СВО: осознание цели

Ростилас Ищенко фото для статьи

Давал интервью одному из ведущих российских международных агентств, и внезапно осознал, что мы до сих пор не поняли с кем и почему воюем на Украине.

Поэтому не можем ни внятно обозначить цель СВО (гарантия безопасности России – цель, существовавшая до СВО, и она будет существовать после СВО столько, сколько будет существовать Россия, но что именно мы понимаем под гарантией безопасности здесь и сейчас?), ни, соответственно, определить механизм достижения этой цели (при помощи военной операции можно разгромить армию и уничтожить государство, а что потом?).

Народ (и СМИ, как зеркало, отражающее весь спектр народных мнений), колеблется между «забрать тех, кто проголосовал за вхождение в Россию» – регионы, уже внесённые в Конституцию РФ, и «ни пяди русской земли врагу» — вернуть всё, по самую Польшу, а можно и вместе с Польшей. Власть посылает противоречивые сигналы, то отсылая к стамбульским договорённостям марта-апреля 2022 года, которые уже не соответствуют реальному положению вещей, то намекая на возможный раздел Украины, то оставляя пространство для существования какого-то украинского государства, границы которого ещё предстоит определить.

Такой подход был бы правильным, если бы мы имели дело со стандартным нормальным государством, но мы имеем дело с антироссией (с чем согласна и большая часть нашего населения, и власть, вплоть до её высшего уровня). Более того, почти все согласны с тем, что Украина может существовать только, как антироссия. Но что это значит и что из этого следует?

Опять не скажу ничего нового, но напомню, что украинцы – есть бывшие русские, которым настолько опротивела их русскость и которых настолько восхитила Европа, что они объявили себя европейцами – отдельной украинской нацией, ничего общего с русскими не имеющей. Сейчас украинцы в пылу полемики часто называют русских финно-моголами, отрицая их славянство, но не так давно (в 90-е и даже в нулевые) украинцы готовы были себя признать не славянами (потомками печенегов, половцев и прочих тюрок, кочевавших в причерноморских степях), лишь бы не иметь ничего общего с русскими славянами.

Не иметь ничего общего с русскими – главное в идеологии украинства. Русские – эсхатологическое зло, угнетавшее свободолюбивых украинцев в течение тысячелетий – от сотворения мира и до наших дней.

При этом самопровозглашённая европейскость является родовым пятном большинства украинцев, в том числе и так называемых пророссийских. В ересь европейства не впали только те на Украине, кто всё время её существования продолжал считать себя русским, а это абсолютное меньшинство. Абсолютное большинство считало, что русские и украинцы – близкородственные народы (ещё бы, если у половины «украинцев» русскими является родная сестра или брат, на русских и украинцев могут делиться даже близнецы). «Украинцы», те которых сейчас называют «адекватными украинцами», а сами себя они кличут «адекватниками» (в противовес русским «ватникам») даже хотели жить с русскими в мире и дружбе, но по разные стороны границы и чтобы газ был бесплатным, а сало русские покупали по цене золота.

В общем, со всем этим, хоть и с трудом, и с большими издержками можно было работать, постепенно приводя эту «рождающуюся нацию» в сознание. В этом заключалась концепция ельцинской России и путинской до 2014 года – «младшие братья создают новую нацию, от этого у них кипит мозг и они, с юношеским максимализмом, пытаются кусать руку дающую: надо понять, потерпеть, дождаться, когда они придут в сознание и тогда заживём и будем дружить домами».

Из Москвы, однако, видно хоть далеко, но не всё. Концепция была изначально ущербна, поскольку на Украине подавляющее большинство дружить домами не собиралось. Они собирались стать «украинцами» — частью Европы и, таким образом, получить «право» на эксплуатацию русских ресурсов (включая человеческий) в своих интересах. Для собственных же русских рекомендация «чемодан, вокзал, Россия» была популярна на Украине с начала 90-х, только реализовать на практике её до 2014 года не получалось. Впрочем, и после 2014 года далеко не все русские уехали с Украины в Россию, и далеко не все уехавшие – русские.

Уже после воссоединения Крыма и начала гражданской войны в Донбассе, украинские «европейцы», в том числе и те, которые числились «друзьями России» стали воспринимать отношения с Москвой, как национально-освободительную войну украинского народа за независимость от России. С начала СВО такое восприятие стало для них общим местом.

То, что для нас СВО, для них – война за независимость. Так неоднократно бывало в истории: британские колонисты в США воевали за независимость, а Британия подавляла мятеж бунтующих подданных короны. Хмельницкий уже давно (со смерти короля Владислава IV) вёл войну за независимость, а поляки всё ещё думали, что у них СВО.

Мы освобождаем русских от бандеровщины и удивляемся, почему эти русскоязычные жители юго-востока Украины, ничего общего не имеющие с Галицией и галицийским культом Бандеры, так упорно, до последнего украинца, воюют с нами. А воюют они потому, что они не считают себя русскими, а нас освободителями. Те, для кого мы освободители, на фронт не идут, а бегут с Украины в Россию, или прячутся от мобилизации, или сидят в тюрьмах. Но миллионная масса: примерно 300-350 тысяч уже убитых, столько же искалеченных и до 400 тысяч всё ещё в ВСУ и других силовых структурах Украины – те, кто борется за независимость, хоть осознанно, хоть полуосознанно считая нас чужими.

Мы для них и есть чужие, как и они для нас. Их ненависть к нам (а это именно ненависть) мотивирована вовсе не СВО, она появилась ещё до распада СССР и развивалась по нарастающей, пока не охватила большую часть народа. Эта ненависть мотивирована необходимостью для «украинцев» отрицать своё вчерашнее Я. Слишком мало времени прошло с тех пор, как они были русскими. «Украинцами» стали люди, русскими родившиеся и прожившие половину жизни в русскости.

Восставшие британские колонисты не объявляли себя индейцами. Своё противостояние с короной они объясняли финансово-экономическими мотивами. Американцами (другим народом) стали уже их внуки, родившиеся и выросшие в другой стране. Казакам Хмельницкого не было нужды объявлять себя не поляками. Поляки их сами таковыми не считали (из-за чего первоначально и возник мятеж, как требование равенства прав внутри воинского сословия). Для поляков они были «схизматы» и «русины».

У бывшего русского не было ни финансово-экономических, ни сословных причин становиться украинцем. Это идейно-политический выбор, во многом навязанный пропагандой «просвещённой Европы» в сравнении с «отсталой Азией», пропагандой, которая в 90-е годы падала на унавоженную катастрофой постсоветских экономик почву.

Они сделали этот выбор. Они убедили себя в том, что они иные. Они убедили себя в том, что им придётся воевать с Россией за свою самость. Они не заметили, как спровоцировали таки эту войну, заставив Москву развернуть СВО намного шире первоначально предполагавшихся масштабов. И теперь они ощущают себя борцами за независимость Украины, как части Европы, и за европейские ценности.

Нам смешно, но они абсолютно искренни, когда кричат европейцам, что те им по гроб жизни должны, ибо они защищают цивилизацию от азиатского варварства. Они искренне возмущаются неготовностью Европы прийти на помощь «украинским братьям» всей своей мощью против общего врага. Таково их мировосприятие – извращённое, не имеющее ничего общего с реальным отражением действительности, но существующее и руководящее действиями десятков миллионов людей. В этом смысле представляющее из себя материальную силу.

Мы уверены, что они умирают за интересы США, а они уверены, что умирают за свою свободу. Поэтому глубоко не правы те наши политики и эксперты, которые считают, что Украину можно победить, урезать территориально, ослабить экономически, запретить иметь армию больше белорусской и на этом всё.

Нет, не всё, это будет только начало. Я не случайно всё время подчёркиваю, что останься у Украины даже квадратный метр территории, не пройдёт и десяток лет, как с этого метра для России начнёт исходить ощутимая угроза. Они обязательно пригласят к себе и обустроят какого-нибудь врага России, из тех, кто посильнее.

Всё упирается именно в то, что нынешний конфликт они воспринимают как войну за независимость. То, что мы рассматриваем, как их сокрушительное поражение, они будут рассматривать, как свою великую победу. Даже если они потеряют двадцать или двадцать пять регионов из наличествовавших в январе 2014 года 27-и, они будут считать, что победили, ибо отстояли независимость, хоть и дорогой ценой. И в школах они будут учить подрастающее поколение, что сотни тысяч или даже миллионы украинцев пожертвовали собой на фронте, а десятки миллионов стали беженцами только ради того, чтобы сохранился вот этот конкретный островок независимости.

Вся жизнь этой оставшейся Украины будет вращаться вокруг надежды на реванш и подготовки реванша. Любой враг России сможет рассчитывать на её заинтересованную поддержку. Любой способ навредить России будет использован в полной мере.

И не факт, что нам ещё раз так повезёт и можно будет сокрушить врага военной силой. С Польшей и то везёт не каждый раз. А это будет похуже Польши – у поляков всё же месть России не является национальной сверхидеей. Они нас не любят и боятся, но, в отличие от украинцев, стараются мириться с актуальной политической реальностью, чтобы не довести дело до очередного раздела.

Поэтому и только поэтому (потому, что любая оставшаяся Украина будет чувствовать себя победителем, сохранившем независимость и стремиться к территориальному реваншу) я считаю, что как бы и чем бы ни закончилась СВО, Украина после неё должна навсегда прекратить своё существование. Если мы не можем переварить её всю и сразу, то лучше разделить с соседями (включая, кстати, Белоруссию), чем оставлять хоть один махонький островок независимости. Независимую Украину пусть создают в Канаде (если канадцам своя страна не дорога).

Не было и не будет для России более опасного движения, чем украинство. Это гангрена, изнутри разъедающая организм единого народа, но и будучи отделённой, она не пытается заняться собой, а стремится уничтожить Россию или её украинизировать до самой Чукотки. Причём, как показывает практика украинской украинизации, увернутся не удастся никому: ни грекам, ни армянам, ни якутам, ни бурятам – всем объяснят, что живут они «на Украине», а значит украинцы, а кому не нравится – «чемодан, вокзал, Китай».

Нам неимоверно повезло, что Украина так отчаянно сопротивляется и не даёт возможность завершить СВО каким-нибудь промежуточным миром. Только это сопротивление даёт надежду на то, что пусть не по заранее намеченному плану, а просто волей обстоятельств, российское руководство будет вынуждено в конечном итоге ликвидировать Украину, как государство, украинство, как идею и украинский дух, как разносчик смертельно опасной инфекции – сопоставимой с биологическим оружием, избирательно действующим только на русских, но зато с 98% летальностью.

Если уж украинцы выбрали борьбу с Россией не на жизнь, а на смерть, то выбора они нам не оставили: они сами виновны в том, что с ними произошло и что ещё произойдёт и нам не в чем себя упрекнуть – убить бандита, спасая свою жизнь, не преступление, но подвиг.

Ростислав ИЩЕНКО
политолог, президент Центра системного анализа и прогнозирования.
(РИА Новости)

ДЕЛО ЮШКОВА, РУССКИЙ МИР И СВО

Фото Александра Севастьянова

Мы предлагаем читателям статью ветерана русского движения России, известного российского публициста и учёного Александра Севастьянова. Сегодня, когда все русофобские силы Запада ополчились против России и Русского мира, в самой России еще остались силы и чиновники, которые пытаются принизить роль Русского мира и ее активистов, защищающих в соответствии с законом и Конституцией России права и интересы русского народа как государствообразующей нации. Надеемся, что данная статья, при спорности ее отдельных моментов, не оставит равнодушными наших русских соотечественников.

Я думаю, все прекрасно понимают, что в ходе СВО решается вопрос, кто кого одолеет: новоявленное украинство или исконный Русский мир. Это понимаем как мы, так и наши враги, недаром само это словосочетание – Русский мир – вызывает у них звериную злобу и ненависть.

Не случайно патентованный недруг России, глава польского правительства Матеуш Моравецкий в статье, опубликованной в The Telegraph, заявил, что идеология «Русского мира» представляет угрозу для всех европейских стран, и призвал: «Недостаточно поддерживать Украину в ее военной борьбе с Россией. Мы должны полностью искоренить эту чудовищную новую идеологию».

Не отстают от Моравецкого и сонмы различных украинских пропагандистов и политиков. За многие годы, предшествовавшие СВО, мы довольно наслышались о том, что «Русский мир – это гибель Украины», что с ним необходимо покончить решительно и бесповоротно. Например, украинский президент Петр Порошенко заявил, что считать Украину частью Русского мира может лишь сумасшедший. Выступая в Краматорске (Донецкая область), он сказал, в корне извращая суть дела: «Почти 2,5 тыс. украинских героев отдали свою жизнь для того, чтобы освободить Донбасс, защитить его от так называемого Русского мира». Публицист Александр Тверской, рассуждая о событиях на Донбассе, пишет, что «украинцы сдерживают кровожадный Русский мир на последнем рубеже». А заместитель генерального директора украинского телеканала ATR Айдер Муждабаев заявил: «Все, что имеет в корне слово "Россия", все, что с ним сейчас хоть как-либо связано, — это кристальное, тотальное и доказанное зло. Как для украинцев, так и для всего мира не пещерных людей». И т.д., и т.п.

Особенно усилились нападки на Русский мир после воссоединения России с Крымом, когда эта доктрина прозвучала с самой вершины российской власти. О необходимости защитить и консолидировать Русский мир заговорил наш президент Владимир Путин еще в 2014 году. А в 2015 году глава МИДа Сергей Лавров также публично отметил важность развития Русского мира; он сказал, что для России поддержка Русского мира служит «безусловным внешнеполитическим приоритетом».

Ответом украинской стороны стали попытки запретить в бандеровской державе даже само понятие Русского мира. 28 сентября 2018 года в Верховной Раде зарегистрировали проект закона № 9139 «О внесении изменений в закон "Об осуждении коммунистического и национал-социалистического (нацистского) тоталитарных режимов в Украине и запрет пропаганды их символики" (об осуждении и запрете "русского мира" в Украине)». Это выдающийся памятник украинского законотворчества. Статью 436-1 уголовного кодекса предлагается дополнить пунктом о пропаганде Русского мира. Все формы популяризации этой идеи будут наказываться ограничением свободы на срок до пяти лет или лишением свободы на тот же срок с конфискацией имущества или без таковой. Подобная пропаганда должна быть запрещена всем юридическим лицам, политическим партиям, СМИ, общественным организациям. Кроме того, после принятия закона Центральная избирательная комиссия получит право не регистрировать кандидатов в президенты и народные депутаты, политические партии, которые публично ведут пропаганду Русского мира. В пояснительной записке сказано: «Необходимо однозначное осуждение и запрет на законодательном уровне в Украине идеи "русского мира" как формы национал-социализма (нацизма)». Кто бы говорил!

