Яворовский гарнизон с наемниками!

На подобный вопрос попытался ответить 26.03.22 г. бывший командующий группировкой федеральных сил в Чечне генерал-лейтенант Константин Пуликовский, который заявил, что в уничтожении высшего руководства Украины нет необходимости. «Давайте сами себе зададим вопрос: а что, мы не могли высокоточной ракетой попасть в президентский дворец по Зеленскому или по украинской Думе, или по зданию СБУ? Поверьте мне, как военному человеку, никакой проблемы нет», — процитировал генерала Telegram-канал «Пул N 3». Но объяснение Пуликовский дал, на мой взгляд, неудовлетворительное: «Должен быть... легитимный президент, который все это подпишет, согласится. Это не только для нас это нужно, не только для всего мира, но и для самой Украины. Чтобы никогда потом даже будущие поколения не сказали, что произошла какая-то нелегитимная смена власти». Интересно: волновал ли кого-нибудь в мире подобный вопрос в отношении Гитлера в мае 1945 года? И не случайно мы стремились уничтожить Дудаева и Масхадова в ходе чеченских кампаний, понимая, что с ними не о чем договариваться. В любом случае, президент Зеленский – это одно, а вся военная и полицейская верхушка Украины – это совсем другое. Исчезни она, глядишь, и Зеленский бы капитулировал.

Хочется ошибиться, но в итоге складывается впечатление, что мы все время щадим врага и хватаем самих себя за руки именно из-за той ложной установки («мы-де единый народ, народы-братья»), которую, боюсь, слишком близко к сердцу принял почему-то министр Шойгу, который и не русский, и не украинец. Однако, со времен Наполеона известно: не разбив яиц, омлета не приготовить.

Чем это может обернуться лично для Путина, если война не достигнет заявленных им целей демилитаризации и денацификации Украины, я даже боюсь предположить. Не говорю уже о том, чего будет ему стоить поражение в войне, если такое, не дай Бог, произойдет. Не раз писал я о том, что дороже всего обходятся теоретические ошибки...

peskov7ya

Путин и Песков

7 апреля в газете «Завтра» появилась статья Алексея Иванова «А Песков точно пресс-секретарь президента России?». Там констатируется: «Дурнопахнущие заявления посыпались из-под усов Дмитрия Пескова одно за другим». Статья собрала отзывы экспертов и СМИ насчет Пескова, в ней точнейшим образом расставлены все акценты и задается главный вопрос: «На чьей стороне пресс-секретарь президента, и чьи интересы представляет?»1.

Судя по каскаду последних выступлений кремлевского пресс-секретаря, вопрос этот не праздный. То он провозглашает сбежавшего из страны Ивана Урганта большим патриотом России, то оповещает весь мир о значительных, трагических потерях российских вооруженных сил на Украине, то объявляет увод наших войск из-под Киева и Чернигова жестом доброй воли, а то вдруг заявляет, что окончание спецоперации будет зависеть от того, согласится ли Владимир Зеленский (!) с условиями, которые выдвинула российская сторона. Но главное – что конец военной операции «мы хотим положить через переговоры», а не через победу в войне.

О том, какое отвратительное впечатление производят неуклюжие откровения Пескова, лучше всего говорит его пассаж по поводу стамбульской встречи в интервью французскому телеканалу LCI: «Чтобы создать благоприятные условия для переговоров, мы хотели сделать жест доброй воли. Мы можем принять серьезные решения во время переговоров, поэтому президент Путин дал приказ нашим войскам уйти из региона». Что за извращенная, фальшивая логика! Ведь для обеспечения успеха на переговорах, нужно, напротив, максимально усилить давление, чтобы сам ход переговоров сопровождался каскадом сообщений о новых ужасных потерях ВСУ и победах армии России. Только так можно сделать противника более сговорчивым. Мы же сделали все наоборот!

Нетрудно представить себе, как в массовом сознании отозвался и сдержанный вопль Пескова о наших потерях, хотя по официальным данным министерства обороны они сравнительно невелики (порядка 1500 человек) и во всяком случае на порядок меньше потерь противника. Войн без потерь не бывает, но повод для подобной тихой истерики имеется, скорее, у них, а не у нас. Между тем, именно панический вопль Пескова наполняет сегодня интернет-пространство. А от этого эмоционального всплеска один шаг до вопля «Мир любой ценой!».

За подобные высказывания я бы на месте президента немедленно вышвырнул такого пресс-секретаря, обязанного озвучивать государственную, президентскую политику, за пределы Кремля, а то и куда подальше. Ибо трудно представить себе более медвежью услугу по адресу государства и президента. Чего профессиональный пиарщик, вообще-то, не может не понимать. Или нюх совсем потерял?

Тут и не захочешь, а вспомнишь, что жена Пескова, родившаяся и выросшая на Украине (в Днепропетровске), имевшая, по данным американской налоговой службы, американское гражданство, попала в марте 2022 года под санкции со стороны США и Японии в связи со спецоперацией. Возникли проблемы и у дочери Елизаветы Песковой, живущей в Париже и известной своим высказыванием: «Я – гражданин мира, и не могу с этим ничего поделать» и выступлением с критикой «путинского режима». Как видно, недаром в свое время известный мотоклуб «Ночные волки» потребовал от Пескова принять меры к возвращению членов его семьи, проживающих на Западе, обратно на родину — в Россию, а также к отказу их от гражданства иностранных государств. Тогда Песков демонстративно не стал ничего предпринимать. А теперь, предполагаю, ему так захотелось мира в собственной семье, что он готов ради этого на любых условиях заключить мир с Украиной.

Что это: глупость или измена? В который раз задаем себе этот вопрос...

Еще раз напомню, что Песков должен пиарить и разъяснять миру позицию Кремля, лично Путина. Сравнивая слова Путина и Пескова, мы понимаем, что дело обстоит совсем не так, что пресс-секретарь явно несет вредную, опасную для имиджа Путина отсебятину. Доколе это будет продолжаться?

gromov

Путин и Громов

Многие аналитики и наблюдатели (например, Андрей Караулов) обращают внимание на пассивность нашей пропаганды на фронте и на освобожденных территориях. Вражеская, украинская пропаганда работает вовсю, наша – явно ей уступает. Ни листовок для армии нашей и вражеской, ни обращений к жителям и специальных теле и радиопрограмм, вещающих на Украину... Поистине вопиющее молчание.

Караулов относит это преступное бездействие на счет засидевшегося в кремлевских кабинетах замглавы АП, отвечающего за СМИ и пиар-кампании – А. А. Громова, утратившего, по его словам, связь с жизнью. Но точно ли он ее утратил? Мне сразу вспоминается история 2017 года с закрытием телепрограммы «Русский вопрос» на канале ТВЦ. Открывалась эта программа, которую вел К. Ф. Затулин, по прямому распоряжению президента Путина. Я сам видел затулинское письмо-ходатайство, на коем рукой главы государства было начертано: «А. А. Громову. Поддержать». Но вот в кресло руководителя ТВЦ села Юлия Быстрицкая, прежде курировавшая информационные программы на гусинском НТВ, отпетая либералка, сразу невзлюбившая Затулина и его программу. В 2017 году она отказалась продлить с ним контракт. Затулин, конечно же, обратился к Громову. И что сделал этот человек, которому сам президент дал указание поддержать «Русский вопрос»? Поддержал? Как бы не так! Палец о палец не ударил, отказался вмешиваться...

Приходится предположить, что Громов, продолжая традицию Суркова, не только не отстраняется от жизни, но напротив, активно в нее вмешивается, ибо считает нежелательным развитие русского национального самосознания, не поддерживает инициативы президента в этом направлении, саботирует, ставит палки в колеса. Поэтому и фронтовая (и, скажем так, «прифронтовая») пропаганда и агитация у нас буксует, ведь без активного продвижения именно русской идеи тут не обойтись, а этого-то нашему обер-пропагандисту и не хочется. Я не утверждаю этого, но такое впечатление у меня лично складывается, увы.

Все перечисленное говорит: Путину, чтобы выиграть войну не только с внешним врагом, но и с внутренним, а лучше сказать – чтобы не потерпеть позорного поражения на украинском фронте и внутри России, пора произвести кадровую замену в ближайшем окружении. Пересмотреть штат своих помощников и консультантов, вычистив из него явных и тайных либералов-западников, недоброжелателей русского народа. Чтобы у наблюдателей со стороны не возникал вопрос: что происходит – не вертит ли хвост собакой?

В завершение я хотел бы, все же, провести мысленную черту, отделяющую короля от свиты. Что бы ни говорили и ни писали лица из его близкого окружения, смешивать их взгляды с его убеждениями не стоит, хотя соблазн такой есть.

В частности, я хочу обратить внимание на неоднократно высказанную Путиным мысль о том, что границы, временно закрепленные в 1990 годы между Россией и сопредельными республиками, вышедшими из СССР, нередко несправедливы и не могут поэтому рассматриваться как вечные и неизменные. Он говорил об этом и в связи с «Русской весной» 2014 года, и не раз позднее, в частности – в связи с недавними событиями в Казахстане. А в статье, которую я не раз поминал выше, есть фрагмент, который, я уверен, написан не Мединским, а лично Путиным, поскольку явно несет в себе отсылку к обстоятельствам биографии нашего президента. И этот фрагмент касается именно территориальной проблемы. Вот он.

«Все меняется. В том числе – страны, общества. И конечно, часть одного народа в ходе своего развития – в силу ряда причин, исторических обстоятельств – может в определенный момент ощутить, осознать себя отдельной нацией. Как к этому относиться?

Ответ может быть только один: с уважением!

Хотите создать собственное государство? Пожалуйста! Но на каких условиях?

Напомню здесь оценку, которую дал один из самых ярких политических деятелей новой России, первый мэр Санкт-Петербурга А. Собчак. Как высокопрофессиональный юрист он считал, что любое решение должно быть легитимно, и потому в 1992 году высказал следующее мнение: республики – учредители Союза, после того как они сами же аннулировали Договор 1922 года, должны вернуться в те границы, в которых они вступили в состав Союза. Все же остальные территориальные приобретения – это предмет для обсуждения, переговоров, потому что аннулировано основание.

Другими словами – уходите с тем, с чем пришли. С такой логикой трудно спорить. Добавлю только, что произвольную перекройку границ большевики, как уже отмечал, начали еще до создания Союза, и все манипуляции с территориями проводили волюнтаристски, игнорируя мнение людей».

Так говорит Путин. И его слова точны и ко многому нас обязывают. Я бы сказал, этот фрагмент противоречит основному посылу статьи о якобы едином народе. Потому что в этих немногих, но веских словах президента уничтожается, в полном соответствии с исторической правдой и справедливостью, самое основание нынешнего государства Украина. Да, мы признаем законность и естественную оправданность украинского этногенеза, коль скоро он зашел так далеко. Да, украинцы имеют право считать себя отдельной нацией, имеют и право на свое национальное государство. Но мы ребром ставим вопрос о границах этого процесса, понимая их нынешнюю незаконность, несправедливость и противоестественность.

Я с этим согласен на все сто процентов. Именно так все и должно пониматься, утверждаться, именно из такого понимания мы должны исходить в нашей, русской доктрине и в наших действиях! Именно за такого президента Путина я голосовал.

Но какой вывод из этого следует? Только один. Раздел Украины – неизбежность, это императив, который не обойти. Не обязательно кричать об этом, но сделать надо. Верю, что Путин это тоже понимает. Верю, что он не поддастся страшному давлению, которое на него оказывают с разных сторон, в том числе и со стороны некоторых приближенных. И пойдет до конца. Украинское (бандеровское) государство должно быть демонтировано и разделено.

Карфаген должен быть разрушен!

Александр СЕВАСТЬЯНОВ

putinShaigu

За что и почему воюет Россия с Украиной?

1-Sevastyanov

Эта статья появилась в Интернете после начала специальной военной операции на Украине и принадлежит перу известного русского учёного, писателя, публициста, социолога и политолога Александра Никитича СЕВАСТЬЯНОВА. Автор учебников по этнополитике и идеолог русского национального движения России в последние десятилетия, он излагает собственную точку зрения на нынешнюю политическую ситуацию. С ним можно соглашаться или нет, но статья ставит острые и болевые вопросы, без решения которых трудно прогнозировать наше будущее.

 

Хоть и жаль воробья нам веселого,
А пропал воробей поделом:
На свою воробьиную голову
Сам он вызвал и бурю, и гром.
С. Маршак. Кто вызвал бурю?

Недавно «героическая женщина» Марина Овсянникова, выскочившая с антивоенным плакатиком, как чертик из табакерки, за спиной телеведущей 1 канала Кати Андреевой, заявила в интервью «Новой газете» от 21.02.22: «Мне безумно жаль этих мальчишек. За какую национальную идею они "воюют" на чужой земле?»

Натурально, мадам не понимает. Хотя отважно лезет при этом со своим непониманием в большую политику. Я подумал, что хорошо бы ей все это объяснить, благо таких вот непонимающих, но судящих и рядящих обо всем с кондачка наверняка очень много если не в стране, то в столице.

Вот несколько мыслей, которые, на мой взгляд, помогут всем понять, что происходит на Украине после 24 февраля сего года.

1. Начну с якобы «чужой» земли.

Сравните карту той Украины, что вошла в союз с Россией в 1654 году по Переяславской Раде – с картой Украины 2013 года: вы увидите, что за годы пребывания в составе Российской империи и СССР она территориально увеличилась примерно в пять раз. То есть, четыре пятых земли попросту подарены ей Россией, русскими. А ведь земли эти доставались нам не задаром, они щедро политы русской кровью, оплачены русским подвигом и трудом. Но, скажут мне, ведь хохлы тоже участвовали в завоевательных войнах России. Да, но не по своей воле и не по своей инициативе, во-первых, а во-вторых – лишь как вспомогательная сила, не мыслившая себя еще тогда отдельно от России, не противопоставлявшая себя русским. А в-третьих и вглавных, сами по себе они могли только с трудом кое-как удерживать собственные земли, обиваясь от турок, крымских татар и поляков, но претендовать на какие-либо завоевания не могли. Нет, не украинцами были князь Долгоруков-Крымский или Кутузов, бравшие Крым, или граф Воронцов, обустроивший Новороссию со столицей в Одессе. И так называемое «херсонское дворянство» (представителями которого бы-ли, скажем, Павел Чичиков или отец Владимира Маяковского) – это были малоимущие, но русские дворяне, получавшие земли в Таврической губернии, которые надо было срочно заселять и колонизировать...

То же и Слободская Украина (Слобожанщина), обнимавшая своим названием нынешние Харьковскую, Сумскую и Белгородскую области, а также части Курской, Полтавской, Донецкой и Луганской областей. Это было российское пограничье, активно заселявшееся с XVI века переселенцами из русских земель, и только с правления Анны Иоанновны еще и правобережными украинцами, бежавшими из-под власти польско-литовской знати Речи Посполитой. Эти беженцы рвались под руку московских царей, искали у них защиту и были верноподанными Российской короны.

Часть земель достались Украине вообще благодаря немцам: граница 2013 года между Россией и Украиной, если кто не знает, была в основном проведена немецким штыком по «похабному» Брестскому миру в марте 1928 года. Этот штык не только разрезал Слобожанщину, но и практически пополам разделил Область Войска Донского: причем примерно поровну казачьего населения досталось Украине и России. Немцы потом ушли, а граница осталась, потому что большевистская верхушка, в определяющей степени состоявшая из евреев, смотрела на казаков как на своих исторических врагов, которых надлежало всячески ослаблять, опускать, истреблять и т.п.

Кстати, даже немцы тогда не посмели отрезать от России Таврическую губернию с Крымом: понимали колбасники, что это исконная русская земля. Это сделали позднейшие советские правители, попросту обворовав русский народ и за его счет облагодетельствовав украинцев. Нас, русских, при этом они не спросили, хотя по своим же законам должны были.

Когда российская власть, царская или советская, прирезала все эти щедрые земельные подарки Украине, то были подарки братьям-малороссам, одной из ветвей триединого русского народа – такова была официальная концепция. Но к нашим дням былых малороссов на Украине не осталось, они преобразились в бандеровцев. А бандеровец русскому не брат, а враг, это теперь-то уж всем ясно. Так с какой же стати оставлять нашим врагам то, что некогда дарилось братьям? Нет уж, господа бандеровцы, твари неблагодарные, развод так развод: верните нам наше и живите спокойно.

Итак, надеюсь, что теперь даже ничего не знающей и не понимающей Марине Овсянниковой ясно, что речь идет о ни в коем случае не «чужой» земле, а о нашей, своей, русской, родной. Временно и против нашей воли оказавшейся в чужом владении.

2. Теперь о «национальной идее».

Сегодня на Украине столкнулись лоб в лоб две национальные идеи: украинская и русская. Они непримиримы, поскольку украинская идея может утвердить себя только за счет тотального отвержения, отторжения, дискредитации и низведения всего русского – от общности происхождения до языка, веры и культуры.

Долгие тридцать лет мы наблюдали триумфальное шествие украинского национализма в его самом крайнем, нацистском, проявлении. Выражалось это, в частности, в закрытии русских театров и школ, в запрете преподавания на русском языке вначале в вузах (кроме, единственно, Таврического университета), потом и в школах, а под конец в прессе и в быту. В закрытии и отобрании церковных приходов у православных в пользу униатов, а потом – приходов РПЦ в пользу УПЦ. В закрытии теле- и радиопрограмм и кинофильмов на русском языке и запрете русскоязычной прессы. В преследовании борцов за права и интересы русского и русскоязычного населения. И т. д. и т. п. – всего не перечислишь. На научном языке это именуют этноцидом – убийством народа через уничтожение его культуры.

Спору нет, вина во всем этом этноциде русских в очень значительной степени лежит на российских дипломатах, прежде всего – на Черномырдине и Зурабове, на российских консулах и др., палец о палец не ударивших для поддержания русского национального меньшинства, русского движения и его лидеров на Украине. Прозевавших по глупости и некомпетентности, по своей национал-предательской позиции, становление украинского нацизма и Украины как бандеровского государства. Эти люди, гореть им в аду, навсегда будут прокляты нашим народом.

Но, конечно же, основную долю вины несут украинские политики и, как ни прискорбно, украинский народ в целом, принявший бандеровскую идеологию крайнего, фашиствующего национализма, позволивший этой идеологии триумфально распространиться от Карпат до Черного моря. Именно украинский народ, украинцы как таковые очень наглядно, с оружием в руках, продемонстрировали всем русским, что они нам более не братья. Особенно ярко это небратство проявилось в восьмилетнем варварском расстреле Донбасса, посмевшего вырваться из бандеровского государства. В расстреле, отношение к которому у большинства украинцев было вполне терпимым и даже одобрительным. Украинский народ не схватил своих карателей за руки, не лишил их вотума доверия, не осудил.

Сегодня, в свете происходящего на Украине ожесточенного взаимного истребления, стало ясно даже тем, кто еще недавно позволял обманывать себя (и других) насчет «единого русского народа» и «русско-украинского братства»: Украина, если предоставить ее самой себе, может быть только Антироссией – русофобским до предела государством, заточенным на непримиримую войну с Россией. И вина в том лежит вовсе не на нас, а на объективном процессе украинского этногенеза, во-первых, а во-вторых – на его ярых адептах, идейных потомках Мазепы и Выговского, Костомарова и Грушевского, Махно и Петлюры, Бандеры и Шухевича, УПА, ОУН и пр. Полтораста лет они создавали историю и мифологию украинской нации, насчитывая, между прочим, четыре русско-украинские войны на своем пути к «незалежности», полтораста лет взращивали этническую ненависть к русским и России, пропитывали этой ненавистью поколения не только этнических, но и политических украинцев. И преуспели весьма!

За долгие годы былые малороссы с успехом превратились в бандеровцев. Бандеровец же русскому не брат, а смертельный и непримиримый враг. С этим тезисом должен вставать утром и ложиться вечером каждый русский солдат и офицер.

Мы не можем позволить себе жить с огромной и смертельно опасной ядовитой змеей под боком, норовящей укусить нас в любой момент. Любовь к своему русскому народу, к нашим детям и внукам не оставляет нам почвы для сомнений и колебаний, для прекраснодушной мечты о мире. Этой змее надо если не отрубить голову совсем, то хотя бы вырвать ее ядовитые зубы. Денацификация Украины – императив, не оставляющий нам выбора, если мы хотим жить.

Поэтому я благодарен Путину за ту решимость, которую он проявил, начиная спецоперацию: сам Бог избрал его орудием своего промысла, и наш президент не уклонился от призвания. Спасибо ему. Впрочем, у Путина есть многие качества, которые мне нравятся, но есть одно, которое не нравится: он не любит добивать поверженного противника, что потом ему дорого обходится. Это свойство спортсмена, не воина. Но в данном случае спортивный подход неуместен, поскольку война – это не схватка на татами под аплодисменты зрителей. Мало разбить противника, его надо окончательно добить, лишить малейшей возможности реванша. Будь он хоть трижды брат.

В дополнение скажу: во всем, что сейчас происходит на Украине виноваты прежде всего и больше всего сами украинцы. Сколько можно было дергать тигра за усы? Вот – додергались.

Мне хочется сказать, прежде всего, им самим, нашим былым братьям, а сегодня врагам: вы сеяли ветер – и пожали бурю. Вы сами накликали ее на свою голову, призывая «москаляку на гиляку» (т.е. русских – на виселицу). И вот москаляка пришел – встречайте! Тридцать лет открыто русофобской внешней и внутренней политики Украины, тридцать лет этноцида русских на всем ее пространстве и восемь лет откровенного геноцида в Донбассе вызвали реакцию возмездия. Вы получаете сегодня то, что заслужили. Мы это хорошо понимаем, поймите и вы.

Само собой разумеется: в свете сказанного мы не имели морального права оставить русский Донбасс, выразивший нам любовь и доверие, на растерзание украинским этнократам. Тут, на мой взгляд, и обсуждать нечего.

Но главный урок на самом деле предназначен всему миру: русских нельзя безнаказанно обижать. Нигде, никогда. Мы придем и ответим, и возьмем свое.

Вот за какую национальную идею сражаются наши мальчики на Украине.

3. Осталось только объяснить, что такое этногенез и причем он тут.

Кроме меня как автора единственного в мире учебника «Основы этнополитики» это сделать в нашей стране некому. К сожалению, данную дисциплину не преподают в наших Академиях – ни ФСБ, ни МВД, ни Генштаба, ни Госслужбы ... Вот и следуют провалы один за другим, как только речь заходит о национальной политике. А тем более об этнической войне, с каковой мы сегодня столкнулись на Украине.

Этногенез в его истинном (не гумилевском) понимании есть процесс зарождения и появления на исторической сцене нового народа, этноса. С тех пор, как «отец истории» Геродот выступил со своим знаменитым трудом, прошло две с половиной тысячи лет. За это время примерно 2000 этносов, упомянутых им в своей «Истории», сошло с исторической сцены, их больше нет. Зато в результате этногенеза появилось немало новых, при Геродоте не существовавших.

Примеры тому дает и наше время. Каких-то сто лет назад, например, казахского или азербайджанского народа не было – а сегодня они есть. Сто пятьдесят лет назад историография говорила нам о триедином русском народе – великороссах, малороссах, белорусах. Но сегодня попробуйте назвать украинца малороссом – он оскорбится и возразит. Потому что сегодня украинский этногенез вошел в третью, завершающую фазу этногенеза, и дороги назад у него нет: бандеровца в малоросса уже не преобразить никакими силами.

Что происходит в этой третьей, финальной фазе этногенеза? Ровно три процесса: 1) достраивается этническая нация, в рамках которой действует идентификация «свой – чужой», исходя из принципа «крови», происхождения; 2) создается национальное государство в виде жесткой или смягченной этнократии; 3) на базе этих двух процессов выстраивается политическая (гражданская) нация, в которой действует идентификация «свой – чужой» уже по принципу гражданства, а точнее подданства. Если, например, в этническую нацию входят только этнические украинцы, являющиеся таковыми по рождению, то в политическую нацию могут входить русские, евреи, татары, венгры, греки, болгары и т.д., живущие на Украине и исповедующие украинскую лояльность, украинский патриотизм. Этнонация является ядром, политическая нация – периферией; в этой паре первая есть субстанция ведущая, вторая – ведомая. Но на политической арене они в конечном счете выступают рука об руку.

Этногенез есть процесс естественно-исторический, объективный. В его основе лежат законы биологии, открытые Дарвиным, в частности закон изменчивости и закон дивергенции (расхождения признаков), благодаря которым всякий биологический подвид стремится стать и постепенно становится отдельным полноценным видом. Применительно к ситуации этногенеза, субэтнос стремится стать и становится отдельным полноценным этносом со всеми положенными ему атрибутами: верой, культурой, языком, национальной историей, мифологией и образом врага.

Если же, как в нашем случае с русскими и украинцами, некоторые отличия можно обнаружить в генотипе, это способствует углублению и ускорению, катализации процесса. Генетически русские и украинцы (в отличие от белорусов) – не вполне одно и то же. Этногенез украинского народа включает в себя разнообразные древние пласты типа пахотных скифов, даков, фракийцев, протоболгар, позднее батыевых татар, не говоря о множестве ясырок – пленниц, везомых казаками из Персии, Турции, с Кавказа. Заметно отличается национальный характер, это всем известно. Сложилась своеобразная народная культура и быт. Очень далеко разошлись русский язык и мова – сегодня вы без словаря не прочтете ни одной страницы украинской газеты. Совершенно по-разному, до полной противоположности, трактуется история. У многих украинцев другая вероисповедная идентичность (униаты), а у православных нежелание быть под омофором московского патриарха. Все это – далеко не пустяки. Многие не хотят «усложнять» проблему. Но гораздо опаснее ее упрощение, ибо это та простота, что хуже воровства.

При этом не так уж важно, сколько в наличном расхождении признаков истинной фактуры, а сколько – выдумки. Важно, что эти расхождения фиксируются в этническом сознании, живут в этнической легенде.

Первоочередной задачей для вновь народившегося этноса является отделение от «пуповины» – материнского организма, который теперь выступает в роли суперэтноса по отношению к новорожденному. Чтобы утвердить свою самость (в терминологии новоявленных украинцев – «незалежность» и «самостийность»), новому этносу надо доказать самому себе и всему миру, что он – новый, отдельный, самобытный и иной, не такой, как породивший его суперэтнос. А для этого – культивировать все и всяческие, вплоть до мельчайших, отличия, какие только накопились на его историческом пути, от фольклорных и бытовых традиций до всеобъемлющего национального мифа.

В нашем случае украинскому этносу, чтобы самоутвердиться, приходится вытравлять в себе все русское и возводить в перл творения все нерусское, а лучше антирусское, что только можно наскрести в исторической кубышке или собственном больном воображении. Финалом этого процесса стало утверждение России и русских в образе вековечного врага. Нынешняя необъявленная война только подтверждает эту гипотезу. Мы должны понимать, однако, что каким бы больным нам ни казалось это воображение, сам-то больной исходит из него как из абсолютной реальности и при этом болеет отнюдь не фантомными болями и живет искренними надеждами.

Умело поставленная пропаганда имеет в процессе этногенеза очень большое значение, но лишь потому и постольку, что она опирается на действительное, объективное положение вещей, на появление в природе нового этноса со всеми его реальными атрибутами. Именно в этом секрет ее силы и действенности. Так что дело не в том, что малороссов-де обманула и дезориентировала массовая пропаганда, и их просто надо «вылечить» от этого пропагандистского морока. Если бы все было так! В нашем случае все дело в том, что за последние 150-200 лет украинцы действительно превратились в отдельный от русских народ, перестали быть его частью. А пропаганда успешно наложилась на реальный естественно-исторический процесс, и теперь людей уже не заставишь отказаться быть собой, они хотят быть украинцами. Потому что они и есть украинцы, хоть и с общерусскими корнями...

Тот, кто думает и говорит по-прежнему, что Украина - это Россия, а украинцы – суть русский народ с небольшими, несущественными особенностями, – тот сознательно или по недомыслию обманывает себя и других. Оная идиллия осталось в прошлом. Что было – то сплыло за сто пятьдесят лет этногенеза. И назад не вернется.

Если бы все, что сейчас происходит на Украине, происходило бы далеко от наших границ и не касалось судьбы наших, русских, единокровных соплеменников, то мы могли бы всему происходящему даже аплодировать. Радовались же мы когда-то распаду Австро-Венгерской империи и отделению «незалежных и самостийных» (пар-дон за анахронизм) Венгрии и Чехии! Или параду суверенитетов бывших испанских колоний, расставшихся в 1810-1820-е годы с испанской идентичностью и провозгласивших свою собственную, отдельную идентичность латиноамериканских метисов!

Проблема в том, что если для отстраненного взгляда незаинтересованного «объективного» наблюдателя обретение Украиной независимости (неизбежно сопровождающееся превращением в Антироссию, гено- и этноцидом русских) может восприниматься позитивно в рамках концепта «права нации на самоопределение», то для русского человека здесь усматривается трагедия и абсолютно неприемлемая реальность. Пусть хоть весь мир рукоплещет «гордой и свободолюбивой Украине» – а мы просто обязаны ей противостоять, чтобы элементарно сохранить к себе уважение. И предотвратить осуществление проекта «Антироссия» у себя под боком.

Денацификацию Украины придется провести последовательно и до конца. Для этого необходимо добиться ее безоговорочной капитуляции и оккупации на многие годы – так говорит опыт послевоенной Германии. Другого пути нет.

Александр Севастьянов.

2-soldat

Статья Владимира Путина «Об историческом единстве русских и украинцев»

Плакат За Путина

Недавно, отвечая в ходе «Прямой линии» на вопрос о российско-украинских отношениях, сказал, что русские и украинцы – один народ, единое целое. Эти слова – не дань какой-то конъюнктуре, текущим политическим обстоятельствам. Говорил об этом не раз, это моё убеждение. Поэтому считаю необходимым подробно изложить свою позицию, поделиться оценками сегодняшней ситуации.

Сразу подчеркну, что стену, возникшую в последние годы между Россией и Украиной, между частями, по сути, одного исторического и духовного пространства, воспринимаю как большую общую беду, как трагедию. Это прежде всего последствия наших собственных ошибок, допущенных в разные периоды. Но и результат целенаправленной работы тех сил, которые всегда стремились к подрыву нашего единства. Формула, которая применяется, известна испокон веков: разделяй и властвуй. Ничего нового. Отсюда и попытки сыграть на национальном вопросе, посеять рознь между людьми. А как сверхзадача – разделить, а затем и стравить между собой части единого народа.

Чтобы лучше понять настоящее и заглянуть в будущее, мы должны обратиться к истории. Конечно, в рамках статьи невозможно охватить все события, произошедшие более чем за тысячу лет. Но остановлюсь на тех ключевых, поворотных моментах, о которых нам – и в России, и на Украине – важно помнить.

И русские, и украинцы, и белорусы – наследники Древней Руси, являвшейся крупнейшим государством Европы. Славянские и другие племена на громадном пространстве – от Ладоги, Новгорода, Пскова до Киева и Чернигова – были объединены одним языком (сейчас мы называем его древнерусским), хозяйственными связями, властью князей династии Рюриковичей. А после крещения Руси – и одной православной верой. Духовный выбор святого Владимира, который был и Новгородским, и великим Киевским князем, и сегодня во многом определяет наше родство.

Киевский княжеский стол занимал главенствующее положение в Древнерусском государстве. Так повелось с конца IX века. Слова Вещего Олега о Киеве: «Да будет это мать городам русским» – сохранила для потомков «Повесть временных лет».

Позднее, как и другие европейские государства того времени, Древняя Русь столкнулась с ослаблением центральной власти, раздробленностью. При этом и знать, и простые люди воспринимали Русь как общее пространство, как свою Отчизну.

После разрушительного нашествия Батыя, когда многие города, включая Киев, были разорены, раздробленность усилилась. Северо-Восточная Русь попала в ордынскую зависимость, но сохранила ограниченный суверенитет. Южные и западные русские земли в основном вошли в состав Великого Княжества Литовского, которое, хочу обратить на это внимание, в исторических документах называлось Великим Княжеством Литовским и Русским.

Представители княжеских и боярских родов переходили на службу от одного князя к другому, враждовали между собой, но и дружили, заключали союзы. На Куликовом поле рядом с великим князем Московским Дмитрием Ивановичем сражались воевода Боброк с Волыни, сыновья великого князя Литовского Ольгерда – Андрей Полоцкий и Дмитрий Брянский. При этом свои войска на соединение с Мамаем вёл великий князь Литовский Ягайло – сын тверской княжны. Всё это – страницы нашей общей истории, отражение её сложности и многомерности.

Важно отметить, что и в западных, и в восточных русских землях говорили на одном языке. Вера была православной. Вплоть до середины XV века сохранялось единое церковное управление.

На новом витке исторического развития точками притяжения, консолидации территорий Древней Руси могли стать и Литовская Русь, и укреплявшаяся Московская Русь. История распорядилась так, что центром воссоединения, продолжившим традицию древнерусской государственности, стала Москва. Московские князья – потомки князя Александра Невского – сбросили внешнее ярмо, начали собирать исторические русские земли.