Украинские законодатели, на какое-то время отложив шлифовку проекта, недавно вновь вернулись к этой «плодотворной» инициативе. В марте 2021 на этот раз уже депутаты правящей партии «Слуга народа» внесли в Верховную раду законопроект об установлении уголовной ответственности за пропаганду идеологии «русского мира». Законопроект разработан группой парламентариев во главе с внефракционным депутатом Александром Шевченко. Авторы документа предлагают наказывать за продвижение подобных идей тюремным сроком до 10 лет.

К разнузданной кампании против Русского мира подключились активисты так называемой Православной церкви Украины. На заседании Синода этой церковной организации 27 июля с.г. они приняли «Письмо о привлечении российского патриарха Кирилла к канонической ответственности и лишении его патриаршего престола». В письме иерархи ПЦУ требуют «осудить доктрину "русского мира" и признать ее еретической; квалифицировать действия патриарха Кирилла на канонической территории Александрийского патриархата как схизматические (раскольнические); лишить Кирилла Гундяева права занимать Московский патриарший престол». Ни много ни мало.

Вероятно, в связи со всеми подобными инициативами украинский вице-премьер Вячеслав Кириленко уверяет, что отныне на Украине «российская ментальность закрыта».

К сожалению, деятельность ненавистников Русского мира не ограничилась декларациями и законопроектами. Недавно они совершили чудовищное преступление: взорвали молодую журналистку и общественного деятеля Дарью Дугину, дочь известного разработчика идеологии Русского мира философа А.Г. Дугина, которая и сама была предана этой идее, служила ей истово. В связи с этим бесчеловечным терактом глава комитета Госдумы по международным делам и руководитель ЛДПР Леонид Слуцкий метко назвал взрыв машины Дугиной «атакой на скрепы Русского мира».

Ненависть к Русскому миру и борьба с ним не на живот, а на смерть, со стороны врагов России, а также русофобствующей хунты Украины и ее адептов не удивляет.

Удивляет, что в самой России находятся борцы с Русским миром, чье рвение мало уступает рвению наших прямых и откровенных врагов.

* * *

В общем и в целом реабилитация и поддержка Русского мира произошла не только на вершине нашей властной пирамиды, но и во всем российском обществе. Это движение, по мнению некоторых наблюдателей, затронуло даже структуры, непосредственно осуществляющие политическое руководство и контроль. 4 августа, например, информационное агентство Readovka распространило такое извещение: «Центрам "Э" (подразделения МВД, заточенные на борьбу с экстремизмом. – А.С.) по всей стране поступило распоряжение перестать "кошмарить" по 282-й статье за пропаганду русского национализма. При этом вопросы межнациональных конфликтов теперь будут пресекаться в разы жестче. Кажется, в нашей стране, наконец, задались вопросами идеологии. Как стало известно Readovka от трех источников, имеющих отношение к проблеме, в вопросах возбуждения производства дел по 282-й статье на места поступили новые вводные. Теперь "эшникам" настоятельно не рекомендуют касаться вопросов обсуждения русской идентичности и пропаганды русской нации вообще. Связано это в первую очередь, естественно, с СВО — стало публиковаться слишком много пограничных, по мнению силовиков, постов в соцсетях, зачастую от простых жителей, которых точно нельзя заподозрить в экстремизме. Этот патриотический народный порыв было решено никак не пресекать и дать волю русским открыто признаваться в величии государствообразующей нации и ее значимости в мировом масштабе. Однако Россия была бы какой-то другой страной, если бы у этой истории не было обратной стороны. Вместе с тем на места поступило и распоряжение усилить контроль за любыми проявлениями межнациональной розни, такое будет теперь пресекаться в разы жестче».

Появилась в данной связи даже надежда, что та самая межнациональная рознь отныне больше не будет привычно рассматриваться правоохранителями через призму презумпции виновности русских. А статья 282 повернется, наконец, против гостей нашей страны, возомнивших себя ее хозяевами. Как ветеран Русского движения, состоящий в нем с 1991 года, я отлично помню дикие преследования, которым подвергались русские люди, посмевшие в злые годы сурковщины выступить в защиту своих прав и интересов, особенно на почве именно межнациональных отношений. Несколько тысяч (!) молодых, горячих русских парней, вставших по велению сердца на защиту своего народа и того самого Русского мира, расселилось тогда по местам лишения свободы. Сколько судеб таких защитников оказалось сломано разными «органами»! В 2008 году мне даже пришлось написать по этому поводу статью со знаковым названием «Новая инквизиция», которую осмелился опубликовать журнал «Наш современник». В ней я рассказал о возрождении тоталитарного полицейского государства, о попытке антирусского геноцида, о запрете на откровенное и объективное обсуждение этнополитических проблем, о невозможности бороться с несправедливостью в отношении русских. Приводил множество примеров нелепых и противоправных преследований русских националистов.

Говорил я и о том, что «именно ФСБ формирует стратегическое направление ("борьба с русскими националистами") и курирует весь процесс этой борьбы». Я написал тогда слова, под которыми подписываюсь и сегодня: «Стратегия такого поведения ФСБ в высшей степени неумна и противоречива. Ведь превратить русское движение из противника режима в его мощнейшего сторонника было бы совсем нетрудно, для этого надо лишь прислушаться к справедливым требованиям государствообразующего народа, начать защищать его права и интересы. От этого государство Россия (и его ФСБ) только укрепится, получив безоговорочную поддержку 82 % населения – мечта любого разумного политика. И наоборот, раздувать конфронтацию государства (в лице ФСБ и др.) с государствообразующим народом – это опасное безумие, сродни плеванию в колодец, которое ничем хорошим не кончится, а для самих плевателей может и вовсе обернуться трагически. Нельзя рубить сук, на котором все сидят. Таким образом, борьба Федеральной службы безопасности с Русским движением – есть борьба против самих основ государственной безопасности России».

Надо признаться, меня лично тоже не обошла волна репрессий в 2000-х и 2010-х годах: два обыска, полтора десятка попыток завести на меня уголовное дело по 282 статье или запретить мои книги. Но Бог миловал, удалось от-биться, хотя семь из моих тридцати с лишним книг таки запрещено, чем сегодня, можно бы, скорее, гордиться.

Ситуацию неожиданно для всех переломил лично президент Владимир Путин. Который, во-первых, выкинул из своей администрации Владислава Суркова, злого гения Русского движения, отца этой репрессивной политики. А во-вторых, воссоединил Крым с Россией, после чего в октябре 2014 года, выступая на Валдайском форуме, заявил вдруг: «Самый большой националист в России – это я». Чем поверг общественность в настоящий шок, ибо такого признания не ожидал никто. Но что сказано, то сказано. Признание Путина смело можно назвать поворотным в новейшей истории. В том же году прозвучал на весь свет и тезис о Русском мире. А это, согласитесь, уже тенденция.

Прямым следствием изменения внутриполитического президентского курса я считаю внесение лично Путиным поправки в Конституцию России (2020 год), где русские в косвенном виде признаются государствообразующим народом. И высший арбитр – Конституционный суд России разъяснил: эта поправка действительно касается, конкретно, – именно и только русского народа, который внес основной вклад в строительство России и на котором она, в основном, и держится ныне.

Итак, на самом верху российского общества мы видим однозначную и четкую ориентацию на «замирение» власти с русским народом, на признании его значения, на поддержку Русского мира и его идеологов, и деятелей, в конце концов. Что вполне правомерно и естественно в условиях СВО и подъема русского национального самосознания. И, если верить вышеприведенному сообщению информационного агентства Readovka, в целом властная вертикаль правильно реагирует на указанные перемены и отходит от порочной практики преследования русских националистов.

Однако не зря в народе говорят: «Жалует царь, да не жалует псарь». Недавно я получил известия о том, что кое-где у нас еще не перевелись не в меру ретивые и неуемные силовики, для которых сезон охоты на «русских ведьм» все никак не закончится, вопреки ясно выраженной позиции президента и истеблишмента.

* * *

Дело Романа Юшкова, видного активиста Русского движения в Перми, кандидата географических наук и до недавнего времени доцента Пермского госуниверситета, уже на слуху у отечественной аудитории. В частности, Первый русский интернет-канал «Царьград» посвятил большой и подробный материал этому делу. Которое и началось-то с публикации «Царьградом» громкого журналистского расследования насчет серии изнасилований и превращения юных русских девушек в секс-рабынь, которое осуществлялось сплоченной группой из состава азербайджанской диаспоры в Ижевске, весьма влиятельной. При этом преступление и преступники покрывались местной полицией при участии сотрудников той же, как на грех, национальности. Один из которых, Х. Байрамов, предупредил друзей от грядущем задержании и позволил сбежать из России (за это оборотень в погонах отсидел небольшой срок), а другой, руководитель райотдела угро ОМВД, не только не наказал земляка, но и пытался выгородить его в суде. Оба полицейских, как понимает читатель, одной с преступниками национальности: азербайджанцы, их поведение – результат этнической солидарности в чистом виде.

Что до Юшкова, то вся его «вина» заключается в том, что, ознакомившись с этим расследованием и придя во вполне понятное возмущение, русский активист 21.08.21 перепостил материал во «ВКонтакте», снабдив нелицеприятным комментарием. Как сообщает «Царьград», «он сравнил ситуацию в Англии, где пакистанцы-мигранты десятки лет подряд похищают и насилуют маленьких девочек и остаются при этом безнаказанными, и грязную историю в Ижевске. Также Юшков заявил, что насильники "терроризируют" нас в собственной стране и посетовал, что проблема никак не решается».

Казалось бы, что тут можно возразить, и в чем можно усмотреть преступление блогера? Однако то, что сошло бы с рук любому другому, не пожелали спустить Юшкову. Дело в том, что Центр по противодействию экстремизму ГУ МВД по Пермскому краю (Центр «Э») долго и упорно преследует видного русского активиста, с которым у них давние счеты. Причем до сих пор – безуспешно. По словам самого Юшкова, которого я знаю лично много лет как на редкость порядочного, умного и преданного русскому народу неравнодушного человека, со стороны Центра «Э» уже был с десяток попыток зацепиться за разные его публичные высказывания. Такова, видимо, принципиальная установка начальника Центра полковника Евгения Иванова, который, как я понял, и на этот раз стоит за очередной попыткой привлечь Юшкова к суду. А до того пермская прокуратура и СК неоднократно отвергали другие попытки Центра открыть уголовное дело против блогера. В этих обстоятельствах, я так считаю, можно усмотреть личный мотив сведения счетов, ведь в 2018 году состоялась резонансная победа Юшкова в суде присяжных – оправдание по делу о «еврейских 6 миллионах».

Как я предполагаю, начальник Центра «Э» не смог пережить такой удар по своей профессиональной репутации, да и просто по самолюбию. Вот и начал новое преследование. К блогеру с обыском заявились сотрудники Центра, изъяли компьютерную технику, цифровые носители информации. 22 февраля 2022 года в отношении него возбудили уголовное дело по статье «Возбуждение ненависти или вражды» (ч. 1 ст. 282 УК РФ).

Преследуя русского блогера Юшкова, выступившего против конкретных азербайджанцев, насиловавших русских девочек, в том числе несовершенно-летних, и организовавших для «своих» сеть подпольной проституции, полковник с фамилией Иванов оказался, на мой лично взгляд, по одну сторону баррикады с правонарушителями, каковы Г., С. и Н. Рзаевы, Х. Байрамов, и с покрывавшим последнего полицейским начальником П. Намазовым. Ведь у них оказался общий противник, вот и сработал принцип «враг моего врага». Хорошая компания, не так ли? Парадокс...

И парадокс этот – не единственный в деле. Поскольку на этот раз Следственное управление Следственного комитета по Пермскому краю в лице его главы Дениса Валерьевича Головкина почему-то решило поддержать полковника Иванова. В результате чего Илья Сергеевич Решетников, молодой старший следователь Следственного отдела по Дзержинскому району г. Перми Следственного управления СК РФ по Пермскому краю, принял дело к производству и назначил по нему экспертизу.

И вот что интересно. В свое время выдающийся деятель российской мусульманской уммы философ и улем (ученый богослов) Гейдар Джемаль недаром выдвинул понятие «этнические мусульмане», то есть люди, относящиеся к этническим группам, традиционно исповедующим ислам. Он с полным основанием считал эту общность хоть и неформальной, но вполне действенной, проявляющейся в нашей жизни. Среди этих людей могут быть азербайджанцы, узбеки, таджики, татары – конкретика неважна. Зато важно, что все они входят в единую общность: этнические мусульмане. И воспринимают друг друга как «своих», а поэтому крепко стоят друг за друга.

Так вот – обрати внимание, читатель! – Решетников назначил по данному делу экспертизу, доверив ее двоим этническим мусульманам из Казани: государственному судебному эксперту Шаяхметовой Эльвире Халитовне (даже не имеющей ученой степени) и старшему государственному судебному эксперту Абитову Ильдару Равильевичу.

Поскольку в основе дела, предположительно, лежит конфликт на почве межнациональных отношений, то национальная и конфессиональная принадлежность всех его участников, особенно экспертов, имеет принципиальное значение. Могу ли я лично предполагать, что эти эксперты соблюдут принцип этно-конфессиональной солидарности, характерной для «этнических мусульман», и не будут беспристрастны в своем заключении? Думаю, что да. А вы, читатель?

И вот в моих руках семь страниц экспертного заключения, я их внимательно изучил. Главные выводы таковы:

«1. В публикации Юшкова Р.А. содержится совокупность лингвистических и психологических признаков возбуждения вражды (ненависти, розни) по отношению к группе лиц, выделяемой по принципу национальной принадлежности (азербайджанцы, проживающие на территории России)...

3. В публикации Юшкова Р.А. содержится совокупность лингвистических и психологических признаков побуждения к совершению действия, направленных на физическое уничтожение представителей азербайджанской диаспоры в России. Побуждение выражено в непрямой форме, не в форме призыва...

4... Утверждение содержится в пресуппозиции высказывания: "И мы, даже узнав все это, не в состоянии их поубивать...

5. В Высказывании Юшкова Р.А. содержится информация (мнение) о том, что "своя" группа не имеет возможности ("не в состоянии") физически уничтожить "чужую" группу...».

Опущу подробности т.н. «доказательств» экспертов, их анализировать – надругательство над здравым смыслом. Надо сказать, у меня довольно богатый опыт судебных разбирательств, я много раз выступал как истец, ответчик и защитник (между прочим, засудил по делу о защите своей чести и достоинства не кого-то, а самого Главного раввина России – Берла Лазара), повидал немало экспертиз. На мой лично взгляд как кандидата филологических наук и главного научного сотрудника МосГУ перед нами – не профессиональная экспертиза, а возмутительная псевдонаучная белиберда.