В Великом Княжестве Литовском шли иные процессы. В XIV веке правящая элита Литвы приняла католичество. В XVI веке была заключена Люблинская уния с Польским Королевством – образовалась «Речь Посполитая Обоих Народов» (по сути – польского и литовского). Польская католическая знать получила значительные земельные владения и привилегии на территории Руси. Согласно Брестской унии 1596 года часть западнорусского православного духовенства подчинилась власти Папы Римского. Проводились ополячивание и латинизация, православие вытеснялось.

Как ответ, в XVI–XVII веках нарастало освободительное движение православного населения Поднепровья. Переломными стали события времён гетмана Богдана Хмельницкого. Его сторонники пытались добиться от Речи Посполитой автономии.

В прошении Войска запорожского королю Речи Посполитой в 1649 году говорилось о соблюдении прав русского православного населения, о том, чтобы «воевода Киевский был народа русского и закона греческого, чтобы не наступал на церкви божии...». Но запорожцев не услышали.

Последовали обращения Б. Хмельницкого в Москву, которые рассматривались Земскими соборами. 1 октября 1653 года этот высший представительный орган Русского государства решил поддержать единоверцев и принять их под покровительство. В январе 1654 года Переяславской Радой это решение было подтверждено. Затем послы Б. Хмельницкого и Москвы объехали десятки городов, включая Киев, жители которых принесли присягу русскому царю. Ничего подобного, кстати, не было при заключении Люблинской унии.

В письме в Москву в 1654 году Б. Хмельницкий благодарил царя Алексея Михайловича за то, что он «всё Войско запорожское и весь мир православный российский под крепкую и высокую руку свою царскую принять изволил». То есть в обращениях и к польскому королю, и к русскому царю запорожцы называли, определяли себя русскими православными людьми.

В ходе затяжной войны Русского государства с Речью Посполитой некоторые из гетманов, наследников Б. Хмельницкого, то «отлагались» от Москвы, то искали поддержки у Швеции, Польши, Турции. Но, повторю, для народа война носила, по сути, освободительный характер. Она завершилась Андрусовским перемирием 1667 года. Окончательные итоги закрепил «Вечный мир» 1686 года. В состав Русского государства вошли город Киев и земли левобережья Днепра, включая Полтавщину, Черниговщину, а также Запорожье. Их жители воссоединились с основной частью русского православного народа. За самой этой областью утвердилось название «Малая Русь» (Малороссия).

Название «Украина» тогда использовалось чаще в значении, в котором древнерусское слово «окраина» встречается в письменных источниках ещё с XII века, когда речь шла о различных порубежных территориях. А слово «украинец», если судить также по архивным документам, первоначально означало пограничных служилых людей, обеспечивавших защиту внешних рубежей.

На Правобережье, оставшемся в Речи Посполитой, реставрировались старые порядки, усилился социальный и религиозный гнёт. Левобережье, земли, взятые под защиту единого государства, напротив, стали активно развиваться. Сюда массово переселялись жители с другого берега Днепра. Они искали поддержки у людей одного языка и, конечно, одной веры.

Во время Северной войны со Швецией перед жителями Малороссии не стоял выбор – с кем быть. Мятеж Мазепы поддержала лишь небольшая часть казаков. Люди разных сословий считали себя русскими и православными.

Представители казачьей старши́ны, включённые в дворянское сословие, достигали в России высот политической, дипломатической, военной карьеры. Выпускники Киево-Могилянской академии играли ведущую роль в церковной жизни. Так было и во времена гетманства – по сути, автономного государственного образования со своим особым внутренним устройством, а затем – и в Российской империи. Малороссы во многом и созидали большую общую страну, её государственность, культуру, науку. Участвовали в освоении и развитии Урала, Сибири, Кавказа, Дальнего Востока. Кстати, и в советский период уроженцы Украины занимали самые значимые, в том числе высшие посты в руководстве единого государства. Достаточно сказать, что в общей сложности без малого 30 лет КПСС возглавляли Н. Хрущёв и Л. Брежнев, чья партийная биография была самым тесным образом связана с Украиной.

Во второй половине XVIII века, после войн с Османской империей, в состав России вошли Крым, а также земли Причерноморья, получившие название «Новороссия». Они заселялись выходцами из всех российских губерний. После разделов Речи Посполитой Российская империя возвратила западные древнерусские земли, за исключением Галиции и Закарпатья, которые оказались в Австрийской, а впоследствии – в Австро-Венгерской империи.

Интеграция западнорусских земель в общее государственное пространство являлась не только результатом политических и дипломатических решений. Она проходила на основе общей веры и культурных традиций. И вновь особо отмечу – языковой близости. Так, ещё в начале XVII века один из иерархов Униатской церкви Иосиф Рутский сообщал в Рим, что жители Московии называют русских из Речи Посполитой своими братьями, что письменный язык у них совершенно одинаков, а разговорный – хоть и отличается, но незначительно. По его выражению, как у жителей Рима и Бергамо. Это, как мы знаем, центр и север современной Италии.

Конечно, за многие века раздробленности, жизни в разных государствах возникли региональные языковые особенности, го́воры. Язык литературный обогащался за счёт народного. Огромную роль здесь сыграли Иван Котляревский, Григорий Сковорода, Тарас Шевченко. Их произведения являются нашим общим литературным и культурным достоянием. Стихи Тараса Шевченко созданы на украинском языке, а проза – в основном на русском. Книги Николая Гоголя, патриота России, уроженца Полтавщины, написаны на русском языке, полны малороссийскими народными выражениями и фольклорными мотивами. Как можно поделить это наследие между Россией и Украиной? И зачем это делать?

Юго-западные земли Российской империи, Малороссия и Новороссия, Крым развивались как многообразные по своему этническому и религиозному составу. Здесь жили крымские татары, армяне, греки, евреи, караимы, крымчаки, болгары, поляки, сербы, немцы и другие народы. Все они сохраняли свою веру, традиции, обычаи.

Не собираюсь ничего идеализировать. Известны и Валуевский циркуляр 1863 года, и Эмский акт 1872 года, ограничивавшие издание и ввоз из-за границы религиозной и общественно-политической литературы на украинском языке. Но здесь важен исторический контекст. Эти решения принимались на фоне драматических событий в Польше, стремления лидеров польского национального движения использовать «украинский вопрос» в своих интересах. Добавлю, что художественные произведения, сборники украинских стихов, народных песен продолжали издаваться. Объективные факты говорят о том, что в Российской империи шёл активный процесс развития малороссийской культурной идентичности в рамках большой русской нации, соединявшей великороссов, малороссов и белорусов.

Одновременно в среде польской элиты и некоторой части малороссийской интеллигенции возникали и укреплялись представления об отдельном от русского украинском народе. Исторической основы здесь не было и не могло быть, поэтому выводы строились на самых разных вымыслах. Вплоть до того, что украинцы якобы вообще не славяне, или, наоборот, что украинцы – это настоящие славяне, а русские, «московиты», – нет. Подобные «гипотезы» стали всё чаще использовать в политических целях как инструмент соперничества между европейскими государствами.

С конца XIX века австро-венгерские власти подхватили эту тему – в противовес как польскому национальному движению, так и москвофильским настроениям в Галиции. В годы Первой мировой войны Вена способствовала формированию так называемого Легиона украинских сечевых стрельцов. Галичан, заподозренных в симпатиях к православию и к России, подвергали жестоким репрессиям, бросали в концентрационные лагеря Талергоф и Терезин.

Дальнейшее развитие событий связано с крахом европейских империй, с ожесточённой Гражданской войной, развернувшейся на огромном пространстве бывшей Российской империи, с иностранной интервенцией.

После Февральской революции, в марте 1917 года, в Киеве была создана Центральная Рада, претендовавшая на роль органа высшей власти. В ноябре 1917 года в своём третьем универсале она заявила о создании Украинской Народной Республики (УНР) в составе России.

В декабре 1917 года представители УНР прибыли в Брест-Литовск, где шли переговоры Советской России с Германией и её союзниками. На заседании 10 января 1918 года глава украинской делегации зачитал ноту о независимости Украины. Затем Центральная Рада в своём четвёртом универсале провозгласила Украину независимой.

Продекларированный суверенитет оказался недолгим. Буквально через несколько недель делегация Рады подписала сепаратный договор со странами германского блока. Находившимся в тяжёлом положении Германии и Австро-Венгрии нужны были украинские хлеб и сырьё. Чтобы обеспечить масштабные поставки, они добились согласия на отправку в УНР своих войск и технического персонала. Фактически использовали это как предлог для оккупации.

Тем, кто сегодня отдал Украину под полное внешнее управление, нелишне вспомнить, что тогда, в 1918 году, подобное решение оказалось роковым для правящего в Киеве режима. При прямом участии оккупационных войск Центральная Рада была свергнута, а к власти приведён гетман П. Скоропадский, провозгласивший вместо УНР Украинскую державу, которая находилась, по сути, под германским протекторатом.

В ноябре 1918 года – после революционных событий в Германии и Австро-Венгрии – П. Скоропадский, лишившийся поддержки немецких штыков, взял другой курс и заявил, что «Украине первой предстоит выступить в деле образования Всероссийской федерации». Однако вскоре режим вновь сменился. Наступило время так называемой Директории.

Осенью 1918 года украинские националисты провозгласили Западно-Украинскую Народную Республику (ЗУНР), а в январе 1919 года объявили о её объединении с Украинской Народной Республикой. В июле 1919 года украинские части были разгромлены польскими войсками, территория бывшей ЗУНР оказалась под властью Польши.

В апреле 1920 года С. Петлюра (один из «героев», которых навязывают современной Украине) заключил от имени Директории УНР секретные конвенции, по которым – в обмен на военную поддержку – отдал Польше земли Галиции и Западной Волыни. В мае 1920 года петлюровцы вступили в Киев в обозе польских частей. Но ненадолго. Уже в ноябре 1920 года, после перемирия между Польшей и Советской Россией, остатки петлюровских войск сдались тем же полякам.

На примере УНР видно, насколько неустойчивыми были разного рода квазигосударственные образования, возникавшие на пространстве бывшей Российской империи в ходе Гражданской войны и смуты. Националисты стремились к созданию своих отдельных государств, лидеры Белого движения выступали за неделимую Россию. Не представляли себя вне России и многие республики, учреждённые сторонниками большевиков. Вместе с тем по разным мотивам вожди большевистской партии порой буквально выталкивали их за пределы Советской России.

Так, в начале 1918 года была провозглашена Донецко-Криворожская советская республика, которая обратилась в Москву с вопросом о вхождении в Советскую Россию. Последовал отказ. В. Ленин встречался с руководителями этой республики и убеждал их действовать в составе Советской Украины. 15 марта 1918 года ЦК РКП(б) прямо постановил направить на Украинский съезд Советов делегатов, в том числе из Донецкого бассейна, и создать на съезде «одно правительство для всей Украины». Территории Донецко-Криворожской советской республики в дальнейшем в основном и составили области Юго-Востока Украины.

По Рижскому договору 1921 года между РСФСР, УССР и Польшей западные земли бывшей Российской империи отошли Польше. В межвоенный период польское правительство развернуло активную переселенческую политику, стремясь изменить этнический состав в «восточных кресах» – так в Польше называли территории нынешней Западной Украины, Западной Белоруссии и части Литвы. Проводилась жёсткая полонизация, местная культура и традиции подавлялись. В дальнейшем, уже в годы Второй мировой войны, радикальные группировки украинских националистов использовали это как повод для террора не только против польского, но и еврейского, русского населения.

В 1922 году при создании СССР, одним из учредителей которого выступила УССР, после достаточно острой дискуссии среди лидеров большевиков был реализован ленинский план образования союзного государства как федерации равноправных республик. В текст Декларации об образовании Союза ССР, а затем в Конституцию СССР 1924 года внесли право свободного выхода республик из Союза. Таким образом, в основание нашей государственности была заложена самая опасная «мина замедленного действия». Она и взорвалась, как только исчез страховочный, предохранительный механизм в виде руководящей роли КПСС, которая в итоге сама развалилась изнутри. Начался «парад суверенитетов». 8 декабря 1991 года было подписано так называемое Беловежское соглашение о создании Содружества Независимых Государств, в котором объявлялось, что «Союз ССР как субъект международного права и геополитическая реальность прекращает своё существование». Кстати, Устав СНГ, принятый ещё в 1993 году, Украина не подписала и не ратифицировала.

В 20–30-е годы прошлого века большевики активно продвигали политику «коренизации», которая в Украинской ССР проводилась как украинизация. Символично, что в рамках этой политики с согласия советских властей в СССР вернулся и был избран членом Академии наук М. Грушевский – бывший председатель Центральной Рады, один из идеологов украинского национализма, в своё время пользовавшийся поддержкой Австро-Венгрии.

«Коренизация», безусловно, сыграла большую роль в развитии и укреплении украинской культуры, языка, идентичности. Вместе с тем под видом борьбы с так называемым русским великодержавным шовинизмом украинизация зачастую навязывалась тем, кто себя украинцем не считал. Именно советская национальная политика – вместо большой русской нации, триединого народа, состоявшего из великороссов, малороссов и белорусов, – закрепила на государственном уровне положение о трёх отдельных славянских народах: русском, украинском и белорусском.

В 1939 году земли, ранее захваченные Польшей, были возвращены в СССР. Их значительная часть присоединена к Советской Украине. В 1940 году в УССР вошла часть Бессарабии, оккупированная Румынией в 1918 году, и Северная Буковина. В 1948 году – черноморский остров Змеиный. В 1954 году в состав УССР была передана Крымская область РСФСР – с грубым нарушением действовавших на тот момент правовых норм.

Отдельно скажу о судьбе Подкарпатской Руси, которая после распада Австро-Венгрии оказалась в Чехословакии. Значительную часть местных жителей составляли русины. Об этом сейчас мало вспоминают, но после освобождения Закарпатья советскими войсками съезд православного населения края высказался за включение Подкарпатской Руси в РСФСР или непосредственно в СССР – на правах отдельной Карпаторусской республики. Но это мнение людей проигнорировали. И летом 1945 года было объявлено – как писала газета «Правда» – об историческом акте воссоединения Закарпатской Украины «со своей издавней родиной – Украиной».

Таким образом, современная Украина – целиком и полностью детище советской эпохи. Мы знаем и помним, что в значительной степени она создавалась за счёт исторической России. Достаточно сравнить, какие земли воссоединились с Российским государством в XVII веке и с какими территориями УССР вышла из состава Советского Союза.

Большевики относились к русскому народу как неисчерпаемому материалу для социальных экспериментов. Они грезили мировой революцией, которая, по их мнению, вообще отменит национальные государства. Поэтому произвольно нарезали границы, раздавали щедрые территориальные «подарки». В конечном счёте, чем именно руководствовались лидеры большевиков, кромсая страну, уже не имеет значения. Можно спорить о деталях, о подоплёке и логике тех или иных решений. Очевидно одно: Россия фактически была ограблена.

Работая над этой статьёй, основывался не на каких-то секретных архивах, а на открытых документах, которые содержат хорошо известные факты. Руководители современной Украины и их внешние покровители предпочитают об этих фактах не вспоминать. Зато по самым разным поводам, к месту и не к месту, в том числе за рубежом, сегодня принято осуждать «преступления советского режима», причисляя к ним даже те события, к которым ни КПСС, ни СССР, ни тем более современная Россия не имеют никакого отношения. При этом действия большевиков по отторжению от России её исторических территорий преступным актом не считаются. Понятно почему. Раз это привело к ослаблению России, то наших недоброжелателей это устраивает.

В СССР границы между республиками, конечно же, не воспринимались как государственные, носили условный характер в рамках единой страны, которая, при всех атрибутах федерации, по существу была в высшей степени централизованной – за счёт, повторю, руководящей роли КПСС. Но в 1991 году все эти территории, а главное – люди, которые там жили, в одночасье оказались за границей. И были уже действительно оторваны от исторической Родины.

Что тут скажешь? Всё меняется. В том числе – страны, общества. И конечно, часть одного народа в ходе своего развития – в силу ряда причин, исторических обстоятельств – может в определённый момент ощутить, осознать себя отдельной нацией. Как к этому относиться? Ответ может быть только один: с уважением!

Хотите создать собственное государство? Пожалуйста! Но на каких условиях? Напомню здесь оценку, которую дал один из самых ярких политических деятелей новой России, первый мэр Санкт-Петербурга А. Собчак. Как высокопрофессиональный юрист он считал, что любое решение должно быть легитимно, и потому в 1992 году высказал следующее мнение: республики – учредители Союза, после того как они сами же аннулировали Договор 1922 года, должны вернуться в те границы, в которых они вступили в состав Союза. Все же остальные территориальные приобретения – это предмет для обсуждения, переговоров, потому что аннулировано основание.

Другими словами – уходите с тем, с чем пришли. С такой логикой трудно спорить. Добавлю только, что произвольную перекройку границ большевики, как уже отмечал, начали ещё до создания Союза, и все манипуляции с территориями проводили волюнтаристски, игнорируя мнение людей.

Российская Федерация признала новые геополитические реалии. И не просто признала, а многое сделала, чтобы Украина состоялась как независимая страна. В трудные 90-е годы и в новом тысячелетии мы оказывали Украине весомую поддержку. В Киеве используют свою «политическую арифметику», но в 1991–2013 годах только за счёт низких цен на газ Украина сэкономила для своего бюджета более 82 миллиардов долларов, а сегодня буквально «цепляется» за 1,5 миллиарда долларов российских платежей за транзит нашего газа в Европу. Тогда как при сохранении экономических связей между нашими странами положительный эффект для Украины исчислялся бы десятками миллиардов долларов.

Украина и Россия десятилетиями, веками развивались как единая экономическая система. Глубине кооперации, которая у нас была 30 лет назад, сегодня могли бы позавидовать страны Евросоюза. Мы являемся естественными, взаимодополняющими друг друга экономическими партнёрами. Такая тесная взаимосвязь способна усиливать конкурентные преимущества, приумножать потенциал обеих стран.

А он у Украины был значительным, включал мощную инфраструктуру, газотранспортную систему, передовые отрасли судостроения, авиастроения, ракетостроения, приборостроения, научные, конструкторские, инженерные школы мирового уровня. Получив такое наследие, лидеры Украины, объявляя о независимости, обещали, что украинская экономика станет одной из ведущих, а уровень жизни людей одним из самых высоких в Европе.

Сегодня промышленные высокотехнологичные гиганты, которыми некогда гордились и Украина, и вся страна, лежат на боку. За последние 10 лет выпуск продукции машиностроения упал на 42 процента. Масштаб деиндустриализации и в целом деградации экономики виден по такому показателю, как выработка электроэнергии, которая за 30 лет на Украине сократилась практически вдвое. И наконец, по данным МВФ, в 2019 году, ещё до эпидемии коронавируса, уровень подушевого ВВП Украины составил меньше 4 тысяч долларов. Это ниже Республики Албании, Республики Молдовы и непризнанного Косова. Украина сейчас – беднейшая страна Европы.

Кто в этом виноват? Разве народ Украины? Конечно же, нет. Именно украинские власти растранжирили, пустили на ветер достижения многих поколений. Мы же знаем, насколько трудолюбив и талантлив народ Украины. Он умеет настойчиво и упорно добиваться успехов, выдающихся результатов. И эти качества, как и открытость, природный оптимизм, гостеприимство – никуда не делись. Остаются прежними и чувства миллионов людей, которые относятся к России не просто хорошо, а с большой любовью, так же как и мы к Украине.

До 2014 года сотни соглашений, совместных проектов работали на развитие наших экономик, деловых и культурных связей, на укрепление безопасности, на решение общих социальных, экологических задач. Приносили ощутимую пользу людям – и в России, и на Украине. Именно это мы считали главным. И потому плодотворно взаимодействовали со всеми, подчеркну, со всеми руководителями Украины.

Даже после известных событий в Киеве в 2014 году давал поручения российскому Правительству продумать варианты контактов по линии профильных министерств и ведомств в части сохранения и поддержки наших экономических связей. Однако встречного желания как не было, так до сих пор и нет. Тем не менее Россия по-прежнему входит в тройку главных торговых партнёров Украины, а сотни тысяч украинцев приезжают к нам на заработки и встречают здесь радушие и поддержку. Такая вот получается «страна-агрессор».

Когда распался СССР, многие и в России, и на Украине всё же искренне верили, исходили из того, что наши тесные культурные, духовные, экономические связи безусловно сохранятся, как и общность народа, в основе своей всегда чувствовавшего себя единым. Однако события – сперва исподволь, а потом всё быстрее – стали развиваться в ином направлении.

По сути, украинские элиты решили обосновать независимость своей страны через отрицание её прошлого, правда, за исключением вопроса границ. Стали мифологизировать и переписывать историю, вымарывать из неё всё, что нас объединяет, говорить о периоде пребывания Украины в составе Российской империи и СССР как об оккупации. Общую для нас трагедию коллективизации, голода начала 30-х годов выдавать за геноцид украинского народа.

Открыто и всё наглее заявляли о своих амбициях радикалы и неонацисты. Им потакали и официальные власти, и местные олигархи, которые, ограбив народ Украины, украденное держат в западных банках и готовы продать мать родную, чтобы сохранить капиталы. К этому следует добавить хроническую слабость государственных институтов, положение добровольного заложника чужой геополитической воли.

Напомню, что достаточно давно, задолго до 2014 года, США и страны ЕС планомерно и настойчиво подталкивали Украину к тому, чтобы свернуть, ограничить экономическое сотрудничество с Россией. Мы – как крупнейший торгово-экономический партнёр Украины – предлагали обсудить возникающие проблемы в формате Украина – Россия – ЕС. Но всякий раз нам заявляли, что Россия тут ни при чём, мол, вопрос касается только ЕС и Украины. Де-факто западные страны отклонили неоднократные российские предложения о диалоге.

Шаг за шагом Украину втягивали в опасную геополитическую игру, цель которой – превратить Украину в барьер между Европой и Россией, в плацдарм против России. Неизбежно пришло время, когда концепция «Украина – не Россия» уже не устраивала. Потребовалась «анти-Россия», с чем мы никогда не смиримся.

Заказчики этого проекта взяли за основу ещё старые наработки польско-австрийских идеологов создания «антимосковской Руси». И не надо никого обманывать, что это делается в интересах народа Украины. Никогда Речи Посполитой не нужна была украинская культура и тем более казачья автономия. В Австро-Венгрии исторические русские земли нещадно эксплуатировались и оставались самыми бедными. Нацистам, которым прислуживали коллаборационисты, выходцы из ОУН-УПА, нужна была не Украина, а жизненное пространство и рабы для арийских господ.

Об интересах украинского народа не думали и в феврале 2014 года. Справедливое недовольство людей, вызванное острейшими социально-экономическими проблемами, ошибками, непоследовательными действиями тогдашних властей, просто цинично использовали. Западные страны напрямую вмешались во внутренние дела Украины, поддержали переворот. Его тараном выступили радикальные националистические группировки. Их лозунги, идеология, откровенная агрессивная русофобия во многом и стали определять государственную политику на Украине.

Под удар попало всё то, что объединяло нас и сближает до сих пор. Прежде всего – русский язык. Напомню, что новые «майданные» власти первым делом попытались отменить закон о государственной языковой политике. Потом был закон об «очищении власти», закон об образовании, практически вычеркнувший русский язык из учебного процесса.

И наконец, уже в мае этого года действующий президент внёс в Раду законопроект о «коренных народах». Ими признаются лишь те, кто составляет этническое меньшинство и не имеет собственного государственного образования за пределами Украины. Закон принят. Новые семена раздора посеяны. И это в стране – как уже отмечал – очень сложной по территориальному, национальному, языковому составу, по истории своего формирования.

Может прозвучать аргумент: раз вы говорите о единой большой нации, триедином народе, то какая разница, кем люди себя считают – русскими, украинцами или белорусами. Полностью с этим согласен. Тем более что определение национальной принадлежности, особенно в смешанных семьях, – это право каждого человека, свободного в своём выборе.

Но дело в том, что на Украине сегодня ситуация совершенно другая, поскольку речь идёт о принудительной смене идентичности. И самое отвратительное, что русских на Украине заставляют не только отречься от своих корней, от поколений предков, но и поверить в то, что Россия – их враг. Не будет преувеличением сказать, что курс на насильственную ассимиляцию, на формирование этнически чистого украинского государства, агрессивно настроенного к России, по своим последствиям сравним с применением против нас оружия массового поражения. В результате такого грубого, искусственного разрыва русских и украинцев совокупно русский народ может уменьшиться на сотни тысяч, а то и на миллионы.

Ударили и по нашему духовному единству. Как и во времена Великого Княжества Литовского, затеяли новое церковное размежевание. Не скрывая, что преследуют политические цели, светские власти грубо вмешались в церковную жизнь и довели дело до раскола, до захвата храмов, избиения священников и монахов. Даже широкая автономия Украинской православной церкви при сохранении духовного единства с Московским патриархатом их категорически не устраивает. Этот зримый, многовековой символ нашего родства им надо во что бы то ни стало разрушить.

Думаю, закономерно и то, что представители Украины раз за разом голосуют против резолюции Генеральной Ассамблеи ООН, осуждающей героизацию нацизма. Под охраной официальных властей проходят марши, факельные шествия в честь недобитых военных преступников из эсэсовских формирований. В ранг национальных героев ставят Мазепу, который предавал всех по кругу, Петлюру, который за польское покровительство расплачивался украинскими землями, Бандеру, сотрудничавшего с нацистами. Делают всё, чтобы вычеркнуть из памяти молодых поколений имена настоящих патриотов и победителей, которыми всегда гордились на Украине.

Для украинцев, сражавшихся в рядах Красной Армии, в партизанских отрядах, Великая Отечественная война была именно Отечественной, потому что они защищали свой дом, свою большую общую Родину. Более двух тысяч стали Героями Советского Союза. Среди них легендарный лётчик Иван Никитович Кожедуб, бесстрашный снайпер, защитница Одессы и Севастополя Людмила Михайловна Павличенко, отважный командир партизан Сидор Артемьевич Ковпак. Это несгибаемое поколение сражалось, отдавало свои жизни за наше будущее, за нас. Забыть об их подвиге – значит предать своих дедов, матерей и отцов.

Проект «анти-Россия» отвергли миллионы жителей Украины. Крымчане и севастопольцы сделали свой исторический выбор. А люди на Юго-Востоке мирно пытались отстоять свою позицию. Но их всех, включая детей, записали в сепаратисты и террористы. Стали грозить этническими чистками и применением военной силы. И жители Донецка, Луганска взялись за оружие, чтобы защитить свой дом, язык, свою жизнь. Разве им оставили иной выбор – после погромов, которые прокатились по городам Украины, после ужаса и трагедии 2 мая 2014 года в Одессе, где украинские неонацисты заживо сожгли людей, устроили новую Хатынь? Такую же расправу последователи бандеровцев готовы были учинить в Крыму, Севастополе, Донецке и Луганске. Они и сейчас не отказываются от подобных планов. Ждут своего часа. Но не дождутся.

Государственный переворот, последовавшие за этим действия киевских властей неизбежно спровоцировали противостояние и гражданскую войну. По оценке Верховного комиссара ООН по правам человека, общее число жертв, связанных с конфликтом в Донбассе, превысило 13 тысяч человек. В их числе старики, дети. Страшные, невосполнимые потери.

Россия сделала всё, чтобы остановить братоубийство. Были заключены Минские соглашения, которые нацелены на мирное урегулирование конфликта в Донбассе. Убеждён, что они по-прежнему не имеют альтернативы. Во всяком случае, никто не отзывал свои подписи ни под минским «Комплексом мер», ни под соответствующими заявлениями лидеров стран «нормандского формата». Никто не инициировал пересмотр Резолюции Совета Безопасности ООН от 17 февраля 2015 года.

В ходе официальных переговоров, особенно после «одёргивания» со стороны западных партнёров, представители Украины периодически заявляют о «полной приверженности» Минским соглашениям, на деле же руководствуются позицией об их «неприемлемости». Не намерены всерьёз обсуждать ни особый статус Донбасса, ни гарантии для живущих здесь людей. Предпочитают эксплуатировать образ «жертвы внешней агрессии» и торговать русофобией. Устраивают кровавые провокации в Донбассе. Словом, любыми способами привлекают к себе внимание внешних покровителей и хозяев.

Судя по всему, и всё больше убеждаюсь в этом: Киеву Донбасс просто не нужен. Почему? Потому что, во-первых, жители этих регионов никогда не примут те порядки, которые им пытались и пытаются навязать силой, блокадой, угрозами. И во-вторых, итоги и Минска-1, и Минска-2, дающие реальный шанс мирно восстановить территориальную целостность Украины, напрямую договорившись с ДНР и ЛНР при посредничестве России, Германии и Франции, противоречат всей логике проекта «анти-Россия». А он может держаться только на постоянном культивировании образа внутреннего и внешнего врага. И добавлю – под протекторатом, контролем со стороны западных держав.

Что и происходит на практике. Прежде всего – это создание в украинском обществе атмосферы страха, агрессивная риторика, потакание неонацистам, милитаризация страны. Наряду с этим – не просто полная зависимость, а прямое внешнее управление, включая надзор иностранных советников за украинскими органами власти, спецслужбами и вооружёнными силами, военное «освоение» территории Украины, развёртывание инфраструктуры НАТО. Не случайно, что упомянутый скандальный закон о «коренных народах» принимался под прикрытием масштабных натовских учений на Украине.

Под таким же прикрытием проходит и поглощение остатков украинской экономики, эксплуатация её природных ресурсов. Не за горами распродажа сельхозземель, а кто их скупит – очевидно. Да, время от времени Украине выделяют финансовые средства, кредиты, но под свои условия и интересы, под преференции и льготы для западных компаний. Кстати, кто будет отдавать эти долги? Видимо, предполагается, что это придётся делать не только сегодняшнему поколению украинцев, но их детям, внукам, да, наверное, и правнукам.

Западные авторы проекта «анти-Россия» так настраивают украинскую политическую систему, чтобы менялись президенты, депутаты, министры, но была неизменной установка на разделение с Россией, на вражду с ней. Основным предвыборным лозунгом действующего президента было достижение мира. Он на этом пришёл к власти. Обещания оказались враньём. Ничего не изменилось. А в чём-то ситуация на Украине и вокруг Донбасса ещё и деградировала.

В проекте «анти-Россия» нет места суверенной Украине, как и политическим силам, которые пытаются отстаивать её реальную независимость. На тех, кто говорит о примирении в украинском обществе, о диалоге, о поиске выхода из возникшего тупика, вешают ярлык «пророссийских» агентов.

Повторю, для многих на Украине проект «анти-Россия» просто неприемлем. И таких людей – миллионы. Но им не дают поднять голову. У них практически отняли легальную возможность защитить свою точку зрения. Их запугивают, загоняют в подполье. За убеждения, за сказанное слово, за открытое выражение своей позиции не только подвергают преследованиям, но и убивают. Убийцы, как правило, остаются безнаказанными.

«Правильным» патриотом Украины сейчас объявляется лишь тот, кто ненавидит Россию. Более того, всю украинскую государственность, как мы понимаем, предлагается в дальнейшем строить исключительно на этой идее. Ненависть и озлобление – и мировая история это не раз доказывала – весьма зыбкое основание для суверенитета, чреватое многими серьёзными рисками и тяжёлыми последствиями.

Все ухищрения, связанные с проектом «анти-Россия», нам понятны. И мы никогда не допустим, чтобы наши исторические территории и живущих там близких для нас людей использовали против России. А тем, кто предпримет такую попытку, хочу сказать, что таким образом они разрушат свою страну.

Действующие власти на Украине любят ссылаться на западный опыт, рассматривают его как образец для подражания. Так посмотрите, как живут рядом друг с другом Австрия и Германия, США и Канада. Близкие по этническому составу, культуре, фактически с одним языком, они при этом остаются суверенными государствами, со своими интересами, со своей внешней политикой. Но это не мешает их самой тесной интеграции или союзническим отношениям. У них весьма условные, прозрачные границы. И граждане, пересекая их, чувствуют себя как дома. Создают семьи, учатся, работают, занимаются бизнесом. Кстати, так же, как и миллионы уроженцев Украины, которые живут сейчас в России. Для нас они – свои, родные.

Россия открыта для диалога с Украиной и готова обсуждать самые сложные вопросы. Но нам важно понимать, что партнёр отстаивает свои национальные интересы, а не обслуживает чужие, не является орудием в чьих-то руках для борьбы с нами.

Мы с уважением относимся к украинскому языку и традициям. К стремлению украинцев видеть своё государство свободным, безопасным, благополучным.

Убеждён, что подлинная суверенность Украины возможна именно в партнёрстве с Россией. Наши духовные, человеческие, цивилизационные связи формировались столетиями, восходят к одним истокам, закалялись общими испытаниями, достижениями и победами. Наше родство передаётся из поколения в поколение. Оно – в сердцах, в памяти людей, живущих в современных России и Украине, в кровных узах, объединяющих миллионы наших семей. Вместе мы всегда были и будем многократно сильнее и успешнее. Ведь мы – один народ.