Но что в данном случае значит мое мнение? Лучше взглянем, что написала в официальной рецензии эксперт-лингвист с 45-летним стажем работы, доктор филологических наук, автор 170 научных публикаций, профессор Московского городского педагогического университета Елена Борисова. Она сама не раз выступала экспертом по делам о клевете, экстремизме и разжигании национальной розни в Межрегиональном бюро судебных экспертиз им. Сикорского, прекрасно знает специфику дела. Ее оценка «экспертизы» Абитова и Шаяхметовой вполне однозначна:

«Исследование включает в себя умозаключения, нашедшие отражение и в выводах, противоречащие современным методам анализа текста, признанным в лингвистике. В частности, не учтен контекст и правила русского языка при определении денотата наименования "азербайджанцы". Вывод о пресуппозиции не основан ни на каких принятых в науке методах семантического анализа».

Иными словами, «экспертиза» антинаучна, а ее обвинительный вердикт попросту притянут за уши экспертами. Трудно не согласиться с этим.

* * *

Нравится кому-то это или нет, но истина такова: одни этнические мусульмане насиловали и держали в секс-рабстве русских девочек, другие этнические мусульмане их покрывали, а третьи фабриковали обвинение против того русского активиста, который посмел эти преступления обличать и возмущаться ими. Подчеркиваю, это делали не все этнические мусульмане, какие только есть на свете, а отдельные их представители, конечно же. Но тем не менее факт налицо. Этноконфессиональная подоплека конфликта, на мой взгляд, очевидна. И создали эту подоплеку, в первую очередь, те правоохранители, что покрывали преступников, и те, что заказывали экспертизу.

Самое неприглядное в этой истории: русского активиста, который посмел возмутиться преступлениями отдельных азербайджанцев, вполне право-мерно высвечивая при этом их национальную принадлежность, эксперты – этнические мусульмане – именно за это обвиняют в разжигании межнациональной розни. Но ведь не только он называл национальность преступников: это делали и интернет-канал «Царьград», и региональное управление СК. А Генеральная прокуратура России даже направила запрос о возбуждении дел не куда-нибудь, а в азербайджанскую Генпрокуратуру, тем самым признавая этно-национальный компонент преступления. Не предъявить ли им за это обвинение?

Подобный прием против Юшкова использовался в этом деле и раньше. Так, для того, чтобы открыть само дело, следствие предварительно запросило молодого эксперта из той же Казани – Резеду Акбирову. Которая, конечно же, усмотрела в тексте злополучного поста криминал.

Тут, на мой взгляд, просматривается своеобразная избирательность Центра «Э» и СК Перми, предпочитающего использовать в делах против раздражающего их русского активиста – экспертов из числа этнических мусульман (трое экспертов из четырех). Нет ли в таком подходе умысла на разжигание межнациональной розни? Мне лично кажется, что есть: все это выглядит в моих глазах как натравливание на русского по этноконфессиональному признаку. Хотя, может быть, заказчики просто побоялись, что русские эксперты не станут высасывать из пальца обвинения против русского блогера? И подстраховались, обратившись к тем, для кого Юшков – «чужой»?

Прием этот – известный, проверенный, безотказный. Точно так же в далеком уже 2008 году прокурор Ивановской области Мурат Кабалоев обратился за экспертизой к этнической мусульманке Ф. Фарахутдиновой, чтобы запретить две мои брошюры. Эта женщина-филолог, татарка, бежавшая от преследований по национальному признаку из Узбекистана, нашла себе пристанище в русском городе Иванове, где беженку приняли Христа ради на работу в госуниверситет. Хорошо же она отплатила защитившему ее русскому народу, обвинив в своем экспертном заключении мои сочинения в том, что они-де имеют ««ярко выраженный прорусский характер»! На каковом основании Советским районным судом г. Иваново было принято решение потрясающей абсурдности и неправосудности: судья Е.А. Рощина признала брошюры экстремистскими. Это событие вызвало гнев и возмущение всего Союза писателей России, который выступил с открытым письмом в ряде газет, подписанным пятью десятками виднейших писателей, в числе которых были Валентин Распутин, Виктор Лихоносов, Василий Белов, Владимир Крупин, Леонид Бородин, Станислав Куняев, Валерий Ганичев, Герой Советского Союза Владимир Карпов, Герой Советского Союза Михаил Борисов, Герой Социалистического труда Егор Исаев, Александр Проханов, Юрий Лощиц, Александр Крутов, народный артист России Михаил Ножкин и многие другие. Они осудили судебное решение и причастных к оному лиц. Но дело (подлое дело, я считаю) было сделано – и именно потому, что у г-жи Фарахутдиновой не дрогнула рука обвинить русского автора в том, в чем повинны, без сомнения, все лучшие писатели Земли Русской за все времена.

Нечто подобное мы видим сегодня и на примере Романа Юшкова, против которого пермский СК тоже подрядил, в основном, этнических мусульман, чтобы уж наверняка, без осечки, получить повод для привлечения его к суду.

Конечно, я могу и ошибаться. Ну, так пусть над всем этим задумается московское начальство пермских правоохранителей, которое, я надеюсь, лучше них понимает веяния времени. А в чем они, собственно, состоят?

Современные политологи нередко обращаются к такому понятию: «окно Овертона». В основе этого концепта лежит простая идея: представители власти поддерживают только общепринятые идеи и нормы, в противном случае они потеряют доверие электората. Как говорил Конфуций, если ты хочешь, чтобы народ шел за тобой, ты должен идти за ним. А этот значит, что допустимые рамки публичных высказываний и действий властей предержащих всегда должны быть ограничены текущим общественным дискурсом.

Как нетрудно понять, сегодня благодаря нашей СВО открылось очередное то самое окно Овертона. Общественный дискурс в России диктует жестко и однозначно: лицам, облеченным властью, нельзя действовать против Русского мира, ставить ему палки в колеса, нельзя не поддерживать Русский мир, не давать ему «зеленую улицу». В противном случае легко оказаться в категории врагов народа, врагов России, для которых тот самый Русский мир нетерпим и неприемлем до скрежета зубов. И так заработать соответствующее к себе отношение.

Случилось так, что Роман Юшков в своей родной Перми – яркий представитель именно Русского мира, один из наиболее активных и авторитетных его акторов. Не случайно он одним из первых в Перми публично поддержал СВО и тем самым проявил свою лояльность и солидарность с Русским миром и нашим президентом В.В. Путиным.

Теперь пришло время для Русского мира проявить свою солидарность с Юшковым и поддержать его. Я уверен, что это в той или иной форме произойдет. Ведь эпоха сурковщины прошла и не вернется.

Интересно в этой связи будет посмотреть, какую позицию изберут в конечном итоге пермские МВД, СК, Прокуратура и суд в деле Юшкова: с русским народом, с Русским миром – или против него. Это важно, особенно в контексте продолжающейся СВО.

Окно Овертона для них пока еще открыто.

Александр СЕВАСТЬЯНОВ.
27 августа 2022 г.

Это наша война

sevastyanov

Мы предлагаем читателям статью известного российского идеолога русского национального движения Александра Никитича Севастьянова. В ней достаточно информации для размышления нашим русским соотечественникам, особенно для русской молодежи, которые зачастую не знают события новейшей истории.

Обращение к молодежи

Вот, о чем приходится писать, пока не поздно.

На днях имел «удовольствие» посмотреть ролик украинского журналиста и блогера – змеиноголового Дмитрия Гордона, который обрушил на Россию, Путина и российскую армию шквал обвинений. Гордон, коему покоя не дают лавры Эренбурга, призывавшего убивать всех немцев, уже отличился аналогичным призывом в отношении русских. И теперь, отвечая на упрек Андрея Караулова по данному поводу, воздвиг гору фальшивых оправданий, почему-де это все-таки следует делать.

Гордон для начала предъявил, конечно же, те разрушения городов, которые несет с собой любая война. Забыв при этом упомянуть, что Украина демонстрирует единственный, возможно, в истории случай, когда армия печется не о защите мирных жителей от случайностей войны, а лишь о защите самой себя, используя при этом мирных жителей как щит, намеренно подвергая их тем самым случайностям. Отчего, исключительно, и произошли те трагические разрушения в Ирпене, Бородянке или Мариуполе, на которые ссылается Гордон, обвиняя во всем «фашистскую» Россию во главе с «главным фашистом Путиным». (Не говоря уж про фейковую историю с найденными в Буче трупами якобы замученных нашими военными мирных жителей, на которую сегодня уже никто из уважающих себя журналистов не ссылается.)

Гордон во всем журналистском сообществе известен как отчаянный враль и фейкомет, напористо, лихо и без всякого стеснения продвигающий свой пропагандистский бред, не считаясь с фактами и логикой. И в этот раз он не удержался от подобной псевдо-аргументации, обращаясь к Караулову: «Я думаю, что вы знаете, как насиловали сотни, тысячи женщин там, где ступила нога российского солдата. Но не только женщин – и мужчин, и маленьких девочек, и пожилых женщин – вы знаете об этом?». Нет, об этом, конечно, Караулов не знает, как не знает на самом деле и сам Гордон по той простой причине, что этого не было и быть не могло. Обычный фейк, даже для видимости правдоподобия ничем не подтвержденный (в отличие от документально зафиксированных насилий со стороны нацбатов).

Но наглая самонадеянность Гордона заставляет его терять осторожность, и он начинает нести явную околесицу, ставя все с ног на голову: «Я думаю, вы видели, как стерли с лица земли русскоязычный Мариуполь, вы же, наверное, знаете, что 90 % Мариуполя русские по национальности, вы же знаете, что там говорят на русском языке. Это что, Путин там искал националистов, в русскоязычном Мариуполе, или он искал националистов в русскоязычном Харькове, или он искал националистов в русскоязычной Одессе, по которой лупят бомбами? Я надеюсь, что вы об этом задумывались».

Не знаю, что ответит на это Караулов, но я-то ведь действительно об этом задумывался. И мой ответ Гордону на это таков.

Действительно, до поры до времени, во всяком случае до распада СССР, никаких украинских националистов в помине не было ни в Мариуполе, ни в Харькове или Одессе и других русских по духу городах Украины. Но потом они-таки пришли туда, и жизнь русских там превратилась в ад. Причем задолго до начала спецоперации. Согласно статистике, численность русского населения на Украине с 1989 по 2010 годы сократилась более чем вдвое, русских на Украине попросту ополовинили за какие-то 20 лет! Неужели Гордон этого не знает? После 1991 года начались притеснения русского языка, веры и культуры, этнические чистки, аресты, исчезновения людей, замеченных в симпатии к России или русской культуре, погромы в отношении того самого русского населения, о котором якобы печется Гордон. Венцом чего явилось сожжение заживо свыше 50 человек в Одессе 2 мая 2014 года. А чего стоит превращение русского Мариуполя в цитадель главного ударного и карательного укронацистского батальона «Азов»? А политические преследования, зачистки прорусски и пророссийски настроенного населения в том же Харькове?

Да, мы искали, ищем и будем искать, находить и карать русофобствующих украинских националистов, захвативших не только Мариуполь, Харьков и Одессу, но и всю Украину. И не остановимся, пока не произведем денацификацию этой страны, как производят дезинсекцию помещения, где расплодились клопы, вши и тараканы. В этом для нас есть насущная необходимость, для русских это вопрос национального выживания.

Но для того, чтобы наша рука не дрогнула, производя эту необходимую защитную операцию очищения, необходимо выиграть пропагандистскую войну против таких, как Гордон, вещающих на весь мир при активной поддержке Запада.

Гордон недаром похваляется: «Меня слышат десятки миллионов людей во всем мире». И, что хуже всего, слышат его и в России, слышит наша русская молодежь в том числе. На днях я убедился в том неприятном факте, что среди мыслящего русского студенчества есть, оказывается, индивиды, осуждающие нашу спецоперацию, не понимающие, почему, за что и ради чего мы воюем на Украине. Вслед за Гордоном они готовы признать, что «война, которую ведет фашистская Россия,.. несправедлива».

С 23 по 27 мая я посещал по интернету конференцию Русского университета (при Свято-Филаретовском институте) на тему «Россия в прошлом, настоящем и будущем: поиск национальной идентичности». Тридцать с лишним лет состоя в Русском движении, я не мог пропустить такое мероприятие. И вот на круглом столе «Как быть русским в XXI веке?» я услышал 26-летнего Д. В. Борунова, сооснователя Русского студенческого братства (Москва), который пожаловался: «Мы сейчас как общество расколоты сильнее, чем когда-либо за последние десятилетия. Кто-то уже называет это холодной гражданской войной в России. Люди, которые для меня были друзьями долгие годы, сейчас меня ненавидят, потому что я выступаю против войны. И таких примеров есть огромное множество, наверное, у каждого из нас. Отношения, которые были ранее прочными или доброжелательными, рвутся, и люди, которые ранее были близки друг другу, становятся едва ли не врагами».

Меня огорчило это признание. Молодой, образованный, явно неглупый человек, автор книги «Братство на всю жизнь. Возвращение студенчества в Россию», который при всем том совершенно не понимает, оказывается, важнейшего события современности. Ведь своим непониманием он легко может заразить и других членов того самого братства... Русского, студенческого! А это чревато серьезной общественной болезнью, увечьем и расколом.

Вот для таких злополучных «жертв Гордона», как Борунов, не понимающих происходящего, я решил написать статью, просто и доступно разъясняющую молодежи, кого, что и зачем мы вынуждены защищать, ведя войну на Украине. И почему эту войну надо не осуждать, не выступать против, а всемерно поддерживать.

Этноцид русских на Украине начался в 1990-е гг.

Этноцид, в отличие от геноцида – это не физическое, а духовное истребление народа, подавление и лишение его этнической идентичности. Он осуществляется, как правило, через искусственное создание условий, способствующих искоренению национальной культуры, языка, веры и искусственной ассимиляции какого-либо народа. Мы, русские, столкнулись с этим на Украине практически сразу после распада Советского Союза и обретения Украиной «незалежности та самостийности».

В 1997-1999 гг. я работал завотделом Украины и Крыма, а затем замдиректора по науке Института стран СНГ и профессионально отслеживал ситуацию. В частности, мною была подготовлена статья «Преграды гуманитарному развитию. Сравнительный анализ развития русской культуры на Украине и украинской культуры в России». В частности, пришлось отметить:

«15.12.1997 г. Министерство культуры Украины потребовало, ссылаясь на поручение Кабмина от 27.11.97 г., перевода на украинский язык всех вузов даже в полностью русскоязычном Крыму.

Все вступительные экзамены в вузы Украины ведутся в настоящее время на украинском языке, что заставляет родителей отдавать детей в украинские школы, лишая их права получать образование на родном языке. За государственный счет открываются только лицеи, гимназии и курсы, обучающие на украинском языке. Аналогичные русские заведения – только платные.

Русская литература включена в общую программу зарубежной литературы наряду и наравне с западноевропейскими, а также американской, восточными и африканскими литературами. Многие произведения русской классики (например, "Тарас Бульба" Гоголя) исключены из программ. На филологическом факультете Симферопольского университета из 25 сокращенных преподавателей – 23 филологи-русисты.