Сейчас эти слова воспринимаются кое-кем в штыки. Могут быть истолкованы как угодно. Но многие люди меня услышат. И скажу одно: Россия никогда не была и не будет «анти-Украиной». А какой быть Украине – решать её гражданам.

В.Путин
Источник: http://kremlin.ru/events/president/news/66181  

Подводя итоги-2019

sevast

Предлагаем читателям нашего сайта аналитическую статью известного российского ученого и общественно-политического деятеля, специалиста по вопросам этнополитики, русского национализма, русской и мировой культуры Александра Никитича СЕВАСТЬЯНОВА. С частью его доводов и выводов можно не согласится, но статья представляет интерес для членов русских национально-патриотических организаций.

Главное достижение года

Главным достижением года я считаю чувство стабильности, устойчивости внутреннего положения России, которая с 2011 года прошла через серию провокаций (извне и изнутри) и попыток дестабилизации. Прошла уверенно, как мощный атомный ледокол через льды и торосы.

Раздаются голоса оппозиционеров, именующих такое положение «скатыванием в застой». Быть может, для молодежи, вечно жаждущей перемен, это может звучать убедительно. Но людей моего поколения, живших в 1970-е, 1980-е и переживших 1990-е гг., подобной риторикой не проведешь. Мы прекрасно понимаем, что клеветнический ярлык «застоя», наклеенный агентами влияния наших «заклятых друзей» и «прорабами Перестройки» на десятилетия, предшествовавшие буржуазно-демократической революции 1991-1993 гг., — был сугубой ложью. Что в действительности это были годы не застоя, а расцвета, годы нашего наивысшего могущества в ХХ веке, самых главных достижений в экономике, строительстве, технологиях, культуре, годы накопления огромного потенциала... Конечно, хотелось большего, лучшего и т.д. (русским всегда хочется всего и сразу), поэтому мы мало ценили то, что имели, — зато очень быстро оценили все это, когда потеряли...

Очень хочется верить, что этот страшный урок пошел нам впрок.

Пережив и проанализировав революцию 1991-1993 гг., много лет изучая опыт российских революций начала ХХ века, я пришел к совершенно однозначному выводу: любая революция есть абсолютное зло, уничтожающее наши драгоценные достижения, убивающее и ставящее нас на грань выживания. Соответственно, все революционеры суть либо дураки, которые этого не понимают, либо сволочи, которые понимают, но делают. Сегодня, как мне кажется, у российских революционеров шансов нет, и этот вывод — главный радостный итог минувшего года. На фоне событий в Гонконге или Франции московские беспорядки — как летняя гроза на фоне урагана «Катрина».

Я совершенно убежден, что если Россия проживет хотя бы двадцать лет без потрясений — войн, революций, радикальной смены политического курса — то результатом станет небывалый расцвет страны. В этом — моя мечта. Минувший год слегка ее приблизил.

Международное положение России

Вот уже несколько лет подряд, по моим наблюдениям, международная повестка дня не является определяющей для России, ее политического бытия. Это — важнейшее изменение, возникшее совсем недавно, но, как кажется, имеющее шанс закрепиться. И в этом я усматриваю показатель усиления России во всех отношениях, укрепления ее суверенитета. Мы теперь наконец-то идем своим путем, исходя из собственных интересов, играем по своим правилам, не навязанным нам извне; напротив, внешний мир во многом вынужден реагировать на наши инициативы, «отыгрывать» наши пасы.

В чем-то это связано, как уже сказано, с нашим реальным усилением, заставляющим считаться с российской позицией по ряду вопросов, в чем-то — с ослаблением Запада, нашего стратегического противника. Очень показательной в этом смысле стала история с неудавшимся переворотом в Венесуэле, где Россия успешно сорвала хищнические планы Америки, а той пришлось лишь утереться и подобрать свои щупальцы.

Важно, что кризис НАТО отмечается даже странами-участниками альянса (вспомним характерное критическое высказывание Макрона). К тому же Америка, уставшая от собственного гегемонизма, дорого ей обходящегося, направлена Трампом на смену внешнеполитического курса: от глобализма — к национализму, о чем Трамп открыто заявил в сентябре прошлого года на сессии Генеральной Ассамблеи ООН. Этот курс несомненно укрепит Америку, но ослабит Запад в целом. Брексит, ставший абсолютной неизбежностью после победы на выборах Бориса Джонсона, демонстрирует нам линии разлома якобы единой Европы. Несмотря на антироссийскую риторику Джонсона, его победа есть и наша победа тоже, ибо брексит — важный элемент ослабления нашего стратегического противника, имеющий значение прецедента, у которого неизбежно будет длинный шлейф продолжений и последствий.

Прочие противоречия и сложности Евросоюза я не стану перечислять, чтобы не уходить от главной темы.

Да, Запад еще имеет возможность ставить нам палки и палочки в колеса, пугать войной (на которую, думается, сам никогда не осмелится), устраивать разные санкции. Неприятно? Убыточно для нас? В чем-то да, а в чем-то эти санкции пошли нам на пользу, вызвав в промышленности бум импортозамещения, а в сельском хозяйстве — настоящий расцвет. К тому же, санкции довольно больно ударили и по западной экономике. Ими стали тяготиться — и это весьма заметно — многие страны Запада, многие западные компании и фирмы, лишившиеся прибылей. Думается, поиск выхода из этой бесперспективной для всех ситуации, рано или поздно приведет к нормализации обстановки вокруг России. Это, между прочим, будет связано и с растущим раздражением как в США, так и в Европе против Украины, чья глупая, неконструктивная внешняя политика и профашистская (т.е. неприличная по западным понятиям) внутренняя политика рано или поздно приведут к признанию права России на Крым и т.д.

В целом же я бы назвал минувший год — годом стабильности во внешней политике, как и во внутренней. Ни особого улучшения, ни резкого ухудшения в положении России не случилось. Но ряд успехов и неудач отметить, все же, стоит.

Не буду писать об очевидном — о неизменно растущей и крепнущей дружбе с Китаем, Индией, Ираном. Это уже давно как бы константы нашей внешней политики, надежные и позитивные. Скажу о более неоднозначных моментах.

Украина, Крым, Белоруссия. Весьма характерной стала недавно прошедшая встреча в «нормандском формате». Украине вольно трактовать ее как «партию вничью». На самом деле это никакая не ничья, а стопроцентная победа России, которая ни в чем и ни на йоту не позволила украинской стороне уклониться от минских соглашений и формулы Штайнмайера, как та ни пыталась вывернуться из этого «жесткого шенкеля». В то же время сама Россия, фактически поддержанная Францией и Германией, осталась неколебима и не понесла ни имиджевого, ни какого либо иного урона. В выигрыше и республики Донбасса, с волей которых Украину заставляют считаться «старшие товарищи». И теперь Украина вынуждена продолжить разведение сил с ЛДНР, но взять под контроль границу с Россией на этой территории она при этом не может, а это означает неизбежную потерю для украинского государства бывшей территории Области Войска Донского, волею несправедливой судьбы прирезанной к нему немецким штыком в 1918 году. Свою позицию ЛДНР высказала притом вполне однозначно: возвращаться в Украину непризнанные республики не желают, а хотят войти в состав России. Что рано или поздно, думаю, и произойдет.

Мы должны понимать одну важнейшую вещь. Война с Украиной неизбежна, поскольку никакого другого разрешения, кроме раздела Украины, русско-украинская проблема не имеет. Наша цель — входящая в Россию Новороссия, простирающаяся от Харькова до Тирасполя. Однако сегодня воевать мы по ряду причин не можем, удобный для этого момент был упущен в 2014 году. И нам теперь остается только уповать на украинских безумцев, буде они пожелают развязать войну сами, подав нам повод для сокрушительного ответа. Случится ли это и когда именно — можно только гадать. Победа на выборах Зеленского, явно, не настроенного на войну, теоретически открывает для нас и другую возможность: прекратить гражданскую войну в самой Украине. Поскольку сложившееся там фактическое двоевластие (с одной стороны власть президента, а с другой — власть националистов под патронажем министра внутренних дел Авакова, коего Зеленский обещал снять не позже будущего февраля) рано или поздно перейдет в фазу «кто — кого». Вооруженные конфликты между бойцами ВСУ и батальонами националистов, уже имевшие место не раз, — прообраз возможного скорого будущего. И тогда у нас может появиться легитимный повод принять в этом деле участие ради того результата, о котором сказано выше.

Что нам пока остается делать с Украиной? Да все то, что и делается. Обмен пленными, возврат ржавых корабликов без унитазов, продажа газа... И — максимальная поддержка Донбасса, который на сегодня является главным фактором, способным вызвать на Украине столь нужную нам гражданскую войну.

На фоне российско-украинских отношений особенно важное значение имеет дальнейшая интеграция Крыма с Россией. И тут, конечно, большим новогодним подарком для всех нас стал запуск железнодорожного сообщения с полуостровом. Я лично ждал этого события, как великого праздника, и неотрывно смотрел на экран, когда там показывали проезд Путина в кабине машиниста из Керчи в Тамань — и потом проезд первого поезда из Петербурга в Севастополь. Какую искреннюю радость вызвало это грандиозное событие в Крыму! Какое невероятное количество билетов уже продано на первые же рейсы, сколько желающих совершить этот исторический вояж! (Я бы и сам поехал, если б не медицинские проблемы.) Как известно, не только из Москвы и Питера будут ходить новенькие составы: предполагается открыть сразу десять пассажирских маршрутов, которые свяжут с Крымом еще и Мурманск, Екатеринбург, Смоленск, Брянск, Кисловодск... Крым — не только здравница и святыня русского народа, это лучшая из жемчужин российской короны, ради которой стоит воевать не только с Украиной, а хоть и со всем миром. И то, что Крым вернулся к нам мирно и законно, без военных действий и человеческих жертв — это настоящее чудо, о чем мы всегда должны помнить.

Минувший год немало подразнил нас возможностью аналогичного воссоединения с Белоруссией. Мы то сближались с этой древней частью единой Руси, отделенной от нас враждебными для русских и белорусов силами, то это сближение вновь тормозилось. Прежде всего, эти колебания связаны с недальновидностью Лукашенко, который напрасно возомнил себя вечным и бессмертным. Между тем, ему бы следовало понимать, что как только его не станет (а это рано или поздно произойдет), в Белоруссии мгновенно развернутся и начнут действовать деструктивные силы, которые разрушат все плоды его трудов. И что только протекторат России может надежно обеспечить Белоруссии стабильность, а семье, детям самого Лукашенко — жизнь и свободу. Но пока он этого не хочет понять и признать, а через его голову данный вопрос не решается.

Сирия. Неясное положение сложилось, к сожалению, в Сирии, хотя год назад я воспринимал практическое завершение там войны как нашу победу. Но, как видно, поторопился с выводами. Еще в 2016 году в «Нашем современнике» вышла моя статья «Дивиденды Сирии: десять сомнений», где я с гордостью писал: «Россия утерла нос Америке, показав, как надо воевать и побеждать». Однако сегодняшнее положение дел заставляет вспомнить слова Юлия Цезаря по адресу своего заклятого врага: «Помпей умеет побеждать, но не умеет пользоваться плодами своих побед».

На финише сирийской войны нас в 2019 году ожидал ошеломительно неприятный сюрприз. Главный трофей — сирийская нефть — оказался в руках Америки. Выгодополучатель тут — вовсе не мы, как следовало надеяться, а США, которые с потрясающей ловкостью нашими руками снимают исключительно для себя пенку с нашего же варенья. Американские войска благоразумно ушли с сирийской территории — именно с той, где им нечего делать, с которой нечего взять. И еще более благоразумно остались там, где расположены основные источники богатства, а теперь немерено качают оттуда нефть, ничем особенно не рискуя. Как вытурить оттуда американцев, не развязав мировую войну (на это ни мы, ни, тем более, Сирия, пойти не можем), непонятно.

Спрашивается: чем Сирия станет расплачиваться с нами за услуги, прежде всего военные, которые уже весьма велики в денежном выражении, а в дальнейшем — за восстановление страны, в котором нам, хочешь не хочешь, а придется участвовать? Еще недавно многие страны (и мы в первую очередь) надеялись, как следует разбогатеть, помогая Сирии восстать из руин, ведь это дело сказочно прибыльное. Но откуда же появятся эти сказочные прибыли, если Асаду нечем платить, ибо сирийская нефть в американских руках? Возникает резонный вопрос: «за что боролись» ?!..

Пусть Россия не дала Америке осуществить в Сирии свои военно-политические цели (режим Асада устоял, американцы не смогли взять страну под свой контроль в целом), но как не признать, что коммерсант Трамп переиграл спортсмена Путина. Первый получил немалые прибыли, а второй пока что — лишь немалые издержки. Конечно, чести и славы воинской, добытой в Сирии, у нас не отнять, международный авторитет свой Россия подняла, особенно в ближневосточном регионе, и т.д., и т.п. Кроме того, у России пока сохраняется возможность некоторого реванша в Ливии, а в последствии, чего доброго, и в Ираке. Но это все — журавли в небе, а нефтяная синицато — у американцев...

Вызывает сомнения и стабильность конечного военного результата — я говорю про победу над ИГИЛ, запрещенной (у нас) организацией, которая на самом деле есть не организация, а глобальная идея. Судя по непрестанным проявлениям активности боевиков — то исламских, то просто оппозиционных Асаду, до окончательного контроля правительства над страной еще весьма далеко. Вооруженные провокации вспыхивают порой под самым Дамаском, и даже наши военные не чувствуют себя вполне в безопасности на своих базах, атакуемых то передвижными минометами, то дронами. Это неудивительно — ведь идею пушками не уничтожить, не победить. Так что все время продолжает свербить мысль: не окажемся ли мы в Сирии в таком же положении, как американцы в Афганистане? Ведь пока Асад не начнет масштабное восстановление страны, ему не видать прочной и однозначной поддержки большинства населения. А как восстанавливать, если нет нефтяных денег, перехваченных Трампом?

Как говорят испанцы, на штыки можно опираться, вот только сидеть на них нельзя. Тем более, если это штыки иностранных военных (в данном случае русских). Асаду еще предстоит усвоить эту истину...

Турция. Если и говорить о нашем несомненном успехе на Ближнем Востоке, в том числе в связи с сирийской войной, то это — отношения с Турцией. Год назад я писал: «Разрыв России с Турцией — одно из наиболее драматичных и негативных последствий войны в Сирии. Надо сделать все, чтобы преодолеть его и восстановить отношения, иначе потянется такой шлейф зла, описать который мне не хватит и отдельной статьи». Эту задачу я считал важнейшей, имея в виду собственную безопасность России. И сегодня, слава богу, мы, кажется, можем говорить о полномасштабном восстановлении дружеских отношений с Турцией и лично с Эрдоганом.

Конечно, в политике, как правило, нет места сантиментам, и надо ясно понимать, что интересы собственной страны и собственной власти всегда будут у Эрдогана на первом месте. Так что было бы преждевременно трактовать Турцию как «нашего человека в НАТО». Но то, что эта страна отвязалась от диктата Америки и Северного Альянса, чем вызвала у этих своих вчерашних «старших товарищей» большую обеспокоенность — это факт. Как фактом является и то, что Путину удается найти с Эрдоганом общий язык в сложнейших вопросах ближневосточной политики, где требуется взаимный учет интересов и желание находить компромиссы во имя добрососедства. А это, вне сомнения, большой дипломатический успех Путина, ведь Турция — один из ключевых игроков в регионе, вес которого растет.

Но и тут есть повод для беспокойства: это решительное намерение Эрдогана прорыть канал, соединяющий Черное море с Мраморным и превращающий Стамбул в остров. Этот вариант может дефакто отменить «конвенцию Монтрё» и открыть доступ в черноморские воды для авианосцев НАТО. Пусть Эрдоган сегодня склонен дружить с Путиным, пусть у него есть личный счет к Америке, стоявшей за попыткой переворота, едва не стоившей жизни турецкому президенту и его семье, пусть он способен противостоять Штатам в частных вопросах (закупка у нас С-400 и пр.). Но не считаться с Америкой по большому счету он не может. К тому же Эрдоган не вечен, и каковы будут военно-политические последствия прорытого канала в будущем, предсказать сегодня трудно.

Еще один камень преткновения в российско-турецких отношениях может возникнуть, если Турция пойдет навстречу марионеточному прозападному так называемому Правительству национального согласия (ПНС) Ливии. В то время, как нашим целям и задачам в этой стране больше соответствовала бы победа Ливийской национальной армии фельдмаршала Хафтара, взятие ею Триполи. Российский МИД недаром быстро и негативно отреагировал на известие о принципиальном согласии Эрдогана откликнуться на просьбу ПНС о помощи «с воздуха, с земли и с моря». Прислушается ли турецкий президент к мнению России, как он прислушался в отношении сирийских курдов? Это мы вскоре узнаем.

Африканский саммит. Значительным событием 2019 года стал саммит африканских государств, проведенный в Москве. Его оценка неоднозначна. С одной стороны, понятна наша попытка вернуть былые позиции, которые имел на «черном континенте» Советский Союз. Попытка явно запоздалая, но не совсем безнадежная, о чем говорит дружное участие всех приглашенных, уловивших свой интерес в укреплении отношений с Россией. С другой стороны, баланс наших издержек и гипотетических приобретений пока неясен и спорен. Циничным выглядит прощение огромных долгов неграм, в то время как собственное население, опутанное кредитами, в своем большинстве бьется-колотится, чтобы только кое-как прокормиться и одеться, борется за выживание. А самое главное — не оставляет опасение наплыва негроидов в нашу страну, где климат меняется в сторону потепления, а гигантские пространства манят переселенцев из африканских стран, лидирующих в мире по суммарному коэффициенту рождаемости, переполненных нищим и голодным черным людом. Рост негритянского поголовья в Москве последних лет и так заметен невооруженным глазом; к примеру, каждый вечер в метро на моей станции дежурит очередной негркоординатор, к которому периодически подходит то один, то другой черный соплеменник, обменивается парой слов и уходит по своим делам. О чем они договариваются? О расселении? О трудоустройстве? О наркотрафике? Не знаю. Но от этой непонятной активности чужаков не покидает чувство дискомфорта, обеспокоенности. Чем в данном плане обернется активизация наших отношений с Африкой?

Таковы, в общем и целом, внешнеполитические итоги прошедшего года. Я бы выразил их одним словом: стабилизация, в которой просматривается баланс оптимистических и пессимистических факторов, но нет ни больших успехов, ни больших угроз.

В условиях постепенного, но весьма успешного разрешения международных проблем, отягощающих Россию с конца 1980-х годов, центр тяжести политики естественно смещается на внутреннюю проблематику. Противоречия которой начинают выпирать, а шероховатости превращаться в барьеры на нашем пути.

Внутренние проблемы

Напомню: на прошлых президентских выборах я голосовал за Путина. И сегодня тоже проголосовал бы за него. Я слишком хорошо понимаю, из какой чудовищной дыры выползла Россия, которую многие уже похоронили к исходу 1990-х. Я вижу, как страна расправляет плечи, набирает силу и мировое влияние, развивается и хорошеет с каждым годом. Я понимаю, что это в огромной степени результат воли, дальних замыслов и хитроумия Путина. А кроме того, именно Путин — гарант той стабильности во внешней и внутренней политики, которую я высоко расцениваю в качестве главного условия нормального развития страны. И, считая неблагодарность тягчайшим из грехов, я полагаю, что наш президент нуждается в поддержке нашего народа.

Тем тревожнее мне наблюдать обстоятельства (в том числе от самого Путина исходящие), которые эту поддержку подрывают или могут подорвать. Я имею тут в виду не пенсионную реформу, которую на его месте я бы тоже считал необходимым провести. Увы, хватает и других моментов, о которых — ниже.

Итак, что было заметного, плохого и хорошего, в 2019 году?

Не стану тут возвращаться к теме нарушений общественного порядка, инспирированных оппозицией, клятыми либералами. Ведь хорошо то, что хорошо кончается, а эта ситуация, на мой взгляд, разрешилась в итоге вполне благополучно. Поверхностные волнения не затронули глубину моря народной жизни, остались легкой рябью на воде, как бы ни раздували «успех» либеральные СМИ.

Но есть реальные проблемы, затрагивающие основное население, и то, как власть пытается их решать, вызывает серьезную тревогу.

Понятно, что капитализм вернулся в Россию всерьез и надолго. Этот строй, как любой другой, имеет свои плюсы и минусы. Основной минус — радикальное расслоение населения на сверхбогатое меньшинство и на абсолютное большинство, занятое элементарным выживанием. В России, обвально поменявшей строй, это расслоение приняло особо вызывающий, вопиющий характер. Разумная политика государства состояла бы в устранении этой дикой диспропорции, чреватой потрясениями и другими опасными последствиями. Это значит, что государство должно пресекать все виды незаконного обогащения, должно заставлять богатых делиться, должно как минимум не мешать простым людям выживать, кто как может. Но пока что все делается наоборот, и прошедший год резко обнажил признаки неверной политики.

* * *

Тщетность борьбы с коррупцией. Как я и предсказывал год назад, Путин развернул впечатляющее фронтальное наступление на взяточников, казнокрадов и т.п., невзирая на лица и не оставляя для ворюг «островков безопасности» даже в ФСБ и СКР. Количество дел все растет, высокое положение фигурантов поражает воображение, суммы наворованного потрясают (или уже не потрясают, ибо становятся привычными).

Либералы вопят, истерят, пугают «37-м годом» и саморазвитием репрессивной машины. Они, недавно размашисто бичевавшие «партию жуликов и воров», теперь сами напуганы, поскольку среди преступников замелькали и их сторонники, типа Улюкаева, Белыха или Абызова, у коих рыльца тоже оказались в пушку.

Что ж, масштаб борьбы с коррупцией неслыханный, беспрецедентный, нежданный, поразительный. Однако больше всего поражает вскрывшийся в результате расследований масштаб и уровень самой коррупции. Вот ведь какая штука: аресты следуют один за другим, летят головы губернаторов и мэров, высших чинов полиции, ФСБ, таможни и т.д., но впечатление такое, что у зверя по имени «коррупция», как у легендарной гидры, на месте одной головы тут же отрастает еще паратройка. Кажется, что люди наверху все поголовно просто не могут не хапать! Только что сел твой предшественник, ты занял его кресло, но тебя все это как будто ничему не учит и, слегка оглядевшись, ты начинаешь хапать еще изощреннее, еще круче. А ведь это уже системная проблема!

Одно из самых потрясающих известий уходящего года: неизрасходованный триллион рублей на общественные проекты. Триллион! И всякому мыслящему тростнику ясно и понятно, почему он не израсходован. Напуганные репрессиями чиновники рассуждают с безупречной логикой: распиливать бюджетные деньги становится опасно, можно погореть. Так зачем же и прикасаться к этим деньгам? Зачем утруждать себя их «освоением», если все равно ничего нельзя урвать? Вот ведь какая психология пропитала насквозь весь правящий класс: если нельзя воровать и распиливать, то зачем же тогда работать? Отсидимся, отпишемся, изобразим «макет рабочего стола», а что дела не сделаем — так что нам с того? Небось не выгонят, бездельников у нас не карают. А деньги, выделенные государством на народные нужды? Да гори они синим огнем, нам с того ни тепло, ни холодно!

Этот тихий саботаж лиц, привыкших наживаться и не мыслящих себе работы без этого, поразил всю страну от Калининграда до Камчатки, как сифилис, стал тормозом нашего развития. Триллион рублей оказался, видите ли, не нужен нашему народу... Невообразимо! Но факт.

А что прикажете тут делать? Если ни массовые посадки, ни конфискация имущества, ни принудительные декларации о доходах не только чиновников, но и членов их семей, близких, и тому подобные жесткие, но не жестокие меры не в состоянии изменить ситуацию в корне? На что же прикажете уповать, на что рассчитывать?

Последний месяц 2019 года оказался щедр на неожиданные откровения. Одно из них, касающееся затронутой темы, носит трагикомический характер. Дело в том, что второй секретарь китайского посольства в Москве Ханг Чжу, насмотревшись, как видно, на чудеса российской коррупции и российской юстиции, сделал вдруг 16 декабря шокирующее заявление на одном из мероприятий. Заметив, что китайцам «очень больно смотреть на то, что граждан России лишает будущего какая-то жалкая кучка проходимцев», он публично провозгласил: «Я не знаю, почему русские ничего не делают с коррупцией, но я знаю, что делали у нас. С коррупцией в масштабах России можно справиться за месяц, это несложно. Но это невозможно, пока у вас стыдятся таких мест, как Бутовский полигон, и вешают туда мемориальные таблички о мнимых репрессиях».

Сказано вполне прозрачно, открыто и честно, не правда ли? Только смертная казнь, масштабная чистка нации от ее загнившей, разложившейся до предела части способна оздоровить страну. Ханг Чжу без ложной стыдливости и лицемерия привел в пример нам свою собственную страну, чьи успехи признаны всем человечеством: «Мы гордимся своими расстрельными полигонами, потому что там похоронено все то, что мешает стать государству великим — коррупция, воровство, внешнее управление, вражеская пропаганда, космополитизм, разврат, эксплуатация рабочих, права человека, бездумное потребительство. Мы с этим покончили и поэтому теперь претендуем на первое место в мире».

Вот это — правильный взгляд на вещи, правильный подход к проблеме! Казалось бы, российским властям следовало поблагодарить доброго друга нашей страны и задуматься над его советом. Ведь, как говорят в народе, не тот друг, кто медом мажет, а тот друг, кто правду скажет. А что мы видим вместо этого?

Правда-то глаза колет, как видно: наш МИД неожиданно буквально забился в истерике. Вместо «спасибо» китайского дипломата обвинили в «попытке вмешательства во внутренние дела страны, подрыве государственных устоев и сложившегося выбора российского народа в пользу демократических ценностей и международных стандартов по защите прав и свобод». (Прав и свобод жулья и ворья?!) В результате нашего искреннего и мудрого доброжелателя... лишили аккредитаций, объявили персоной нонграта и запретили появляться в России в течение 49 лет — максимально возможного срока!

Какой стыд и срам! Так публично расписаться в своем бессилии перед ворующим классом, так откровенно отождествить себя с ним! О, глаза наши бесстыжие!

Конечно, не китайцам, даже самым мудрым и расположенным к России, решать наше будущее. Но я уверен, что тот политик России, что выдвинет бескомпромиссное требование вернуть смертную казнь хотя бы только за особо тяжкие экономические преступления, получит серьезные шансы на выборах 2024 года. Без радикального очищения правящего класса мы не сможем развиваться во всю силу нашего потенциала, будем топтаться и загнивать. Неизрасходованный триллион — тому залогом.

* * *

Наезд на самозанятых и на работающих пенсионеров. На словах Путин озабочен социальным самочувствием сограждан. «Интерфакс» цитирует президента: «И, конечно, самый главный, ключевой результат, которого нам предстоит добиться, — это реальные перемены в жизни людей, перемены, которые почувствуют граждане. Не уверен, что у большинства людей есть сейчас такое ощущение». К такому выводу Путин пришел, ознакомившись с результатами опросов общественного мнения различными структурами.

А с чего бы людям ощущать улучшение жизни, если правительством не только не исполняются пресловутые национальные проекты, но и продолжается наступление на жизненные интересы людей?

Подводя итоги 2018 году, я писал: «Некоторые думские инциативы, направленные на обдирание и без того нищего народа, на „выжимание из блохи масла", я решительно не поддерживаю. Это и повышение акцизов на топливо, и рост НДС, введение новых налогов и обещание других (в том числе на садовые участки). Особенно меня возмутил 4-процентный налог, вводимый на т.н. „самозанятых". Мало того, что в большинстве случаев его невозможно учитывать и взимать, закон останется неисполнимым, мертворожденным. Но дело не в этом, дело в принципе. Многажды за последние 30 лет ограбленный, доведенный именно государством до нищеты народ, каким-то одному ему известным способом умудряется выживать, существовать и даже детей рожать, никого не спрашивая, и ни о чем не прося государство, надеясь не на него, а только на себя. Вот что такое „самозанятость" — это способ выживания народа в неблагоприятных условиях, во многом созданных государством. Этот способ был освоен народом еще в советские времена, это народное ноу*хау. Государство молиться должно на этих людей, балансирующих на грани нищеты, но не бунтующих, а проявляющих чудеса изворотливости, чтобы выжить и не пропасть, да еще детей рожать. И уж конечно, не должно даже заикаться о том, чтобы самозанятые делились с государством своими жалкими трудовыми копейками. Мы не требуем с государства отнятых им у нас денег и имущества — и пусть оно будет этим довольно. Но и оно не должно ничего требовать с самозанятых, обворованных и брошенных им на произвол судьбы».

Я попрежнему считаю, что налог на самозанятых — это бесчеловечность и свинство в государственном масштабе. Между тем, Путин не только не отменил эту антинародную инициативу, но расширил зону действия этого «эксперимента» еще на 19 регионов, и теперь таковых стало 23. Похоже было, судя по его выступлению на данную тему, что он весьма доволен результатом. Хотя чему тут радоваться, если в очередной раз содрали шкуру с самых бедных и обездоленных?

Мало того, под конец года в развитие данной темы СМИ с подачи налоговиков подняли вопрос о «работающих пенсионерах». Кто такие? Это те же самозанятые, только в преклонном возрасте, старики, проще говоря, которые получают пенсию. Пенсию, на которую, прошу заметить, нельзя не только нормально жить, но и культурно сдохнуть, т.к. ее не хватит даже на похороны. Да, многие пожилые люди вынуждены подрабатывать неофициально, чтобы свести концы с концами (официально старику устроиться на работу практически невозможно, за редким исключением). Так вот, этим несчастным труженикам поневоле, если их «накроет» налоговая полиция за подработкой, грозит еще и наказание (судебная практика по таким делам уже существует). Их приравнивают к мошенникам, они могут быть осуждены на исправительные работы либо лишение свободы до двух лет, а то и приговорены к штрафу до 120 тысяч рублей.

Какое лицемерие! Сетовать, с одной стороны, что у нас что-то многовато бедных, что они не чувствуют, видите ли, улучшения жизни, а с другой стороны — выжимать из этих самых бедных все новые и новые подати, не давая разогнуть спину и вздохнуть, отнимая заработанные из последних (в полном смысле слова) сил малые денежки. О каком демографическом росте, о каком социальном оптимизме можно говорить при таких обстоятельствах?!

Интересно, что зампредседателя президиума Союза пенсионеров России Людмила Пискунова поддержала взимание штрафов с работающих пенсионеров. Хороша?! На чьей она стороне? Чьи интересы защищает? Как ее еще терпят пенсионеры?

Государству нужны деньги, это понятно. Хотя, собственно, что тут понятно, если триллион (!) государственных средств остался неизрасходованным? Может, не так уж они и нужны?

А если все же нужны, то стоит ли выжимать их из беднейших слоев населения, настраивая большинство страны против властей, поощряя левацкие настроения? Не лучше ли в дополнение к экстренным мерам конфискации незаконных доходов у попавшихся в лапы закона коррупционеров (интересно, сколько на одного попавшегося приходится не попавшихся?) ввести, наконец, прогрессивный подоходный налог, как в большинстве развитых стран, даже в том же Китае?

В апреле прошлого года фракции КПРФ удалось, наконец, внести в Госдуму законопроект о прогрессивном налоге (до того подобные попытки регулярно срывались), но в том же 2018 году он благополучно был провален депутатами. Понятно, что в России существует мощнейшее лобби против подобных инициатив, пробить защиту которого мог бы, возможно, только лично президент Путин. Который, даже если бы и не преуспел, то заработал бы на том массу баллов рейтинга.

Но... Пока что в качестве дойной коровы правительство предпочитает бедных богатым. Противоестественно? Да. Антинародно? Да. Ну, так и вывод отсюда прост: правительство (вкупе с Госдумой) противоестественно и антинародно.

Нам с вами, читатель, этот вывод однозначно ясен.

Неужели он неясен умному Владимиру Владимировичу?

На недавнем заседании Президентского совета по стратегическому развитию и нацпроектам Путин пообещал сосредоточиться в 2020 году на росте благосостояния граждан. Но, как говорится, покуда травка подрастет, лошадка с голоду умрет. Пока что дотации населению носили у нас копеечный, зачастую издевательски ничтожный характер, а вот поборы — чувствительные. Хочется поэтому посоветовать властям: «Отстаньте от народа! Закройте свою мелочную фискальную лавочку! Не мешайте народу выживать!»

* * *

Мусорная проблема. Важным событием в нашей жизни я считаю возникновение массового общественного движения, вызванное дурным решением мусорной проблемы. О том, что в мире существует хорошее, правильное ее решение, свидетельствует опыт Швеции, которая не только справилась с собственным мусором, но и объявила о готовности принимать на переработку мусор из других стран. Шведы перерабатывают почти 100 % собственных отходов и зарабатывают на переработке чужих. Вот этой — прорыв, вот это — успех!

Швеция, как и Россия, — северная страна; научившись извлекать из мусора энергию, она во многом помогла себе в решении проблемы отопления. Нам бы срочно перенять ее опыт! Вместо этого Россия покуда больше напоминает героя народной поговорки, неприличной, но меткой: «Лежит, срет, а говно ногой отпихивает». Именно так выглядят попытки, например, Москвы и Петербурга вывозить свой мусор, накапливающийся в гигантских объемах, в другие регионы: на Север, в Калужскую или Владимирскую области и пр. Кстати, почему не в мусороприимную Швецию?