Русскоязычные школы на Украине и в Крыму пока еще есть, но "русскими" являются только по названию: русская история в них не преподается, российские учебники не используются. В выпускном 11-м классе соотношение часов, отведенных на изучение русской и украинской филологии, равно 1:3. В целом за последние годы даже в Крыму количество часов, отведенных на русский язык и литературу, сократилось на 35 %.

Сократилось с 1991 года и количество русских школ. По рапортам Министерства статистики Украины, к 1996/97 учебному году на Западной Украине, где проживает около 300 тысяч "паспортных" русских (на деле – больше), во Львовской области вместо 24 русских школ осталось только пять, в Волынской и Ивано-Франковской – по одной, а в Хмельницкой, Тернопольской и Ровенской – вообще ни одной.

Даже в Киеве, где проживает 600 тысяч русских и 90 % населения говорит на русском языке, количество русских школ с 1991 года сократилось более чем в 7 (!) раз (было 155 – осталось 19). В одном только 1997 году закрыто 45 русских классов. На всю Киевскую область осталась лишь одна русская школа.

Преподавание истории в русских школах ведется по учебникам, выпущенным Фондом Сороса, где Россия изображается главным историческим противником Украины.

Правительством Украины в Верховную Раду передан 01.07.97 года официально разработанный Госкомнацмиграции законопроект "О развитии и использовании языков на Украине", согласно которому сфера действия русского языка ограничивается максимально. Кабинетом министров выпущено специальное постановление № 998 от 08.09.97 года в поддержку данного законопроекта.

<...>

Во Львове в отношении Русского культурного центра (общественной организации – штаб-квартиры Русского общества имени Пушкина) только что совершен акт вандализма: в ночь на 4 октября с. г. в окно библиотеки брошена бутылка с зажигательной смесью. Работники центра отмечают регулярный характер антирусских выходок украинских националистов и сетуют на попустительство властей.

Более чем в три раза сократилось в 1991-1996 годах количество русскоязычных театров на Украине: с 43 до 13.

<...>

...Украина рассматривает защиту своего информационного пространства как важнейшую задачу безопасности страны, что отражено в принятой в феврале 1997 года Концепции национальной безопасности. В "Рекомендациях" круглого стола, проведенного 22.11.96 года по инициативе президента Кучмы на тему "Государственный язык – информационное пространство Украины", указано на необходимость "утверждения полноценного функционирования государственного языка и целенаправленного уничтожения негосударственного". Под последним понимается русский язык, использование которого в СМИ "своими негативными последствиями представляет не меньшую угрозу национальной безопасности Украины, чем пропаганда насилия, проституции, а также различные формы антиукраинской пропаганды".

Указанный подход определил создание и принятие весьма жестких законов "Об информации", "О телерадиовещании", "О печатных СМИ".

Репрессии против российских СМИ на Украине носят направленный, планомерный характер. В 1992 году прекращена трансляция "Радио-1". В 1994 году прекращена трансляция в диапазоне средних волн программы "Маяк", с 1994 года из зоны уверенного приема было исключено РТР, с сентября 1995 года на Львовщине – ОРТ. В октябре 1996 года прекращено прямое вещание ОРТ на всей Украине, а в ноябре министр информации Кулик заявил, что канал ОРТ не будет транслироваться на Украине, поскольку не является государственным и не входит в компетенцию соглашения о сотрудничестве в сфере информации с Россией.

Если не считать газет "Труд", "Комсомольская правда", "Известия" и "Аргументы и факты", давно получивших регистрацию, российским газетам нелегко зарегистрироваться на Украине. Годами ждут рассмотрения в Министерстве информации заявки на регистрацию двух десятков российских газет и журналов. Как следствие они не имеют «национального» режима печати, подписки и распространения, дающего значительные льготы. Неоднократно случалось, что украинская таможня не пропускала тиражи «Независимой» и других газет.

Правда, на Украине выходят газеты на русском или русско-украинском языках. Но большинство из них имеет антирусскую, антироссийскую направленность».

Из приведенных фактов видно, что начало этноциду русских было положено уже в 1990-е годы. Но это были, как говорится, лишь цветочки. С тех пор процесс шел только по нарастающей и привел к роковым последствиям.

Этноцид русских как элемент правовой системы Украины

Во многом этноцид русских со стороны государственных органов и общественных организаций Украины опирался на прочную правовую базу, подведенную под политику национального превосходства украинцев, начиная с 1991 года. Сошлюсь на записку «О поражении прав русских на Украине», подготовленную инициативной группой русских общественников при участии Института стран СНГ и предназначенную для доклада Парламентской Ассамблее Совета Европы накануне «Русской весны».

Там, в частности, указывалось, что хотя в 1995 году Украина подписала Европейскую Хартию региональных языков или языков меньшинств, однако вместо ратификации и исполнения указанной Хартии, гарантирующей права, в том числе, русскоязычного населения, на Украине оказался принят ряд юридических актов, поражающих право русских и русскоязычных жителей на общение с государственными органами на родном языке и направленных на принудительное постоянное навязывание украинского языка во всех сферах жизни.

Так, решением Конституционного суда Украины от 14 декабря 1999 г. и постановлением Кабинета Министров Украины № 1004 от 21 июня 2000 года было исключено применение органами власти и местного самоуправления любого другого языка, кроме украинского, даже в тех местах, где национальные меньшинства составляют большинство, например, в Крыму. После чего публичное применение русского языка повсеместно на Украине носит лишь разрешительный характер и предоставляется на рассмотрение администрации. Поэтому в регионах традиционного проживания русского населения демонтируются надписи и другая публичная информация на русском языке. Доступ русских общественных организаций к средствам массовой информации, особенно государственным, невозможен практически во всех областях Украины. Из пяти общегосударственных телевизионных каналов Украины небольшую часть продукции на русском языке транслирует лишь один телеканал – «Интер», принадлежащий частным и общественным структурам. Государственное радио работает только на украинском языке. Всеукраинских государственных газет на русском языке нет, за исключением русскоязычных дублей органов парламента и правительства «Голос України» и «Урядовий кур'єр».

Одновременно государственная система исполнительной власти Украины дополнительно проводит дискриминационную политику ограничения прав лиц по национальным, языковым и региональным признаком с помощью подзаконных нормативных актов. В 1991 г. на основе Закона о языках было выдано соответствующее постановление Совета министров УССР относительно программы развития украинского языка и других национальных языков на период до 2000 года. Тогда же Минобразования в комплексном плане, принятом по выполнению постановления, сразу существенно изменило положение о том, кто определяет язык обучения в школах: «В соответствии с национальным составом и потребностями населения завершить формирование сети общеобразовательных школ, дошкольных и внешкольных учреждений». То есть, появился критерий, который не зависел от воли родителей, — национальный состав населения, который де-факто ввел ограничение прав лиц по национальному признаку. Вслед за чем приказ Минобразования № 123 от 07.09.1992 г. предусмотрел «изыскать средства из местных ресурсов для морального и материального поощрения работников образования, которые переходят на преподавание государственным языком». При этом не учитывалось, что в Законе о языках ст. 8 говорит: «Какие-либо привилегии или ограничения прав лица по языковым признакам, языковая дискриминация недопустимы».

Требования Закона о языках игнорировались и в дальнейшем. Так, письмо № 1/9-11 от 28.01.93 г. за подписью бывшего первого заместителя министра образования А. Погребного предоставило школам право изучать вместо русского любой другой зарубежный язык. Тем самым русский язык фактически приобрел в украинской школе статус иностранного, в то время, как Закон требует (ст. 27): «Изучение во всех общеобразовательных школах украинского и русского языков является обязательным».

Далее. Ст. 30 Закона о языках недвусмысленно разрешает результаты научно-исследовательских работ оформлять «на украинском или русском языках». Однако на практике любой русскоязычный соискатель кандидатской или докторской степени должен потратить немало сил, времени и средств, чтобы перевести свою диссертацию на украинский язык – ибо таково требование Высшей аттестационной комиссии.

Законом о языках предусмотрены такие, к примеру, права граждан:

— граждане Украины могут обращаться в государственные органы, учреждения и организации на «русском языке или языке, приемлемом для сторон», никто не имеет права отказаться принять заявление гражданина, написанное на русском языке, а сам гражданин имеет право требовать от государственного органа предоставить ему ответ «в переводе на русский язык» (ст. 5);

— должностные лица государственных органов должны владеть украинским и русским языками (ст. 6);

— акты вышестоящих органов государственной власти и управления Украины должны публиковаться украинским и русским языками (ст.10);

— почтово-телеграфная корреспонденция в границах Украины, как от граждан, так и от государственных организаций, принимается на украинском или русском языках (ст. 34).

Однако на деле по всей территории Украины администрациями всех уровней языковые права русских и русскоязычных десятилетиями нарушаются, подвергаются дискриминации. Конституционные права на сохранение собственной идентичности и развитие ограничиваются.

В записке, адресованной Совету Европы, указано, что ориентиры законодателям все годы, начиная с 1991-го, задавали украинский общественные организации ультранационалистической ориентации. Так, печально известное общество «Просвіта» (руководитель П. Мовчан) распространило рекомендации, в которых использование русского языка приравнивается к пропаганде насилия и разврата. Тем самым, провоцируются дальнейшие русофобские меры в отношении русскоязычных, которые могут характеризоваться как шовинизм. Например, постоянно совершаются попытки изъять из украинского паспорта предусмотренные законом записи на русском языке.

Именно шовинистическим стал законопроект, подготовленный Советом по языковой политике при президенте Украины и внесенный на рассмотрение Верховного Совета Кабмином Украины в 1997 г. Если бы он стал законом, то система образования и дошкольного воспитания на негосударственном языке была бы полностью уничтожена (ст. 17), русскоязычные кадры из руководящих должностей на предприятиях и в учреждениях вытеснены в ходе аттестации (ст. 8), использовать негосударственный язык в деятельности органов власти, местного самоуправления, объединений граждан, учреждений, организаций и предприятий независимо от форм собственности было бы запрещено.

В 1997 году указанный законопроект не прошел, он лишь обозначил доминирующую тенденцию, но его время настанет в 2014 году. А до того времени были приняты или находились на рассмотрении другие законы Украины, в которых заложены русофобские тенденции: «Об издательском деле», «О книгораспространении в Украине», «О государственной поддержке средств массовой информации», «О Кабинете Министров Украины», новое Положение «О паспорте гражданина Украины» ...

Надо знать и помнить, что русофобская политика этноцида на самом деле касалась не только русских людей, а гораздо более широких масс на Украине. Всего жителей Украины, считающих родным русский язык, насчитывалось по переписи 1989 года 16 млн. 899 тыс. человек, что составляло 32,8 % населения (причем 41 % от названного числа – этнические украинцы). Этот же процент подтвердило исследование, проведенное по заказу Института стран СНГ в 2009 году. В то же время, по данным социологических исследований, проведенных Институтом социологии НАН Украины, русский язык в бытовом общении постоянно использовало свыше 61 % населения. При этом лишь 2-3 % украинских русских считают украинский язык своим родным. Летом 2009 года 59 % населения высказалось за государственный статус русского языка. И даже сегодня на Украине, согласно данным поисковых запросов, 76 % пользователей Google и 83 % участников опроса Гэллапа предпочитают русский язык украинскому. Таким образом, нетрудно представить себе масштаб, в котором происходило психологическое давление и нарушение прав русскоязычных родителей и их детей.

Этноцид русских за последние 20 лет

Все, что я отметил еще в 1999 году в своем исследовании, в дальнейшем только набирало силу, политика этноцида в отношении русских росла и усиливалась.

Украинские власти, подстегиваемые националистическими организациями, составляющими их главную социальную базу, не церемонились с русским населением, равно как и со всеми, кто был как-то ориентирован на русскую культуру, на связи с Россией. Весь этот немалый контингент, в значительной степени породненный с русским этносом или связанный с ним историческими обстоятельствами, Киев пытался, говоря попросту, ломать через колено, силой навязывая свои правила игры.

Особенно ярко это проявлялось в регионах с высоким процентом русского и русскоговорящего населения – в Крыму, на Донбассе.

К примеру, несмотря на то, что Крым являлся автономной Республикой, где русская община составляла 70 %, а число лиц, считающих русский язык родным, – 93 % процента от всего населения, там происходило целенаправленное вытеснение русских из политического, идеологического и культурного руководства. Это делалось грубо и демонстративно, вразрез с международным правом. Упразднение должности Президента Республики Крым, переподчинение Правительства Крыма Кабинету Министров Украины, предоставление Постоянному Представителю Президента Украины в Крыму особых полномочий противоречили обязательствам Украины по актам ОБСЕ. При этом на всех уровнях власти шла замена русских на представителей украинской и татарской национальности.

Отмена Конституции Республики Крым и навязывание новой Конституция АРК окончились для русского населения отменой конституционных гарантий в области культуры и пользования родным языком. Более того: русское население Крыма юридически оказалось в положении национального меньшинства.

Правительство Украины взяло курс на ограничение культурных и информационных связей русских со своей исторической родиной – Россией. Была полностью прекращена трансляция по проводному вещанию программ российского радио, почти полностью прекращена трансляция программ российских радиостанций. Большая часть времени на крымском радио отдана передачам на украинском и татарском языках; на радио и телевидении проводилась дискриминация в отношении русской редакции, хотя другие национальные редакции учреждены и действуют. Почти прекращена оказалась трансляция программ российского телевидения. Созданию русского фольклорно-этнографического ансамбля были созданы искусственные препятствия, в то время татарский и украинский коллективы получили «зеленую улицу» и бюджетную поддержку.

Министерством образования Крыма последовательно проводилась политика исключения или сокращения в планах учебных заведений преподавания русского языка и литературы, предметов, связанных с русской историей и культурой. Соответственно, сокращались ставки преподавателей.

Подчеркну, что все это делалось несмотря на то, что согласно обширному исследованию, проведенному Центром этносоциальных исследований в Симферополе в 2008 году, в Крыму традиционным является доминирование русскокультурного фактора, следовательно, любые попытки украинизировать крымский регион должны будут «встречать глубинное социально-психологическое неприятие и отторгать Крым от Украины – в ментальном, психологическом, культурном, политическом, социальном планах». Однако установка – ломать русских и русскоязычных крымчан «через колено», украинизируя их насильственно, продолжала действовать.

Особенное возмущение вызывала образовательная политика на Украине, направленная исключительно на формирование украинской идентичности за счет оппозиции по отношению к русской идентичности. Как подчеркивает записка «О поражении прав русских на Украине», подготовленная для ЕС, «со стороны Украины идет целенаправленная идеологическая обработка учащихся школ по изменению взглядов, поведения, мировоззрения, имеющая целью воспитать негативное отношение к русским и к их Родине – России. Значительно сокращен курс истории России в общеобразовательных школах при таком же увеличении курса истории Украины. Тенденциозно излагается история России, постоянно проводится мысль об извечном антагонизме между русским и украинским народами».