В России каждый год образуется более 60 млн тонн твердых бытовых отходов — почти 400 кг на каждого жителя страны. Но лишь 7-8 % из них перерабатывается, а свыше 90 % мусора отправляется на свалки. Страна наша, как известно с летописных времен, «велика и обильна», но при таких порядках загадить ее до невозможности в ней жить — вполне реально. И куда потом бежать из нашей любимой России? В космос?

Народные волнения в Шиесе и других местах, вызывающие абсолютную нравственную поддержку у всех, кроме конченых моральных уродов, дают понять: мусорная проблема перестала быть «одной из» и выдвинулась на уровень первоочердедной жизненной проблемы. Следует всеми силами поддержать протестующих и требовать от властей всех уровней радикального и форсированного решения проблемы. Ибо в противном случае она непременно будет политизирована по максимуму и может привести к взрыву регионального сепаратизма. Уже сейчас кое-кто из наиболее безответственных журналистов, например — Максим Шевченко, выступает с тезисом о том, что Москва рассматривает-де остальную Россию, как свою колонию. Это, конечно же, неправда, но у обиженных и обозленных беспардонной позицией столичных властей жителей, допустим, Русского Севера подобные тезисы могут вызвать дурную детонацию. (Даром, что с инициативой отдать Шиес под московские отходы выступил их же собственный архангельский губернатор!)

Это относительно новая тема в повестке дня нашей внутренней жизни. Не то, чтобы раньше о ней не знали, не задумывались. Но, как видно, всему есть свой предел, и события минувшего года показали, что в осознании проблемы наступил качественный скачок. Будет ли от этого практический толк? Очень важно принять тут правильное решение, устраивающее все стороны.

* * *

Слабое звено. На фоне впечатляющих успехов, достигнутых российским ВПК, о которых часто публично рассказывает всем наш президент, резким диссонансом звучат сообщения последнего времени о состоянии дел в российском флоте. Особенно отмечен негативом минувший год. С одной стороны, мы видим новые небывалые подлодки, беспилотные торпеды и тому подобные чудеса военноморской техники, а с другой...

1 июля в Баренцевом море потерпела аварию российская атомная глубоководная станция проекта 10831 АС31 «Лошарик», где произошел пожар, принесший гибель 14 офицерам ВМФ из 19 находящихся на борту. Все это произошло в ходе сложнейших подводных исследований Арктики, оказавшихся, таким образом, сорванными.

В ходе бесконечного ремонта на единственном российском авианосце «Адмирал Кузнецов» вспыхнул пожар, охвативший шестьсот квадратных метров и нанесший, по предварительному подсчету, ущерб в размере 95 млрд рублей (чуть менее стоимости самого судна «со всеми потрохами»). Есть погибшие и пострадавшие. На деньги, уже потраченные на ремонт «Кузнецова», можно было построить пару современных кораблей океанской зоны. По едкому замечанию российских СМИ, положение на авианосце «фактически олицетворяет состояние российского флота». Нельзя не вспомнить при этом, что в прошлом году при выводе все того же «Адмирала Кузнецова» из самого большого в стране плавучего дока ПД-50 сложилась нештатная ситуация, в результате которой сам док затонул на глубине около 60 метров. Где и пребывает до сих пор, поскольку поднять его мы не умеем.

Одновременно с пожаром на авианосце в Тихоокеанском флоте частично затонула подводная лодка, которую буксировали для утилизации. А на Черноморском флоте, в Южной бухте Севастополя, под воду ушел плавучий док ПД-16. На его стапелях в этот момент находилась подлежащая утилизации подводная лодка Б-380 «Горьковский комсомолец», которая тоже ушла под воду не по своей воле; правда, она потом всплыла, но док-то остался на дне.

Что происходит с отечественным военным флотом? Он вступил в полосу техногенных катастроф, вызванных элементарным износом былой советской техники? Или сказывается человеческий фактор, связанный с общей деградацией подготовки специалистов во всех сферах народного хозяйства, включая оборонную? Сдается мне, второе ближе к истине.

Во всяком случае, обозначенная проблема явно носит долговременный характер и переходит по наследству в 2020 год.

В утешение следует заметить, что ряд технических достижений в минувшем году позволяет России поддерживать статус высокоразвитой страны. Это касается не только шести с лишним тысяч новинок ВПК, принятых российской армией на вооружение, но и многочисленных изделий машиностроения, станкостроения и т.п. В России непрерывно возводятся новые заводы, в частности в рамках импортозамещения (так, созданы специальные производства для вертолетных и корабельных двигателей и т.д.).

Настоящим чудом техники мирового класса я продолжаю считать Крымский мост; в прошлом году я восхищался его автомобильной частью, а в этом — железнодорожной. Но об этом уже говорилось выше. Россия не собирается останавливаться на достигнутом: новые амбициозные проекты мостостроительства уже озвучены. Строятся также новые великолепные станции метро (не только в Москве), выстроены «московские диаметры» и т.д.

Закончено в 2019 году строительство газопроводов «Сила Сибири», «Южный поток», почти закончен «Северный поток-2» (задержка строительства произошла не по нашей вине, это результат санкций, но газопровод будет-таки вскоре достроен — и это можно отнести на счет наших побед). А поскольку экспорт энергоносителей для России не только основной источник доходов российского бюджета, но и одновременно инструмент «мягкой силы» в политике (тут Америка права), то данные мегапроекты на долгие годы обеспечат нашей стране существенные экономические и политические преимущества.

Наконец, нельзя не гордиться нашими новейшими мощными атомными ледоколами класса «Арктика», которые обеспечат Северный морской путь из Тихого в Атлантический океан, путь более короткой, а значит и экономически выгодный, чем Суэцкий канал. Сделав навигацию здесь круглогодичной, мы обеспечим себе немалое богатство и стратегическое преимущество. Попытки Запада «присосаться» к данному проекту, взять его под свой хотя бы частичный контроль решительно отметены. Победа? Да, несомненно. 2019 год безусловно войдет в историю нашего освоения Арктики.

К радостным событиям года (правда, тут заслуга не страны в целом, а конкретных людей) относится потрясающая аварийная посадка самолета «Уральских авиалиний» 15 августа в кукурузном поле под Жуковским. Это, конечно, чудо. У лайнера отказали оба двигателя из-за того, что в них попали птицы, но командир самолета мастерски вышел из положения, и все люди, находившееся на борту, остались живы. Приятно думать, что это — добрый знак свыше. Как бы мистический противовес пожару на «Лошарике» и «Кузнецове»

* * *
Запрет на воров в законе. Кстати, о позитивном. Событием огромного, исключительного значения я считаю принятие в 2019 году закона, почему-то мало освещенного прессой. Согласно которому теперь не нужно брать с поличным уголовную элиту — так называемых «воров в законе», «авторитетов», которые ведь предпочитают сами не орудовать ножами и пистолетами, содержа для подобных целей штат профессионалов. Но теперь в Уголовном кодексе РФ появилась новая статья 210.1 — «Занятие высшего положения в преступной иерархии», предусматривающая наказание за сам факт лидерства в ОПГ в виде лишения свободы на срок от 12 до 20 лет с максимальным штрафом в размере до 5 млн руб. При этом за любое преступление «ворам в законе» грозит от 8 до 15 лет лишения свободы. Кроме того, в отдельный состав выделяется участие в собрании главарей ОПГ в целях планирования преступлений, за что полагается наказание в виде лишения свободы на срок от 12 до 20 лет с возможным штрафом в размере до 1 млн руб. Предусмотрен и пожизненный срок. Притом криминальные авторитеты не могут быть осуждены условно.

Честно говоря, о подобном законе я лично мечтал многие годы. Ведь прекрасно понятно, что именно криминальная Россия, вырвавшаяся благодаря буржуазно-демократической революции 1991-1993 гг. из-за черты отчуждения, установленной советскими порядками, привела к явлению бандократии, тесно переплетенному с плутократией и непрерывно генерирующему вместе с нею коррупционные схемы. Оргпреступность стала неотъемлемой частью нашей жизни, подмяв под себя и часть правоохранительной системы. Это спрут, паук, ежедневно высасывающий живые силы из нашего народа. Но для либерально-демократической общественности, как в свое время для пролетарско-чекистской власти, этот контингент, глубоко и органически антигосударственный, оказался «социально близким». И как результат этого — при министре внутренних дел Нургалиеве все отделы МВД по борьбе с оргпреступностью оказались перепрофилированы в отделы по борьбе с экстремизмом (на деле их основной специализацией стала борьба с русским национализмом, а главным оружием — пресловутая «русская» 282 статья УК РФ). В ответ на что паук оргпреступности только ухмыльнулся, развивая и совершенствуя свою деятельность по высасыванию соков из населения.

Необходимо отметить, что автором законопроекта выступил лично Путин, взявший на себя всю ответственность, смело бросивший вызов всему преступному сообществу, пожелав стереть его грязной тряпкой с лица русской земли. Он внес законопроект в Госдуму в середине февраля 2019 года, а в апреле закон уже вступил в силу.

Аналогичный закон был принят лет 15 тому назад в Грузии благодаря Саакашвили, после чего грузинская воровская элита разбежалась по разным странам, в основном в Россию. Кстати, на начало 2019 года в нашей стране из 442 действующих «воров в законе» 270 были этнические грузины по национальности (теперь им сразу по освобождении из мест лишения свободы вручается документ о лишении российского гражданства и депортации). По данным СМИ, принятие соответствующего российского закона вызвало такую же реакцию: криминальные авторитеты стали разъезжаться из страны, а кое-кто замешкавшийся уже сидит. Дело в том, что по воровским «понятиям» вор не имеет права отрекаться от своего звания, что облегчает работу правоохранителей.

Повторюсь: на мой взгляд данный закон имеет исключительно важное значение. Теперь воздух российский должен стать чище, дышать станет легче. Остается только приравнять рэкет и рейдерство к особо тяжким преступлениям, чтобы мелкий и средний бизнес стал подниматься быстрее и эффективнее. И страна сразу заживет лучше, богаче и интереснее.

Запомним 2019 год хотя бы только ради этого события.

* * *
Благоустройство Москвы. Как коренной потомственный москвич я не могу не сказать несколько слов о том, что радует мой глаз и мое сердце. Правда, это не относится именно к 2019 году: уже лет пять-семь Москва хорошеет год от года. Какие великолепные работы ландшафтных дизайнеров возникают в самых неожиданных местах, где еще недавно были грязные, пустые обочины! (Я удивляюсь: откуда вдруг появилось столько превосходных, умелых садовников?) Сколько детских, спортивных площадок появилось на былых пустырях. Какие замечательные пешеходные дорожки появились там, где раньше были узкие, нечистые, заросшие тропы с вечными лужами. Сколько скамеек — ну, просто как в пригородах Парижа, чтобы пожилые или усталые люди могли присесть, отдохнуть во время прогулок.

Иногда приходится слышать голоса дешевых популистов (в том числе среди новеньких депутатов Мосгордумы) о том, что бюджетные деньги можно было бы использовать практичнее, с большей пользой для неимущих слоев и т.д. Неправда! Красота, порядок, благоустроенность города имеют огромное значение — психотерапевтическое и воспитательное, их пользу не измерить примитивной бухгалтерией.

Но главное — я впервые после крушения советской власти почувствовал какую-то заботу о человеке вообще, да и о себе лично (мне предписаны ежедневные прогулки и я просто благословляю всех, кто причастен к благоустройству прибрежной зоны Москвы-реки, куда я хожу гулять по ровным, красивым, выложенным аккуратной плиткой и хорошо освещенным дорожкам, мимо прекрасных цветников и альпийских горок, проходя рядом со специальными площадками, где молодежь возится с тренажерами или дети — с игровыми комплексами). Мне отрадно видеть каток и футбольные поля, столы для настольного тенниса там, где раньше, сколько я помню, были только дикие, заросшие сорняками пространства... И мне совершенно безразлично, кто и сколько наживает на этом благоустройстве (я вообще не люблю считать деньги в чужих карманах). Я просто любуюсь преобразованиями и наслаждаюсь красотой и порядком.

Сказанное, к счастью, относится не только к Москве, хотя Москва задает образец, показывает пример. Побывав летом в Екатеринбурге, я поразился аналогичной приятной картиной и даже написал об этом небольшой отчет в ЖЖ. Судя по доходящим до меня рассказам очевидцев о разных, преимущественно крупных, российских городах (например, Калининграде, Нижнем Новгороде, Ростове-на-Дону и др.), подобный расцвет, связанный с заботой о нормальной, красивой, благоустроенной жизни, становится характерен для России в целом. Этот настраивает оптимистически. Как говорил великий полководец Суворов: «Радуйся малому, тогда и большое придет!».

* * *
Досадный прокол. А вот капелька дегтя. В политике, вообще-то, мелочей не бывает, иная «мелочь» цепляет общественное сознание так, что может сработать спустя годы. Под конец года мы вдруг столкнулись с таким образцом.

Как сообщило РИА Новости, 24 декабря, выступая на расширенной коллегии Минобороны, Путин озадачил всех заявлением, что Гитлерде в 1938 году рассказал польскому послу Юзефу Липскому о своей идее выслать евреев в Африку. По мнению Путина, «на вымирание, на уничтожение». А польский посолде в своем докладе об этом министру иностранных дел Юзефу Беку написал: «Когда я это услышал, <...> я ему ответил: если он это сделает, мы поставим ему великолепный памятник в Варшаве».

Процитировав эти слова, Путин не сдержался: «Сволочь! Свинья антисемитская! По-другому сказать нельзя», — высказался он в адрес польского дипломата.

Кому адресовал эту гневную до неприличия эскападу Путин? Кому посылал сигнал? На чей слух рассчитывал? На международное еврейское сообщество? Или этот выпад предназначался полякам, зарвавшимся в своей неизбывной русофобии, сносящим памятники советским солдатам, отдавшим жизни за свободу Польши от немецкого тяжкого владычества? Уж так хотелось отыграться за это, отхлестав по случаю поляков по мордам хотя бы за антисемитизм перед лицом «прогрессивного, цивилизованного человечества»? Или, может быть, Путин решил таким образом потрафить российскому, русскому электорату, исходя из шаблонных советских представлений о «преступлениях нацизма против евреев»? А может, матерый разведчик на сей раз почему-то вышел из себя, не сдержал эмоций?

В любом случае, на мой взгляд, он совершил грубый прокол, показав себя на весь мир пошлым дилетантом в истории польско-еврейских, немецко-еврейских, да и русско-еврейских отношений. И этот прокол еще аукнется ему дальнейшим снижением рейтинга, снижением доверия.

Ведь вот взять хотя бы польско-еврейский вопрос. Поразительный факт, обратите внимание. До войны в Польше была самая большая в мире еврейская община — порядка трех миллионов евреев, а сегодня их осталось там менее десяти тысяч. Между тем, в наши дни Польша, поляки во всех международных рейтингах антисемитизма упорно занимают одно из первых мест. Такой тяжкий, неизгладимый след оставило шестисотлетнее еврейское присутствие в этой стране! Уж и евреев-то, вроде, почти не осталось, а антисемитизм — как память о проклятом прошлом — все еще держится, цветет пышным цветом. До войны поляки мечтали мирно решить наболевший еврейский вопрос путем переселения своих евреев на Мадагаскар, обращались с соответствующей просьбой к Франции, в чьем владении был тот остров.

Да и многие евреи в лице Всемирной сионистской организации (председатель Хаим Вейцман) сами мечтали съехать из Европы с начала ХХ века, искали на планете такое место, где могли бы разместиться. Причем одни настаивали на возвращении на землю предков в Палестину, но другие согласны были, например, на благодатную Кению (т.н. «Угандийский план», предложенный им еще в 1903 году британским правительством). Идея Гитлера о переселении евреев в Африку (не в Сахару же!), таким образом, возникла вовсе не на пустом месте, и не случайно сотрудничество сионистов с фашистами на почве эвакуации европейских евреев — признанный исторический факт. И т.д. Понятно, что для польского патриота, каким был посол Липский, откровение Гитлера могло показаться блестящим разрешением непростой проблемы.

То есть, Путину явно не хватает исторических знаний, чтобы правильно интерпретировать подсунутую ему консультантами информацию.