Вот яркий пример: учебник по истории для пятого класса насчитывал... четыре русско-украинские войны! На его обложке красочно изображалось, как украинские казаки верхом рубят саблями московских стрельцов – наглядный воспитательный урок. И все, даже русские по крови дети, учащиеся в украинских школах, вынуждены были изучать историю по подобным учебникам, пропитываясь злобой к своей, что называется, материнской стране.

Что же говорить о тех украинских регионах, где процент урожденных русских был относительно низким. К примеру, в Ивано-Франковской, Полтавской и других областях государственные органы, отвечая на запросы граждан, указывали на недопустимость обращений на русском языке, отказывались по этой причине от рассмотрения обращений, регистрации гражданских актов, выдачи справок и т.д.

Еще более жесткую политику дискриминации русскоязычного населения вела Львовская областная администрация. 20 июня 2000 года Львовский областной совет принял решение № 311, которым запретил использование любого другого языка, кроме государственного, в документации не только государственных, но и частных учреждений, а также в преподавании во всех учебных заведениях области, кроме школ национальных меньшинств. Был введен дискриминационный сбор с печатной продукции на неукраинском языке в размере 50 % от стоимости, что сделало для русских труднодоступной книгу на родном языке. Оказались запрещены концерты и спектакли на русском языке. При поддержке городской власти была создана народная дружина «Отряды украинизации», которая, осуществляя функции языковой полиции, терроризировала кафе, рестораны и другие места общего пользования, если там звучала русская музыка. И т.д. и т.п.

Новая, еще более высокая волна насильственной украинизации и, соответственно, этноцида русских поднялась в результате пресловутого Майдана и так называемой «революции достоинства».

23 февраля 2014 года, сразу после государственного переворота в стране, Верховная рада Украины проголосовала за отмену закона «Об основах государственной языковой политики», который действовал с 2012 года и давал русским хоть какие-то языковые права, предоставляя русскому языку и языкам нацменьшинств статус региональных в тех местностях, где они являются родными как минимум для 10% населения. Отмена этого закона вызвала протесты в Венгрии, Румынии, Болгарии и др. восточноевропейских государствах, имеющих свои национальные диаспоры на Украине. Но главное – именно эта возмутительная, демонстративная и провокационная акция украинского политического класса вызвала во многом ответную реакцию – «Русскую весну» 2014 года, в том числе восстание в Крыму и на Донбассе.

Украинским законодателям пришлось дать ход назад, но лишь на время, чтобы подготовить законопроект «Об основах государственной языковой политики», представленный Конституционному суду Украины в 2016 году. В переработанном виде он был зарегистрирован в Верховной Раде 9 июня 2017 года как проект закона № 5670-д «Об обеспечении функционирования украинского языка как государственного», а в 2019 году оказался принят Верховной Радой и подписан Петром Порошенко накануне ухода с поста президента. Этот закон поставил жирную точку в вопросе о языковых правах русских. Депутаты, проголосовавшие за него, имели смелость утверждать, что с его помощью тотальная украинизация объединит Украину. На деле, думаю, вышло все наоборот.

Самое главное в законе: отныне единственным государственным официальным языком в стране является украинский, а попытки введения на Украине многоязычия рассматриваются как действия, направленные на насильственное изменение или свержение (!) конституционного строя. Языковая диктатура – как еще назвать такой подход законодателя?

Замечу в скобках, что в ожидании этого генерального закона об украинизации всей языковой сферы, Верховная Рада успела принять другие законы, ограничивающие права русскоязычных. Во-первых, поправки к закону «О телевидении и радиовещании» (2016 и 2017 гг.), в результате чего доля вещания на украинском языке на общенациональном и региональном телевидении и радио должна составлять не менее 75 % в неделю, а доля новостных программ на украинском языке также увеличена до 75 %. Национальные телеканалы обязаны транслировать фильмы и передачи иностранного производства только на государственном языке (за исключением созданных до 1 августа 1991 года, которые должны сопровождаться украинскими субтитрами). Во-вторых, новую редакцию закона «Об образовании» (2017), предусматривающую поэтапное запрещение использования русского языка и языков других национальных групп Украины в образовательной системе. Обучение в средней школе и в высших учебных заведениях должно теперь проходить исключительно на украинском языке. С сентября 2020 года школы, в которых преподавание ведется не на украинском, полностью прекратили существование.

Но вернусь к закону № 5670-д «Об обеспечении функционирования украинского языка как государственного» и перечислю ниже все содержащиеся в нем дискриминационные ограничения. Итак, отныне полностью украинизированы такие сферы деятельности:

– реклама (за исключением СМИ, издающихся на официальных языках Евросоюза);

– наука (отныне научные издания публикуются на украинском языке, английском языке и официальных языках Европейского союза. Диссертации, монографии, авторефераты с этого момента должны быть сделаны на украинском или английском языках. Публичная защита диссертаций допускается на украинском и английском языках. Эти же языки применяются в публичных научных мероприятиях, кроме тех, что касаются языковедения на других языках;

– медицина: вся документация – диагнозы, рецепты, справки, назначения, медкарта пациентов и прочее – выполняются исключительно на украинском языке;

– вся техническая и проектная документация во всех процессах бизнеса, где одна из сторон – предприятия и учреждения государственной и коммунальной формы собственности, – также должны быть на украинском языке;

– транспортная сфера – все названия аэропортов, портов, станций, остановок с могут писаться только по правилам украинского языка или дублироваться латиницей в соответствии со звучанием на украинском языке;

– 1 сентября 2021 года все русскоязычные школы на Украине одномоментно перешли на украинский язык;

– с 16 января 2021 года вся сфера обслуживания вынуждена была полностью перейти на украинский язык. Также на украинский язык стало необходимо перевести интернет-магазины, интернет-каталоги и сайты, касающиеся обслуживания потребителей;

– с 16 июля 2021 года все культурно-массовые мероприятия должны проводиться исключительно на государственном языке, а театральные представления на других языках сопровождаться субтитрами на украинском языке;

– также с этой даты язык публичных мероприятий (симпозиумов, круглых столов и т.д.) может быть только украинским либо английским;

– на украинском языке должны теперь сниматься все фильмы (включение отдельных реплик на других языках, при наличии субтитров, допускается не более 10 % от общего объема);

– украинский язык стал главным языком книгопечатания и издательской деятельности на Украине: тиражи книг на других языках не могут быть больше тиража на украинском языке, а в точках распространения книжной продукции не менее 50 % должны составлять издания на украинском языке. Печатные СМИ, которые выходят на русском и других языках, обязаны выпускать дополнительный тираж своих номеров на украинском языке в том же объеме (исключение сделано для печатных СМИ на английском, крымско-татарском и языках Евросоюза);

– с 16 июля 2022 года полностью украинизируются все интернет-СМИ, зарегистрированные на Украине;

– с 16 июля 2024 года увеличится квота на украинский язык для теле-ради-организаций. Вместо нынешних 75% квоты на украинский язык для общенациональных СМИ должны составлять 90%, а для местных СМИ – вместо 60% квота увеличивается до 80%.

О чем говорит нам принятие подобного закона? Прежде всего о том, что Киев давно, последовательно и целенаправленно ведет самую настоящую войну с русской культурой, русским языком и вообще, русским духовным наследием и влиянием. Пытается искоренить их на всей территории Украины от галицийского Львова до русской Одессы. То есть, ведет самую откровенную политику этноцида русского населения. Я не человек Церкви и не могу вдаваться в отдельную проблему притеснения прихожан РПЦ на Украине, массовых преследований православных русских людей по религиозным мотивам, но любой священник РПЦ много чего мог бы рассказать на этот счет. Наступление на русский язык, культуру и веру идет фронтально, всесторонне, продуманно и целенаправленно.

Киев не отрезвило и не остановило даже то очевидное обстоятельство, что именно предыдущий взрыв антирусского бешенства на волне Евромайдана в 2014 году подтолкнул Крым и Донбасс к выходу из состава русофобского бандеровского государства. Применив жесточайшие полицейские и иные меры ко всему прорусски и пророссийски настроенному населению Украины после 2014 года, «зачистив» этот контингент и заключив его в подконтрольных Киеву границах, «аки во адовой твердыне», украинская власть повела политику усиленной дерусификации и бандеризации всея Украины. По сути, объявила войну собственным русским как своему коллективному врагу.

Вышеизложенный закон о языке уже окрестили «законом об украинизации». Против него пыталась возражать группа граждан, подавшая иск в Конституционный суд Украины с целью защиты прав русского меньшинства. Но ответное постановление суда огорошило: «Русскоязычные граждане Украины не представляют цельной социальной единицы как группа, имеющая право на юридическую защиту как этническая или языковая единица, зато являются политическим конструктом». Характерно, что в этом решении КС ведется речь о «русскоязычных», а вопрос о «русских» просто отсекается, как будто на Украине нет ни русской диаспоры, ни этнической группы, заселяющей территории исторического проживания, ни даже такого национального меньшинства, на худой конец. Впечатление что само слово «русский» уже давно под негласным запретом, ведь вместо него на Украине принято говорить и писать «росіянин». Теперь же, с легкой руки Конституционного суда, русских и вовсе станут считать «политическим конструктом».

Впрочем, украинская юстиция продвинулась в своей узаконенной русофобии еще дальше. 1 июля 2021 года президент Украины Владимир Зеленский подписал закон «О коренных народах Украины». Этот закон развивает статью 11 действующей Конституции Украины, которая гласит: «Государство содействует консолидации и развитию украинской нации, её исторического сознания, традиций и культуры, а также развитию этнической, культурной, языковой и религиозной самобытности всех коренных народов и национальных меньшинств Украины». Вот новый закон и уточняет, кто является коренным народом Украины. Понятное дело, русские таковым не являются, в отличие от крымских татар (примерно 260 тыс. чел.), караимов (около 500 чел.) и крымчаков (около 400 чел.). Даром что эти «коренные» все проживают в Крыму, который в юрисдикцию Украины более не входит. Однако им, в отличие от русских, закон дает право использовать и изучать свой родной язык в учебных заведениях наравне с украинским. Они имеют право на телетрансляцию, ведение любых СМИ и на преподавание на родном языке, на укрепление собственных политических институтов и т.п. У русских таких прав нет.

Строго говоря, поскольку отличие коренных малых народов от национальных меньшинств состоит в том, что у последних имеются свои государственные образования за пределами границ Украины, русские не включены в число коренных народов вполне этнологически правильно и юридически закономерно. Но вот ведь какой казус: русских и в состав нацменьшинств не включают (в этом случае международное право заставило бы считаться с их правами, в том числе языковыми). Вернитесь к статье 11 украинской Конституции, и вы поймете, что русские, не входящие ни в «украинскую нацию», ни в состав «коренных народов» и «национальных меньшинств» Украины, оказались вообще вне правового поля данной страны! Юридически их нет, они не существуют! Они живы, они есть в жизни, но по закону – их нет! Они – «политический конструкт», с которым по этой причине можно вообще не считаться.

Вот украино-бандеровцы и не считаются. Если уж даже великого писателя Николая Гоголя сегодня на Украине считают национал-предателем и переводят на украинский язык, то в Житомире, например, требуют снести знаменитый памятник Пушкину, который установили еще в 1899 году к столетию со дня рождения Александра Сергеевича. Вообще, только в нынешнем году на Украине снесли уже больше десяти пушкинских бюстов, монументов и мемориальных табличек: в Закарпатской, Львовской, Ивано-Франковской, Черниговской, Кировоградской и Николаевской областях. Не говоря о русских полководцах, освобождавших Украину от немецких захватчиков, о чем, судя по всему, бандеровский Киев сожалеет. Кстати, во всем мире и в России 6 июня, в день рождения Пушкина, отмечается День русского языка. Но только не на Украине, где этот праздник под запретом.

Говорят, что мы-де тоже не даем развивать украинцам свою культуру и язык в России, не открываем украинских школ и факультетов, униатских храмов и пр. Но надо же понимать: одно дело не открывать, не поддерживать того, чего никогда и не было (кому в России были нужны украиноязычные школы и вузы? Редкие попытки набрать хотя бы один класс детей, желающих учиться на украинском, все терпели фиаско, ибо родители не желали давать своим детям образование на язык, не имеющем перспектив в русскоязычной стране) – и совсем другое дело отнимать и разрушать институции, веками существовавшие на Украине, где русские всегда были коренным народом, проживающим на своих исторических землях, собственной кровью и потом политых...

У русских лопнуло терпение

Каковы результаты всей этой жесткой и истеричной русофобской политики, направленной на форсированную дерусификацию Украины?

Какую-то часть русских на Украине – к сожалению, немалую – удалось заставить отказаться от русской идентичности, от своей национальной сущности. Превратить из этнических русских – в политических украинцев, в гибрид: «русских украинцев». Что во многом удалось. Некоторые из этих добровольно переродившихся представителей так называемой «выруси» воюют сегодня против своего народа в рядах ВСУ и даже в составе нацбатов – явление столь же трагическое, сколь и позорное.

Как утверждает ведущий эксперт по русско-украинской проблеме Ростислав Ищенко в своей статье о дерусификации, на сегодняшний день «еще несколько десятков, возможно даже пара сотен тысяч граждан Украины сознательно сохраняет бытовую русскость – пытаясь, вопреки государственной политике обучать своих детей русскому языку, прививать им любовь к русской литературе, знакомить их с настоящей русской историей». Количество, конечно, вполне ничтожное по сравнению с теми, кто добровольно или принудительно дерусифицировался с 1991 года.

Ищенко точно и бескомпромиссно исследует анамнез и ставит диагноз болезни, с обострением которой мы сегодня столкнулись в ходе военной спецоперации:

«За почти тридцать лет выросли поколения, которые в школе уже не учили русский язык, которые искренне уверены, что они потомки древних укров, подаривших человечеству плуг, огонь и колесо. Они еще умеют сносно говорить по-русски, хоть акцент, раньше характерный для выходцев из села, живших в городе меньше трех лет, сейчас слышен уже и у "коренных киевлян" и с каждым годом становится сильнее. Но они уже точно не просто не русские, а никогда ими не были...

В общем, украинцами еще в 90-е годы стали русские люди, решившие, что "конец истории" наступил, Запад победил навсегда, и что провозгласив себя украинцами им будет проще интегрироваться в лагерь победителей, чем если они останутся русскими. Нет, они не думали, "а дай-ка я предам свою русскость", они действительно вдруг "почувствовали" себя украинцами. Как говорят психологи, включились защитные механизмы сознания».