Нелепа и его попытка обратиться к россиянам, особенно к русским, в поисках сострадания к евреям, которых Гитлер хотел переселить в Африку якобы «на уничтожение» (на самом-то деле таким способом он как раз хотел избежать уничтожения евреев, это было альтернативное, относительно гуманное, решение «еврейского вопроса»). Нашему президенту надо совершенно не понимать ничего, чтобы надеяться подобными высказываниями навербовать себе единомышленников, сочувственников среди русских. Ведь теперь стало ясно одно из двух. Либо Путин ничего не знает о роли евреев в истории русского народа, о том самом «Русском Холокосте», тему которого однажды прямо заявил первый московский мэр Гавриил Попов. Либо знает, но ему на это наплевать. Мелочь? Нет, не мелочь.

Ну, а если Путин рассчитывал заработать себе таким путем очки у евреев — в мире, в Израиле или в России, то это очень наивно...

В общем, редко наш президент позволяет себе столь неосторожные высказывания, и они не идут ему на пользу, надо прямо сказать. Такой обычно сдержанный, взвешенный... И кто за язык тянул? На ровном месте поскользнулся. Не иначе — советнички подставили, «эксперты».

* * *

«В последний час в последний пляс пустился Макферсон»...

Сегодня мы на все сколько-нибудь значимые события нашей общественной жизни смотрим уже через перспективу 2024 года. Окончание срока путинского президентства, выборы преемника, а главное — проблема преемственности политического курса: вот что определяет наше отношение к тому или иному событию. Во всем мы теперь ищем факторы, способные изменить электоральную конъюнктуру, подключить тот или иной электоральный ресурс.

Успеет ли Путин за оставшийся срок пребывания у власти совершить нечто такое, что остудит обиды, разрешит недоразумения, остановит размежевание с народом? Возможно, он рассчитывает именно так: мол, в начале нового срока я проведу непопулярные меры, а потом — наоборот, займусь вплотную благосостоянием народа, и тогда к концу срока все непопулярное если не забудется, то отойдет в тень.

Расчет, вроде бы, рациональный, но на кого опереться Путину в его проведении в жизнь? Если правящий класс действительно прогнил настолько, насколько позволяет нам видеть российское телевидение (о том, чего оно не позволяет видеть, мы можем только догадываться, но и открытого хватает)? Похоже, что классические недостатки монархии, о которых писали когда-то Герцен и Салтыков-Щедрин, Гоголь и Лесков и мн. др., с пугающей полнотой возрождаются в автократии.

В идеале, я — сторонник партократии. Такими гигантскими странами, как Китай, Россия, более-менее эффективно может управлять только такая гибкая, всепроникающая структура, как партия. Сравнивая Китай, сохранивший этот механизм управления, и Россию, его разрушившую, приходишь к вполне однозначному выводу. Партократия, власть партии есть несомненное благо... Но только — какой именно партии?! Попытка придать всевластие «Единой России» (а такую попытку выразил в истекшем году Володин, попытавшийся сделать заявку на усиление роли Госдумы, где эта партия рулит) не может вызвать поддержку общества, которое этой партии не доверяет, считает ее антинародной — и вполне заслуженно. Возвращение к власти коммунистов тоже не вызывает у меня энтузиазма: я антикоммунист по убеждениям, считаю, что большевики убили историческую Россию, которую я люблю всем сердцем, а их кумир Ленин был русофобом, каких свет не видывал, почище Гитлера. Я не доверяю им, не хочу их реванша. Ну, впрочем, этот разговор выходит за рамки обозначенной темы.

В реальной ситуации я вижу, что, как некогда царская Россия, наша страна движется вперед, выходит вновь на авансцену истории, набирая силу, невзирая на все пороки правящего класса и прочие неурядицы. Не так быстро, не так эффективно, как хочется, но движется. Гарантом этого движения (вопреки всем неблагоприятным внешним и внутренним обстоятельствам), как ни крути, сегодня является Путин. Ему осталось три с небольшим года легитимного пребывания на вершине власти. Как раз столько, сколько надо, чтобы разрешить основные вышеназванные проблемы.

Сумеет? Справится?

Да, если найдет подходящую социальную опору. Нет, если не найдет.

Мы будем наблюдать. Но этого мало. Надо суметь помочь, если такая возможность представится. Надо быть готовым к этому.

Александр СЕВАСТЬЯНОВ,
г. Москва

Почему в российском Крыму забыли о правах русских людей?..

v3J4AwEYiA

События 2014 года, которые называют «Крымской весной», иногда «Русской весной», следствием которых стало исторической возвращение Крыма в Россию, вселили многим русским людям, которых на полуострове проживает более полутора миллиона человек, надежду, что в крымском обществе обратят внимание на права русского человека, в первую очередь национально-культурные, духовно-исторические и социально-экономические.

Однако минувшие пять лет новейшей российской истории Крыма показали, что вопросы, которые актуально и активно звучали при украинской аннексии, были не только не востребованы новой (старой) крымской властью, но и практически забыты как оставшимися официальными русскими организациями, так и представителями маргинальных русских национальных групп.

В годы украинской аннексии основным пропагандистом защиты национальных прав русских людей выступал «Конгресс русских общин Крыма» — общественная организация и созданное по ее инициативе движение «Русский Фронт Сергея Шувайникова».

Мы проводили многочисленные митинги, пикеты, «Русские Марши», принимали резолюции, заявления, обращения, постоянно выступали в средствах массовой информации, где кроме основных требований — восстановление исторической справедливость и признание в соответствии с международными нормами и народным волеизъявлением российского статуса города Севастополя и Республики Крыма (временно аннексированных украинским государством) и утверждение русского языка (родного национального и языка межнационального общения) вторым государственным, озвучивали также ряд требований национального порядка:

— признание русского народа самостоятельной нацией (этнической группой) с официальным государственным правовым статусом;

— предоставление права добровольной записи гражданином своей национальности в свидетельство о рождении и документы, удостоверяющие личность;

— усиление русской правозащитной работы и активное воспитание русского национального самосознания вместе с чувством гордости за принадлежность к русскому народу и русской нации;

— прекращение в законодательном порядке всех проявлений русофобии (неприязни к русским и России), вплоть до уголовной ответственности;

— организация и учреждение представительного органа русского самоуправления — национального съезда — Русского учредительного собрания Крыма и его исполнительного органа — Русской Думы Крыма.

Если два основных требования после 2014 года были удовлетворены — Крым вернулся в Россию и русский язык стал официальным государственным языком, то вот остальные требования русских организаций Крыма были забыты. Почему? Скорее всего потому, что они не вписывались в общероссийскую политическую концепцию развития межнациональных отношений, а если учесть, что в Москве существует мощное политическое лобби создания новой «российской нации» (этакого подобия «советского народа»), то русские национальные требования крымских русских могли, по мнению московских теоретиков, отрицательно повлиять на межнациональную стабильность в российском Крыму.

Вернувшись в Россию, крымские русские прекрасно понимали, что Россия большое многонациональное государство, где крайне необходимо стабильное межнациональное согласие и уважительное отношение всех народов, наций и этнических групп друг к другу. Но при всем этом у нас не мог не возникнуть вопрос, который постоянно волновал еще в годы украинской аннексии: почему русский народ России, который составляет 82 % населения, не имеет правового статуса государствообразующего народа?

Для всех противников русской национальной идеи и людей знающих вопрос поверхностно, необходимо напомнить, что русские национально-патриотические организации Крыма, которыми мне довелось руководить, русским народом называли не только «русских по крови» (в первую очередь это разделённые ныне три части прежде единого — великороссов, малороссов-украинцев и белорусов), но и «русских по духу и менталитету» — представителей иных народов и этнических групп, которые говорят и мыслят по-русски, осознают и считают себя русскими.

Русский народ и русская нация исторически формировались вместе с созданием Российской государственности. Российское государство во все периоды своего существования, расширения и присоединения новых территорий не уничтожило и не поработило, не крестило и не ассимилировало ни один из народов, которые сохранились, выжили и получили возможность сформировать свои национальные элиты и государственно-территориальные образования. Такая правовая ситуация и государственная практика существует и в нынешней России.

Однако, русский народ и русская нация, создавшие Россию как свою национальную (народную) государственность, не только не признаны «государствообразующими», но и лишены всякого правового статуса в российском законодательстве. Русские люди не могут считаться даже «титульной нацией» России, хотя слово «Россия» дословно как раз и означает «Русская земля». Даже права на свою «национально-культурную автономию» русский народ, в отличие от всех прочих этносов и диаспор, не имеет — на нелепом основании, что «меньшинством» в России он не является. Это хорошо отслеживается в Республике Крым, где создано и зарегистрировано большое количество «национально-культурных автономий» различных народов и этносов, но в таком праве отказано русским людям. Это еще раз возвращает нас к требованию, озвученному еще в годы украинской аннексии — проблеме создания русского представительного национального органа на территории Крыма.

Поэтому можно уверенно говорить, что, обладая равными с другими россиянами гражданскими правами по отдельности, русское большинство как народ и нация являются дискриминированными по этническому принципу сравнительно с рядом других народов России.

rusmarch 10

Демонстративный отказ федеральной власти обсуждать «проблему статуса русского народа» в перспективе могут реально попытаться использовать внешние и внутренние враги России для того, чтобы развалить государство руками самих русских. Допустить этого русские национально-патриотические организации Крыма и России не имеют права.

Президент России Владимир Владимирович Путин в программной статье к выборам 2012 года «Россия: национальный вопрос» предложил адекватные подходы к национальной политике, заявив, что Россия — есть «государство-цивилизация», системообразующими началами которой являются русский народ и русская культура; и по этой причине русский народ является государствообразующим «по факту существования России». Вполне ожидаемым м логичным шагом после выборов должно было бы стать правовое юридическое закрепление этого государствообразующего статуса. Однако прошедшие семь лет ни одна ветвь власти ничего не сделала в этом направлении, даже напротив, любые попытки обсуждения «русской темы» жёстко блокировались властью и официальными общественными институтами Российской Федерации.

В итоге вместо разумной государственной национальной политики мы имеем «Стратегию по национальной политике», в которой реальный факт наличия в России «русского вопроса» игнорируется, что сводит её практическую ценность к нулю. Ежегодное «освоение» заинтересованными структурами немалых бюджетных средств на абсурдные мероприятия «по воспитанию толерантности» еще больше загоняют русский национальный вопрос в политический тупик.

Губительным ударом для России и русского народа может стать разработанный бывшими ельцинскими министрами по национальным вопросам закон «Об основах государственной национальной политики», в котором «российской нацией» хотят объявить не «союз народов России, исторически сложившийся вокруг государствообразующего русского народа», как это было всегда, а так называемую «политическую нацию», состоящую из граждан без национальности с одинаковыми паспортами — подобие «нации иммигрантов» США. Как это будет воспринято русским большинством и рядом других российских народов, какой подъём радикализма и сепаратизма это может вызвать — легко предположить.

Среди русских людей, да и среди «малых народов» России растёт понимание того, что без русского фундамента общероссийский дом может рухнуть, накрыв обломками нас всех. Роль русского фундамента для русского населения Крыма особенно характерно проявилась в годы украинской аннексии, когда в начале 90-х годов прошлого года была воссоздана крымская автономия, и в 2014-м году, когда именно благодаря крымским русским людям мирно и легитимно прошли все события по возвращению Крыма в Россию. Даже в самой критической ситуации в Крыму, крымские русские всегда остаются надежным российским фундаментом, не отрывая себя от России и всего русского народа.

Русские Крыма и России не требуют себе ни каких-либо преференций по этническому принципу, ни территориального обособления в «русскую республику», не посягают на имеющиеся у ряда российских народов национально-территориальные образования. Они хотят для себя равных со всеми прав, а именно — признать юридически свою государствообразующую роль на всей территории России, созданной их предками, в которой они к тому же составляют большинство во всех федеральных округах.

Это отвечает интересам всех российских народов, ибо только Российская государственность, исторически сложившаяся как союз народов вокруг государствообразующей русской основы, способна сохранить в истории каждый народ России, защитить наши традиционные ценности, культуру и цивилизацию. Существование же и развитие этой государственности возможно не иначе, как при возрождении её государствообразующего народа, который всегда строил наше государство для всех народов России, отличался веротерпимостью и отсутствием агрессивного шовинизма. Поэтому жизненный интерес каждого народа России и всех её элит — общероссийских и региональных — в русском национальном возрождении.

Возвращаясь к теме защиты прав русских в Крыму, считаю необходимым подчеркнуть, что аспекты «русского вопроса» в крымском парламенте и правительстве практически не поднимались и не обсуждались. Не снимаю вины и с себя, как руководителя одной из старейших русских организаций и ветерана русского национального движения. В 2014 году я пытался публично привлечь внимание к проведению мероприятий по русской культуре, но дальше заверений министра культуры, что вопросу будет уделяться внимание, дело не сдвинулось. Поэтому и не видно ежегодных Крымских фестивалей русской культуры, прозябают в поселках и селах самодеятельные ансамбли русской песни и танца, не слышны голоса талантливых исполнителей, поскольку практически им государственная власть не помогает. Некогда фестиваль «Великое русское слово» превратился в политический форум высокого уровня, на котором неслышно русских писателей и поэтов, не слышно русских исполнителей, а только известные приезжие хоры и ансамбли напоминают нам о существовании русской культуры.

Но самое страшное я вижу в другом — в Крыму на всех уровнях прекратилась работа по воспитанию русского национального самосознания и национальной самоидентификации среди молодежи и основных групп населения. Можно восстановить памятник Екатерине II, поставить памятники Александру III, Николаю II, цесаревичу Алексею, но как привить молодому русскому человеку национальное самосознание? Почему в русских семьях дети не могут ответить на вопрос: кто ты по национальности? Они просто теряются и молчат. В лучшем случае скажут, что «я — россиянин» или «я — крымчанин». Наши русские дети и молодежь растут манкуртами — людьми, не имеющими и не знающими своих этнических корней и не способными гордо назвать свою национальность. И это прискорбно. Зато у представителей других этнических групп и народов каждый молодой человек твердо скажет: «я — армянин», «я — грек», «я-еврей», «я — татарин», и он с детства гордится принадлежностью к своему народу. Отсутствие русской национально-культурной работы в детских садах, в школах, в вузах, в средствах массовой информации, в самом обществе — это большая недоработка как всей крымской власти, так и русской общественности. Если при украинской аннексии этим занимались организации русских и российских соотечественников, то сегодня этим вопросом в российском Крыму заниматься некому. При этом прошу не путать вопрос русского национального воспитания с проведением российской военно-патриотической работы, которая более-менее в республике ведется. Думаю, что те русские жители Крыма, кто читает эту мою статью, не хотели бы, чтобы их дети и внуки стали манкуртами, которые повзрослев забудут свое национальное имя и родовые этнические корни. Тут же будет уместно вспомнить высказывание российского Президента Владимира Владимировича Путина: «От того, как мы воспитаем молодежь, зависит, сможет ли Россия сберечь и приумножить саму себя. Сможет ли она быть современной, перспективной, эффективно развивающейся, но в то же время сможет ли не растерять себя как нацию, не утратить свою самобытность в очень непростой современной обстановке».

Мне очень хочется верить, что в ближайшие пять лет отношение к правам крымских русских в Республике Крым и Севастополе изменится в иную сторону. Но для этого необходима системная работа всех русских национально-патриотических организаций, поддерживающих их русских активистов и всей русской общественности Крыма. Надеюсь, что ситуация по правовому статусу русского народа изменится и в самой России, в центре и регионах появятся здоровые русские общественно-политические силы, которые смогут позитивно влиять на общество и на власть.

В завершении хотел бы привести слова Главы Республики Крым Сергея Аксенова, прозвучавшие в ходе V Международного гуманитарного Ливадийского форума: «Как сказал Президент Российской Федерации Владимир Владимирович Путин, русский народ — самый большой разъединенный народ в мире... Тем не менее, отношение к русским напрямую зависит от нашей позиции. Если мы будем сторонними наблюдателями, то ни о какой перспективе развития не стоит даже заикаться. Искренне верю, что русская идея и русский дух всегда победят. Самый говорящий пример этих слов — возвращение Крыма на историческую Родину благодаря поддержке Президента Российской Федерации и активной позиции крымчан. Именно так необходимо защищать интересы своего духовного и культурного пространства».

Хотелось, чтобы эти слова бывшего лидера партии «Русское Единство» получили и практические шаги по реализации прав крымских русских, как народа и как нации. Только тогда русские люди будут чувствовать себя комфортно и стабильно в многонациональном крымском доме, ощущать себя единым народом, понимать, что их права гарантированы и защищены властью и законом.

putin

Сергей ШУВАЙНИКОВ,
председатель РОО «Конгресс русских общин Крыма».
(Использованы материалы Интернета)




© 2022 Конгресс русских общин Крыма. Все права защищены. При использовании материалов ссылка(гиперссылка) обязательна.


Яндекс.Метрика