Результат выразительно представляет нам статистика. Если по последней советской переписи 1989 года русскими назвали себя 22 % населения Украины (на деле их было еще больше, но многие идентифицировали себя как «советские», и не придавали значения своей подлинной этничности, а другие определяли себя как украинцев по территории проживания), то в 2010 году это количество уменьшилось ровно вдвое, до 11 %. Спрашивается: это что, от хорошей жизни русские повымирали, или разбежались, или переписались в украинцы страха ради иудейска? Интересно, что по данным соцопроса, проведенного Центром социальных исследований «София», русскими по-прежнему считают себя примерно 20 % населения, но официально в этом они уже не признаются. Их этническое самосознание еще теплится внутри, но вовне оно купировано, подавлено. При этом молодежь, особенно в столице и на селе, предпочитает считать себя украинцами, нежели русскими: политика этноцида сделала свое дело.

Но это лишь одна сторона медали. Другая, к чести миллионов украинских русских, состоит в феномене «Русской весны», разыгравшейся в 2014 году. Глубинная сущность его в том, что у русских в Крыму и на Донбассе, двадцать три года терпевших дискриминацию, насильственную украинизацию и этноцид, но не смирившихся с этим, попросту лопнуло терпение. И они, воспользовавшись благоприятным стечением обстоятельств, а также благодаря личному мужеству и прозорливости ряда героических фигур, ставших уже фигурами историческими, решили выйти из состава майданно-бандеровской Украины, воспринимать которую как родину-мать они уже больше не могли даже под угрозой расправы.

А теперь представьте себе такую ситуацию. Жена, годами терзаемая жестоким мужем, тайно ее ненавидящим, заявляет ему в один прекрасный день, после очередной грубой и наглой выходки: «Ты – моральный урод! Жить с тобой я больше не желаю!». И собирается цивилизованно подать на развод. А муж в ответ берет топор и начинает ее убивать. Вот точная картина того, что произошло с Донбассом и произошло бы непременно с Крымом, если бы Россия вовремя не простерла над ним свою эгиду.

Дальнейшее известно в деталях. Мирное, бескровное воссоединение Крыма с Россией, сделавшее невозможным его «наказание», привело укрофашистов-бандеровцев, правящих бал на Украине, в состояние бешеной злобы и жажды мести, с каковыми они обрушились на Донбасс. (Напомню, если кто забыл, что Донбасс – это примерно половина Области Войска Донского, отрезанная от нас немецким штыком в 1918 году по Брестскому миру, да так и застрявшая на Украине, вопреки истории и рассудку.) И вот уже восемь лет, с 2014 года, Украина мстит русскому Донбассу за нежелание жить в фашистском, бандеровском государстве, стремится поставить дончан на колени и насильно заставить любить и уважать киевскую русофобствующую власть. Убивает тысячами, считая и мирных жителей. Мстит в том числе и за недосягаемый для мести Крым.

Что из этого иррационального стремления вышло – мы сегодня все видим сами. Перед 24 февраля 2022 года на границе ЛДНР оказалось сосредоточено примерно 125 тысяч военных, вооруженных современной техникой и готовых обрушиться на Донбасс, чтобы раздавить его. Есть у русских пословица: «Пошли по шерсть, а вернулись стрижеными». Кажется, это как раз про киевский режим.

Это наше дело и наша война

Не нужно думать, что все, происходящее на Украине, нас тут в России не касается. Как раз наоборот: очень даже касается. Эти процессы объективно представляют собою очень большую угрозу для русского народа и для Российского государства. Фронтальное противопоставление украинской идеи всему русскому, всему, что связано с Россией и русским народом, – это исторический вызов века. Он имеет не только культурную и политическую, но и военную проекцию, он опасен для нашей жизни. Ответом на этот вызов может быть либо капитуляция, либо Победа. Третьего не дано.

Далеко не все у нас это понимают. А я это понял еще в середине 1990-х, когда пророчествовал о фатальной неизбежности русско-украинской войны. Мне не верили, но я был прав. Поэтому я имею право судить о проблеме и предлагать ее решение.

Спасая русских на Украине, как проявленных, так и затаившихся, от дерусификации, а точнее – от этноцида, предлагая им программу рерусификации, мы, русские России, спасаем самих себя как народ. Сегодня – от этноцида, а завтра, если не пресечь всеми, в том числе военными, мерами заданный ход событий – то и от войны на истребление.

Когда на экране перед нами предстают кадры многотысячных выступлений, шествий, уличных столкновений, штурмов и прочих «майданов» – мы понимаем, что это не «отдельные выступления фашиствующих молодчиков», призывающих «москаляку на гиляку» (то есть русских – на виселицу). Надо глядеть правде в глаза: это – народ.

Этот народ искренне ненавидит русских и Россию нутряной ненавистью. Увы, это тоже правда. И в этом народ и власть Украины едины.

В чем исток этой ненависти? Он экзистенциален: в потребности украинцев понимать и чувствовать себя настоящими украинцами. Ведь строить украинскую национальную идентичность, оставаясь в рамках концепции общерусского единства, братства, невозможно. Наоборот: только отталкиваясь от всего русского, тотально противопоставляя себя ему, можно успешно создать свою собственную идентичность. А значит и собственное национальное государство, и собственную национальную власть.

В процессе нациостроительства обязательно должен быть обозначен главный исторический враг, должна быть выстроена оппозиция «свой – чужой». На эту роль русские были просто обречены, ведь иначе отдельность малороссов не обосновать. И неважно при этом, где тут правда, а где миф. Главное – результат. Вот почему оголтелая русофобия оказалась необходимым системным элементом национального украинского самосознания, легла в основу Украинского национального государства.

И вот почему денацификация Украины, ее рерусификация есть неотложная насущная задача, решить которую обязана Россия. Если она желает жить в веках.

В 2014 году, после воссоединения с Крымом, но еще до боестолкновения в Донбассе, я писал, предвидя войну: «Если в войне победят бандеровцы, если Украина сохранится как единое целое, то ей суждено будет пройти через тотальную зачистку любых проявлений русскости. Через повальные люстрации (комитет по люстрации при правительстве уже создан Майданом), чистки, посадки, выдавливание из страны и вообще полномасштабный русский этноцид. В итоге лет через десять на всей территории Украины от Львова до Одессы установится не просто недружеское, а крайне антирусское, антироссийское, враждебное нам по всем направлениям внутренней и внешней политики государство. Оно превратится в главный рычаг давления Запада на Россию... Надо ясно понимать: такое государство уже возникло в полный рост в принципе, его целенаправленно поддерживает Запад, и оно утвердится в любом случае, не «рассосется» и не изменит свою основу: антирусскую сущность. Вопрос стоит только о его размерах и могуществе. О границах, одним словом. В наших интересах, естественно, чтобы эти размеры и могущество были минимальными. Такими, чтобы Украина даже мечтать не могла воевать с нами».

Ход событий в очередной раз подтвердил мои слова. Все предсказанное свершилось, и даже не за десять, а за восемь лет.

Решить проблему возможно только одним путем: через раздел Украины на, как минимум, три части. Первая часть – резервация в Галичине для бандеровцев, наиболее ярых националистов (пусть гадюки живут в своем гадюшнике и решают там территориальные проблемы с Польшей, Венгрией и Румынией). Вторая часть – буферное государство: центральная Украина, исторические территории времен Богдана Хмельницкого со столицей в Киеве и под полным нашим военным и административным контролем (желательно в виде протектората). При этом по границе Житомирской, Хмельницкой и Винницкой областей следует возвести аналог Берлинской стены, отделяющей Галичину. Наконец, третья часть в составе, грубо говоря, Левобережья и Новороссии, должна войти в состав России. В противном случае, если эти земли предоставить самим себе, самоуправлению, там запустится свой собственный процесс этногенеза. Возникнет новая элита, желающая полновластия, а значит обязательно начнется нациостроительство новой, «новоросской» нации, утверждение идентичности которой потребует отторжения как от Украины, так и от России. И все вновь пойдет по украинскому или казахстанскому сценарию.

Нет ничего более ошибочного, вредного и опасного, чем заблуждение, якобы Украину надо целиком вбирать в Россию, чтобы ее переварить, перевоспитать и снова сделать своей органической частью, как когда-то. Попытаться заклепать все предохранительные клапаны на кипящем котле украинского этногенеза невозможно, поезд ушел. Можно не сомневаться, что в этом случае придется либо применить тотальную зачистку Украины от украинцев, то есть – геноцид. Что вряд ли приемлемо. Либо все придет к результату, который мы уже проходили: к амнистии бандеровцам с последующей национальной революцией и восстановлением статус кво на 2013 год, в лучшем случае. А в худшем – к новой истребительной войне. На которую у нас нет ни средств, ни лишних живых людей, коих необходимо будет кинуть в эту топку.

Надо ясно понимать: исполнение оптимального сценария требует только одного, но абсолютно необходимого условия: нашей Победы в текущей русско-украинской войне. Никак иначе.

Мне бы хотелось, чтобы вся русская молодежь прониклась пониманием сути дела, изложенной выше. Для этого нужно немного: усвоить эту суть и думать над ней.

Александр СЕВАСТЬЯНОВ

«КАРФАГЕН ДОЛЖЕН БЫТЬ РАЗРУШЕН!»

sevastyanov

Предлагаем читателям сайта новую статью известного российского и русского учёного, этнополитика и теоретика русского национального движения в России Александра Никитича СЕВАСТЬЯНОВА. Многие мысли в ней созвучны тем общественным настроениям, которые имеют место быть сегодня в российском обществе. Некоторые вопросы, которые администрация сайта считает спорными, тем не менее являются актуальными, поскольку они прогнозируют наше будущее. Всем русским людям и заинтересованным гражданам, кому не безразлична нынешняя общественно-политическая ситуация, связанная со специальной военной операцией на Украине, стоит с этой статьей ознакомиться.

Памятка для Путина

Основная тема дня по-прежнему – т.н. «спецоперация», а по сути – русско-украинская этническая война, которую автор этих строк пророчил с середины 1990-х. Тогда мне никто не верил, называли сумасшедшим и хохлофобом. Но сегодня ясно, что прав был я, а все мои критики ошибались. Это дает мне смелость вновь выступить с оценкой событий и прогнозом на будущее. Судить о военных аспектах кампании я не могу – не специалист. А о политических (и особенно этнополитических) аспектах – могу и обязан, поскольку нередко вижу и понимаю то, чего не понимают другие.

За полтора месяца т.н. «спецоперации» стала окончательно ясна цена вопроса: на кону стоит судьба всей нашей страны, ее будущего. А также – ярко высветились основные реальные проблемы, которые спецоперация призвана решить обязательно, чтобы не обессмыслить самое себя.

Дело все в том, что до конца и повсеместно подавить процесс этногенеза на его завершающем этапе (а именно это имеет место быть на Украине) или развернуть его вспять невозможно в принципе, можно лишь ограничить территориально его распространение. В предыдущей статье я расписал все это довольно подробно.

Поэтому понятно, что никакая Украина – большая либо маленькая, которая останется на карте в конечном итоге войны, уже никогда не будет ни частью России, ни дружественной по отношению к нам страной. Не нужно строить иллюзий на этот счет, обманывать себя мечтами. Поэтому у нас тут один интерес: чтобы эта враждебная нам русофобская страна была как можно более маленькой и слабой на все времена.

Что мешает это сделать, помимо военного сопротивления самих украинцев?

Как короля играет свита

В связи со спецоперацией из России срочно побежали такие знаменитые «патриоты», как Иван Ургант, Ксения Собчак и Анатолий Чубайс. Путин недаром высказался в том смысле, что начавшаяся спецоперация раскрыла подлинное лицо нашей пятой колонны и дала долгожданный повод, чтобы с ней разобраться.

Но вот начинаешь разбираться – и что видишь? Я, например, гляжу на ближайшее окружение президента и порой перестаю понимать: кто правит Россией? Ведь короля, как известно, играет свита, она создает образ правителя в не меньшей, может быть, степени, чем он сам. И наблюдая эту самую свиту, я с огорчением отмечаю репутационные потери, которые она наносит правителю.

Вот несколько примеров.

mediskyi

Путин и Мединский

Ход событий показал: мы сильно недооценили противника. Точнее, вообще неправильно оценили его как такового, в целом. Это вам не блистательное и бескровное воссоединение с Крымом в легкую. Не говорю уж о том, что «Русский мир», «русская весна» предстали на освобождаемой от бандеровщины Украине в столь устрашающем виде, что объяснить, допустим, харьковчанам или мариупольцам его привлекательность стало, мягко говоря, затруднительно. Но и вообще, сейчас не 2014 год, и мы ясно видим: на сегодняшней Украине нам не рады и отчаянно сопротивляются «освобождению». Что позволяет сделать вывод: изначальная установка «освободителей» оказалась ложной.

Кто за это ответит?

На первый взгляд ответить должен лично Путин, выступивший в 2021 году со статьей «Об историческом единстве русских и украинцев», где заявил ошибочные, не имеющие оснований в современном жизненном контексте, тезисы:

«русские и украинцы – один народ, единое целое»;

«стена, возникшая в последние годы между Россией и Украиной, между частями, по сути, одного исторического и духовного пространства» есть результат лишь «целенаправленной работы тех сил, которые всегда стремились к подрыву нашего единства», а не естественно-исторического процесса, как оно есть на самом деле;

«раз вы говорите о единой большой нации, триедином народе, то какая разница, кем люди себя считают – русскими, украинцами или белорусами»;

«наше родство передается из поколения в поколение. Оно – в сердцах, в памяти людей, живущих в современных России и Украине, в кровных узах, объединяющих миллионы наших семей. Вместе мы всегда были и будем многократно сильнее и успешнее. Ведь мы – один народ».

В этих прекраснодушных рассуждениях, внятных и отрадных для сердца русского человека в России (но уже отнюдь не украинца на Украине, а зачастую и не русского там), полностью игнорируются те коренные, глубокие и необратимые изменения, которые произошли с бывшими когда-то украинцами-малороссами, ставшими сегодня в своем огромном большинстве украинцами-бандеровцами. Бандеризация всей Украины зашла слишком далеко и глубоко.

Украинский народ вступил в третью, завершающую стадию этногенеза и вернуть его вспять к экзистенции XIX века нет никакой возможности. Сегодня украинцы массово, с оружием в руках и с величайшей убедительностью доказали всему миру, что они с русскими ни в коем случае не братья и уж тем более не единый народ. Тезис о триедином русском народе решительно неприемлем для современной Украины и никакая спецоперация, кроме тотальной лоботомии (шутка), тут уже не поможет, а скорее – только усугубит разделение. Что мы, собственно, и наблюдаем по ходу ожесточенных боев.

Статья Путина не убедит украинцев вернуться в легендарное русское единство, которое они отмели окончательно и бесповоротно во имя собственной национальной идентичности. Что же касается наших бойцов, проливающих сегодня свою и вражескую кровь на просторах всей Украины, то трудно придумать для них что-нибудь более демотивирующее. Это что же получается: стало быть, мы стреляем в свой народ, в наших братьев, сами в себя? Какой-то жуткий абсурд, бред, сапоги всмятку.

Прочитав эту статью Путина, а потом еще узнав, что министр обороны Шойгу приказал изучить ее всему личному составу нашей армии, я пришел в ужас. Как после этого объяснить нашим солдатам и офицерами, что они должны стрелять в солдат и офицеров украинской армии? А ведь это делать придется! Я это знал всегда...

На самом деле главным тезисом нашей пропаганды должно быть совсем другое: «Бандеровец русскому не брат, а смертельный и непримиримый враг!». И этот тезис должен вначале четко и внятно прозвучать с самого верха российской власти – из уст президента Путина. Тогда его легко возьмет в работу каждый армейский или штатский пропагандист и легко воспримут наши сражающиеся воины. Но мы такого тезиса пока от нашего президента не слыхали.

Недавно я узнал, однако, что Путина не следует винить в создании ошибочной статьи – и, соответственно, ложной установки для нашей воюющей на Украине армии. Поскольку реальным автором основного текста, как мне сообщили знающие люди, которым я верю, является помощник президента В. Р. Мединский. Если так, то это меняет дело, у меня немного отлегло от сердца. Ибо: пусть Путин излишне доверился Мединскому (возможно, не только ему) в украинском вопросе, но он, как человек доступный голосу рассудка, может под воздействием суровой действительности принять и более трезвую позицию. Не все потеряно.

А вот в отношении Мединского, возглавившего нашу делегацию на мирных переговорах с Украиной, у меня, напротив, сильно возросло беспокойство. Ведь он, надо думать, искренне изложил в той злополучной статье свои убеждения. А это значит, что им будет подсознательно двигать стремление к замирению поскорее и любой ценой с украинцами, составляющими с нами якобы единый народ! Собственно, это стремление уже ярко проявилось в стамбульском эпизоде переговоров. Если и дальше эти переговоры останутся в руках человека, мотивированного подобным образом, – быть беде.

Нам противопоказано заключать мир с правительством Зеленского, потому что: 1) оно недоговороспособно и легко нарушит любые договоренности, когда сочтет нужным, и тогда власть недобитой бандеровской идеи, несокрушенного бандеровского государства только укрепиться и примет самые жесткие черты; 2) у России навсегда окажутся связаны руки в отношении Украины, гарантами независимости которой станут все наши враги с Запада, у которых Украина будет всегда права, а Россия всегда виновата; 3) мы не сможем довести до конца наши главные, заветные цели – демилитаризацию и денацификацию Украины и получим на веки вечные опаснейшего врага на нашей границе, который будет только усиливаться год от года.

Нет, нам нужен не просто мир, а Победа для нас и безоговорочная капитуляция для Украины. И последующий полный контроль над ее территорией и судьбой. На долгие десятилетия, на два-три поколения новых украинцев.

Достаточно посмотреть, как ведет себя Мединский перед СМИ по ходу переговоров, чтобы понимать: с ним мы этих целей не добьемся никогда. Если только его не используют как отвлекающий маневр, в чем смысла очень мало, поскольку обмануть Запад все равно не удастся, а внести смятение в умы россиян – запросто.

Не могу подсчитать ущерб, который от всего этого абсурдного и ненужного переговорного процесса несет имидж лично Путина!

shoigu

Путин и Шойгу

Министр обороны РФ Сергей Шойгу заявил на селекторном совещании 29 марта: освобождение Донбасса является-де главной целью военной операции на Украине в настоящее время. Тем самым в отношении целеполагания спецоперации он косвенно опроверг президента Путина, который на первое место поставил – и совершенно правильно – демилитаризацию и денацификацию Украины. Потому что только эти две цели позволяют решить в целом проблему русско-украинских отношений. А вот от судьбы Донбасса эта проблема никак не зависит вообще. Будет ли освобожден Донбасс, войдет ли он в состав России – все это не только не решит, но даже усугубит проблему. Которая не может быть решена вне демилитаризации и денацификации Украины.

Хочется задать вопрос: почему Шойгу позволил себе переиначить цели и задачи, поставленные ему главнокомандующим? Почему решился поправить Путина? Кто дал ему такое право и почему Путин, в свою очередь, не выступил с опровержением, не поправил своего министра обороны? Разве это дело министра – определять цели спецоперации?

А чего стоила вышеупомянутая инициатива с поголовным изучением написанной, как я предполагаю Мединским, статьи, демотивирующей нашу армию в русско-украинском конфликте? Поистине, медвежья услуга. Не могу судить о военной составляющей спецоперации, но хотел бы в указанной связи задать пару вопросов.

Обратим внимание: как много говорится с наших экранов о различных гуманитарных проблемах войны и о наших акциях на данном поприще. А между тем победа творится отнюдь не в гуманитарных коридорах, а на полях сражений. Неколебимо стоя на позиции гуманизма в войне (что само по себе противоестественно), мы обретаем лишь сомнительное преимущество – имидж, репутацию. Эта прикраса предназначена, с одной стороны, для внешнего мира, а с другой – для украинцев, которым потом жить под нашим протекторатом. Но внешний мир уже однозначно и безоговорочно осудил нас, и пытаться переменить его мнение – ставить мертвому припарки. Что до украинцев, тут гуманизм выглядит сомнительно, ибо мы, что называется, «рубим хвост собаке по частям» вместо того, чтобы сделать это одномоментно, решительно и быстро. Потери будут в любом случае, но что приносит в таком деле больше страданий – ответить трудно. Во всяком случае, жители Украины не спешат нас благодарить, пока наша пропаганда не промоет им мозги и не заставит понять, что истинный вновник их страданий – это их власть и они сами, построившие антирусский режим.

Словом, преимущества нашей гуманной позиции призрачны, а платим мы за них кровью наших солдат и офицеров. Мне это не кажется целесообразным.

У меня лично возникает тревожное ощущение, что у нашей армии изрядно связаны руки, из-за чего она воюет как бы вполсилы, неся при этом потери, которых могла бы избежать при ином подходе. Из-за чего и вся война затягивается и теряет предсказуемый характер. Если бы не непреклонность ополченцев Донбасса и лично Кадырова и чеченского спецназа, это было бы еще заметнее.

В особенности это касается, как мне кажется, главной задачи – уничтожения живой силы противника, его основного преимущества на сегодняшний день. Мы успешно громим инфраструктуру и базу вооружений украинской армии, но надо понимать: в живой силе она, проведя мобилизацию, превосходит нас почти втрое, а это в затяжной войне может стать решающим фактором, не говоря уже о послевоенном времени. Поэтому не надо стесняться правильного целеполагания: уничтожить саму украинскую армию как таковую. Тем более, что оружие этой вражеской для нас армии будет в достатке поставлено Западом. И уже поставляется, причем именно такое, которое способно уничтожить наше превосходство в технике: противотанковые и зенитные ракеты. Чтобы превосходство врага в живой силе стало решающим фактором войны.

Не случайно сенатор Владимир Джабаров выступил 07.04.22 г. в «Парламентской газете» с личным заявлением, что европейские эшелоны с оружием для Киева должны уничтожаться бомбами сразу после попадания на территорию Украины. Комментаторы оправдывают факт неделания этого тем, что крылатыми ракетами-де нельзя бить по неразведанным целям, поэтому движущиеся колонны техники, поступающей с Запада, для них якобы недоступны. Ну, а рокадные шоссе, железнодорожные пути и мосты, по которым эта техника поступает, тоже движутся, не стоят на месте? Или они не разведаны, не нанесены на военные карты? Почему до сих пор не перебиты все эти артерии?!

Вызывает недоумение и еще одно: почему не наносится удар высокоточными дальнобойными «Калибрами» и «Кинжалами» по голове украинских вооруженных сил и спецслужб – по Министерству обороны, по Генштабу, по офисам СБУ и разведки? Сразу все силовые структуры лишились бы единого управления, командования, стратегии обороны. Разве это так трудно сделать? Ведь эти-то цели уж точно нами разведаны. Достали же «Калибрами» Яворовский гарнизон с наемниками!

На подобный вопрос попытался ответить 26.03.22 г. бывший командующий группировкой федеральных сил в Чечне генерал-лейтенант Константин Пуликовский, который заявил, что в уничтожении высшего руководства Украины нет необходимости. «Давайте сами себе зададим вопрос: а что, мы не могли высокоточной ракетой попасть в президентский дворец по Зеленскому или по украинской Думе, или по зданию СБУ? Поверьте мне, как военному человеку, никакой проблемы нет», — процитировал генерала Telegram-канал «Пул N 3». Но объяснение Пуликовский дал, на мой взгляд, неудовлетворительное: «Должен быть... легитимный президент, который все это подпишет, согласится. Это не только для нас это нужно, не только для всего мира, но и для самой Украины. Чтобы никогда потом даже будущие поколения не сказали, что произошла какая-то нелегитимная смена власти». Интересно: волновал ли кого-нибудь в мире подобный вопрос в отношении Гитлера в мае 1945 года? И не случайно мы стремились уничтожить Дудаева и Масхадова в ходе чеченских кампаний, понимая, что с ними не о чем договариваться. В любом случае, президент Зеленский – это одно, а вся военная и полицейская верхушка Украины – это совсем другое. Исчезни она, глядишь, и Зеленский бы капитулировал.

Хочется ошибиться, но в итоге складывается впечатление, что мы все время щадим врага и хватаем самих себя за руки именно из-за той ложной установки («мы-де единый народ, народы-братья»), которую, боюсь, слишком близко к сердцу принял почему-то министр Шойгу, который и не русский, и не украинец. Однако, со времен Наполеона известно: не разбив яиц, омлета не приготовить.

Чем это может обернуться лично для Путина, если война не достигнет заявленных им целей демилитаризации и денацификации Украины, я даже боюсь предположить. Не говорю уже о том, чего будет ему стоить поражение в войне, если такое, не дай Бог, произойдет. Не раз писал я о том, что дороже всего обходятся теоретические ошибки...

peskov7ya

Путин и Песков

7 апреля в газете «Завтра» появилась статья Алексея Иванова «А Песков точно пресс-секретарь президента России?». Там констатируется: «Дурнопахнущие заявления посыпались из-под усов Дмитрия Пескова одно за другим». Статья собрала отзывы экспертов и СМИ насчет Пескова, в ней точнейшим образом расставлены все акценты и задается главный вопрос: «На чьей стороне пресс-секретарь президента, и чьи интересы представляет?»1.

Судя по каскаду последних выступлений кремлевского пресс-секретаря, вопрос этот не праздный. То он провозглашает сбежавшего из страны Ивана Урганта большим патриотом России, то оповещает весь мир о значительных, трагических потерях российских вооруженных сил на Украине, то объявляет увод наших войск из-под Киева и Чернигова жестом доброй воли, а то вдруг заявляет, что окончание спецоперации будет зависеть от того, согласится ли Владимир Зеленский (!) с условиями, которые выдвинула российская сторона. Но главное – что конец военной операции «мы хотим положить через переговоры», а не через победу в войне.

О том, какое отвратительное впечатление производят неуклюжие откровения Пескова, лучше всего говорит его пассаж по поводу стамбульской встречи в интервью французскому телеканалу LCI: «Чтобы создать благоприятные условия для переговоров, мы хотели сделать жест доброй воли. Мы можем принять серьезные решения во время переговоров, поэтому президент Путин дал приказ нашим войскам уйти из региона». Что за извращенная, фальшивая логика! Ведь для обеспечения успеха на переговорах, нужно, напротив, максимально усилить давление, чтобы сам ход переговоров сопровождался каскадом сообщений о новых ужасных потерях ВСУ и победах армии России. Только так можно сделать противника более сговорчивым. Мы же сделали все наоборот!

Нетрудно представить себе, как в массовом сознании отозвался и сдержанный вопль Пескова о наших потерях, хотя по официальным данным министерства обороны они сравнительно невелики (порядка 1500 человек) и во всяком случае на порядок меньше потерь противника. Войн без потерь не бывает, но повод для подобной тихой истерики имеется, скорее, у них, а не у нас. Между тем, именно панический вопль Пескова наполняет сегодня интернет-пространство. А от этого эмоционального всплеска один шаг до вопля «Мир любой ценой!».

За подобные высказывания я бы на месте президента немедленно вышвырнул такого пресс-секретаря, обязанного озвучивать государственную, президентскую политику, за пределы Кремля, а то и куда подальше. Ибо трудно представить себе более медвежью услугу по адресу государства и президента. Чего профессиональный пиарщик, вообще-то, не может не понимать. Или нюх совсем потерял?

Тут и не захочешь, а вспомнишь, что жена Пескова, родившаяся и выросшая на Украине (в Днепропетровске), имевшая, по данным американской налоговой службы, американское гражданство, попала в марте 2022 года под санкции со стороны США и Японии в связи со спецоперацией. Возникли проблемы и у дочери Елизаветы Песковой, живущей в Париже и известной своим высказыванием: «Я – гражданин мира, и не могу с этим ничего поделать» и выступлением с критикой «путинского режима». Как видно, недаром в свое время известный мотоклуб «Ночные волки» потребовал от Пескова принять меры к возвращению членов его семьи, проживающих на Западе, обратно на родину — в Россию, а также к отказу их от гражданства иностранных государств. Тогда Песков демонстративно не стал ничего предпринимать. А теперь, предполагаю, ему так захотелось мира в собственной семье, что он готов ради этого на любых условиях заключить мир с Украиной.

Что это: глупость или измена? В который раз задаем себе этот вопрос...

Еще раз напомню, что Песков должен пиарить и разъяснять миру позицию Кремля, лично Путина. Сравнивая слова Путина и Пескова, мы понимаем, что дело обстоит совсем не так, что пресс-секретарь явно несет вредную, опасную для имиджа Путина отсебятину. Доколе это будет продолжаться?

gromov

Путин и Громов

Многие аналитики и наблюдатели (например, Андрей Караулов) обращают внимание на пассивность нашей пропаганды на фронте и на освобожденных территориях. Вражеская, украинская пропаганда работает вовсю, наша – явно ей уступает. Ни листовок для армии нашей и вражеской, ни обращений к жителям и специальных теле и радиопрограмм, вещающих на Украину... Поистине вопиющее молчание.

Караулов относит это преступное бездействие на счет засидевшегося в кремлевских кабинетах замглавы АП, отвечающего за СМИ и пиар-кампании – А. А. Громова, утратившего, по его словам, связь с жизнью. Но точно ли он ее утратил? Мне сразу вспоминается история 2017 года с закрытием телепрограммы «Русский вопрос» на канале ТВЦ. Открывалась эта программа, которую вел К. Ф. Затулин, по прямому распоряжению президента Путина. Я сам видел затулинское письмо-ходатайство, на коем рукой главы государства было начертано: «А. А. Громову. Поддержать». Но вот в кресло руководителя ТВЦ села Юлия Быстрицкая, прежде курировавшая информационные программы на гусинском НТВ, отпетая либералка, сразу невзлюбившая Затулина и его программу. В 2017 году она отказалась продлить с ним контракт. Затулин, конечно же, обратился к Громову. И что сделал этот человек, которому сам президент дал указание поддержать «Русский вопрос»? Поддержал? Как бы не так! Палец о палец не ударил, отказался вмешиваться...

Приходится предположить, что Громов, продолжая традицию Суркова, не только не отстраняется от жизни, но напротив, активно в нее вмешивается, ибо считает нежелательным развитие русского национального самосознания, не поддерживает инициативы президента в этом направлении, саботирует, ставит палки в колеса. Поэтому и фронтовая (и, скажем так, «прифронтовая») пропаганда и агитация у нас буксует, ведь без активного продвижения именно русской идеи тут не обойтись, а этого-то нашему обер-пропагандисту и не хочется. Я не утверждаю этого, но такое впечатление у меня лично складывается, увы.

Все перечисленное говорит: Путину, чтобы выиграть войну не только с внешним врагом, но и с внутренним, а лучше сказать – чтобы не потерпеть позорного поражения на украинском фронте и внутри России, пора произвести кадровую замену в ближайшем окружении. Пересмотреть штат своих помощников и консультантов, вычистив из него явных и тайных либералов-западников, недоброжелателей русского народа. Чтобы у наблюдателей со стороны не возникал вопрос: что происходит – не вертит ли хвост собакой?

В завершение я хотел бы, все же, провести мысленную черту, отделяющую короля от свиты. Что бы ни говорили и ни писали лица из его близкого окружения, смешивать их взгляды с его убеждениями не стоит, хотя соблазн такой есть.

В частности, я хочу обратить внимание на неоднократно высказанную Путиным мысль о том, что границы, временно закрепленные в 1990 годы между Россией и сопредельными республиками, вышедшими из СССР, нередко несправедливы и не могут поэтому рассматриваться как вечные и неизменные. Он говорил об этом и в связи с «Русской весной» 2014 года, и не раз позднее, в частности – в связи с недавними событиями в Казахстане. А в статье, которую я не раз поминал выше, есть фрагмент, который, я уверен, написан не Мединским, а лично Путиным, поскольку явно несет в себе отсылку к обстоятельствам биографии нашего президента. И этот фрагмент касается именно территориальной проблемы. Вот он.

«Все меняется. В том числе – страны, общества. И конечно, часть одного народа в ходе своего развития – в силу ряда причин, исторических обстоятельств – может в определенный момент ощутить, осознать себя отдельной нацией. Как к этому относиться?

Ответ может быть только один: с уважением!

Хотите создать собственное государство? Пожалуйста! Но на каких условиях?

Напомню здесь оценку, которую дал один из самых ярких политических деятелей новой России, первый мэр Санкт-Петербурга А. Собчак. Как высокопрофессиональный юрист он считал, что любое решение должно быть легитимно, и потому в 1992 году высказал следующее мнение: республики – учредители Союза, после того как они сами же аннулировали Договор 1922 года, должны вернуться в те границы, в которых они вступили в состав Союза. Все же остальные территориальные приобретения – это предмет для обсуждения, переговоров, потому что аннулировано основание.

Другими словами – уходите с тем, с чем пришли. С такой логикой трудно спорить. Добавлю только, что произвольную перекройку границ большевики, как уже отмечал, начали еще до создания Союза, и все манипуляции с территориями проводили волюнтаристски, игнорируя мнение людей».

Так говорит Путин. И его слова точны и ко многому нас обязывают. Я бы сказал, этот фрагмент противоречит основному посылу статьи о якобы едином народе. Потому что в этих немногих, но веских словах президента уничтожается, в полном соответствии с исторической правдой и справедливостью, самое основание нынешнего государства Украина. Да, мы признаем законность и естественную оправданность украинского этногенеза, коль скоро он зашел так далеко. Да, украинцы имеют право считать себя отдельной нацией, имеют и право на свое национальное государство. Но мы ребром ставим вопрос о границах этого процесса, понимая их нынешнюю незаконность, несправедливость и противоестественность.

Я с этим согласен на все сто процентов. Именно так все и должно пониматься, утверждаться, именно из такого понимания мы должны исходить в нашей, русской доктрине и в наших действиях! Именно за такого президента Путина я голосовал.

Но какой вывод из этого следует? Только один. Раздел Украины – неизбежность, это императив, который не обойти. Не обязательно кричать об этом, но сделать надо. Верю, что Путин это тоже понимает. Верю, что он не поддастся страшному давлению, которое на него оказывают с разных сторон, в том числе и со стороны некоторых приближенных. И пойдет до конца. Украинское (бандеровское) государство должно быть демонтировано и разделено.

Карфаген должен быть разрушен!

Александр СЕВАСТЬЯНОВ

putinShaigu

За что и почему воюет Россия с Украиной?

1-Sevastyanov

Эта статья появилась в Интернете после начала специальной военной операции на Украине и принадлежит перу известного русского учёного, писателя, публициста, социолога и политолога Александра Никитича СЕВАСТЬЯНОВА. Автор учебников по этнополитике и идеолог русского национального движения России в последние десятилетия, он излагает собственную точку зрения на нынешнюю политическую ситуацию. С ним можно соглашаться или нет, но статья ставит острые и болевые вопросы, без решения которых трудно прогнозировать наше будущее.

 

Хоть и жаль воробья нам веселого,
А пропал воробей поделом:
На свою воробьиную голову
Сам он вызвал и бурю, и гром.
С. Маршак. Кто вызвал бурю?

Недавно «героическая женщина» Марина Овсянникова, выскочившая с антивоенным плакатиком, как чертик из табакерки, за спиной телеведущей 1 канала Кати Андреевой, заявила в интервью «Новой газете» от 21.02.22: «Мне безумно жаль этих мальчишек. За какую национальную идею они "воюют" на чужой земле?»

Натурально, мадам не понимает. Хотя отважно лезет при этом со своим непониманием в большую политику. Я подумал, что хорошо бы ей все это объяснить, благо таких вот непонимающих, но судящих и рядящих обо всем с кондачка наверняка очень много если не в стране, то в столице.

Вот несколько мыслей, которые, на мой взгляд, помогут всем понять, что происходит на Украине после 24 февраля сего года.

1. Начну с якобы «чужой» земли.

Сравните карту той Украины, что вошла в союз с Россией в 1654 году по Переяславской Раде – с картой Украины 2013 года: вы увидите, что за годы пребывания в составе Российской империи и СССР она территориально увеличилась примерно в пять раз. То есть, четыре пятых земли попросту подарены ей Россией, русскими. А ведь земли эти доставались нам не задаром, они щедро политы русской кровью, оплачены русским подвигом и трудом. Но, скажут мне, ведь хохлы тоже участвовали в завоевательных войнах России. Да, но не по своей воле и не по своей инициативе, во-первых, а во-вторых – лишь как вспомогательная сила, не мыслившая себя еще тогда отдельно от России, не противопоставлявшая себя русским. А в-третьих и вглавных, сами по себе они могли только с трудом кое-как удерживать собственные земли, обиваясь от турок, крымских татар и поляков, но претендовать на какие-либо завоевания не могли. Нет, не украинцами были князь Долгоруков-Крымский или Кутузов, бравшие Крым, или граф Воронцов, обустроивший Новороссию со столицей в Одессе. И так называемое «херсонское дворянство» (представителями которого бы-ли, скажем, Павел Чичиков или отец Владимира Маяковского) – это были малоимущие, но русские дворяне, получавшие земли в Таврической губернии, которые надо было срочно заселять и колонизировать...

То же и Слободская Украина (Слобожанщина), обнимавшая своим названием нынешние Харьковскую, Сумскую и Белгородскую области, а также части Курской, Полтавской, Донецкой и Луганской областей. Это было российское пограничье, активно заселявшееся с XVI века переселенцами из русских земель, и только с правления Анны Иоанновны еще и правобережными украинцами, бежавшими из-под власти польско-литовской знати Речи Посполитой. Эти беженцы рвались под руку московских царей, искали у них защиту и были верноподанными Российской короны.

Часть земель достались Украине вообще благодаря немцам: граница 2013 года между Россией и Украиной, если кто не знает, была в основном проведена немецким штыком по «похабному» Брестскому миру в марте 1928 года. Этот штык не только разрезал Слобожанщину, но и практически пополам разделил Область Войска Донского: причем примерно поровну казачьего населения досталось Украине и России. Немцы потом ушли, а граница осталась, потому что большевистская верхушка, в определяющей степени состоявшая из евреев, смотрела на казаков как на своих исторических врагов, которых надлежало всячески ослаблять, опускать, истреблять и т.п.

Кстати, даже немцы тогда не посмели отрезать от России Таврическую губернию с Крымом: понимали колбасники, что это исконная русская земля. Это сделали позднейшие советские правители, попросту обворовав русский народ и за его счет облагодетельствовав украинцев. Нас, русских, при этом они не спросили, хотя по своим же законам должны были.

Когда российская власть, царская или советская, прирезала все эти щедрые земельные подарки Украине, то были подарки братьям-малороссам, одной из ветвей триединого русского народа – такова была официальная концепция. Но к нашим дням былых малороссов на Украине не осталось, они преобразились в бандеровцев. А бандеровец русскому не брат, а враг, это теперь-то уж всем ясно. Так с какой же стати оставлять нашим врагам то, что некогда дарилось братьям? Нет уж, господа бандеровцы, твари неблагодарные, развод так развод: верните нам наше и живите спокойно.

Итак, надеюсь, что теперь даже ничего не знающей и не понимающей Марине Овсянниковой ясно, что речь идет о ни в коем случае не «чужой» земле, а о нашей, своей, русской, родной. Временно и против нашей воли оказавшейся в чужом владении.

2. Теперь о «национальной идее».

Сегодня на Украине столкнулись лоб в лоб две национальные идеи: украинская и русская. Они непримиримы, поскольку украинская идея может утвердить себя только за счет тотального отвержения, отторжения, дискредитации и низведения всего русского – от общности происхождения до языка, веры и культуры.

Долгие тридцать лет мы наблюдали триумфальное шествие украинского национализма в его самом крайнем, нацистском, проявлении. Выражалось это, в частности, в закрытии русских театров и школ, в запрете преподавания на русском языке вначале в вузах (кроме, единственно, Таврического университета), потом и в школах, а под конец в прессе и в быту. В закрытии и отобрании церковных приходов у православных в пользу униатов, а потом – приходов РПЦ в пользу УПЦ. В закрытии теле- и радиопрограмм и кинофильмов на русском языке и запрете русскоязычной прессы. В преследовании борцов за права и интересы русского и русскоязычного населения. И т. д. и т. п. – всего не перечислишь. На научном языке это именуют этноцидом – убийством народа через уничтожение его культуры.

Спору нет, вина во всем этом этноциде русских в очень значительной степени лежит на российских дипломатах, прежде всего – на Черномырдине и Зурабове, на российских консулах и др., палец о палец не ударивших для поддержания русского национального меньшинства, русского движения и его лидеров на Украине. Прозевавших по глупости и некомпетентности, по своей национал-предательской позиции, становление украинского нацизма и Украины как бандеровского государства. Эти люди, гореть им в аду, навсегда будут прокляты нашим народом.

Но, конечно же, основную долю вины несут украинские политики и, как ни прискорбно, украинский народ в целом, принявший бандеровскую идеологию крайнего, фашиствующего национализма, позволивший этой идеологии триумфально распространиться от Карпат до Черного моря. Именно украинский народ, украинцы как таковые очень наглядно, с оружием в руках, продемонстрировали всем русским, что они нам более не братья. Особенно ярко это небратство проявилось в восьмилетнем варварском расстреле Донбасса, посмевшего вырваться из бандеровского государства. В расстреле, отношение к которому у большинства украинцев было вполне терпимым и даже одобрительным. Украинский народ не схватил своих карателей за руки, не лишил их вотума доверия, не осудил.

Сегодня, в свете происходящего на Украине ожесточенного взаимного истребления, стало ясно даже тем, кто еще недавно позволял обманывать себя (и других) насчет «единого русского народа» и «русско-украинского братства»: Украина, если предоставить ее самой себе, может быть только Антироссией – русофобским до предела государством, заточенным на непримиримую войну с Россией. И вина в том лежит вовсе не на нас, а на объективном процессе украинского этногенеза, во-первых, а во-вторых – на его ярых адептах, идейных потомках Мазепы и Выговского, Костомарова и Грушевского, Махно и Петлюры, Бандеры и Шухевича, УПА, ОУН и пр. Полтораста лет они создавали историю и мифологию украинской нации, насчитывая, между прочим, четыре русско-украинские войны на своем пути к «незалежности», полтораста лет взращивали этническую ненависть к русским и России, пропитывали этой ненавистью поколения не только этнических, но и политических украинцев. И преуспели весьма!

За долгие годы былые малороссы с успехом превратились в бандеровцев. Бандеровец же русскому не брат, а смертельный и непримиримый враг. С этим тезисом должен вставать утром и ложиться вечером каждый русский солдат и офицер.

Мы не можем позволить себе жить с огромной и смертельно опасной ядовитой змеей под боком, норовящей укусить нас в любой момент. Любовь к своему русскому народу, к нашим детям и внукам не оставляет нам почвы для сомнений и колебаний, для прекраснодушной мечты о мире. Этой змее надо если не отрубить голову совсем, то хотя бы вырвать ее ядовитые зубы. Денацификация Украины – императив, не оставляющий нам выбора, если мы хотим жить.

Поэтому я благодарен Путину за ту решимость, которую он проявил, начиная спецоперацию: сам Бог избрал его орудием своего промысла, и наш президент не уклонился от призвания. Спасибо ему. Впрочем, у Путина есть многие качества, которые мне нравятся, но есть одно, которое не нравится: он не любит добивать поверженного противника, что потом ему дорого обходится. Это свойство спортсмена, не воина. Но в данном случае спортивный подход неуместен, поскольку война – это не схватка на татами под аплодисменты зрителей. Мало разбить противника, его надо окончательно добить, лишить малейшей возможности реванша. Будь он хоть трижды брат.

В дополнение скажу: во всем, что сейчас происходит на Украине виноваты прежде всего и больше всего сами украинцы. Сколько можно было дергать тигра за усы? Вот – додергались.

Мне хочется сказать, прежде всего, им самим, нашим былым братьям, а сегодня врагам: вы сеяли ветер – и пожали бурю. Вы сами накликали ее на свою голову, призывая «москаляку на гиляку» (т.е. русских – на виселицу). И вот москаляка пришел – встречайте! Тридцать лет открыто русофобской внешней и внутренней политики Украины, тридцать лет этноцида русских на всем ее пространстве и восемь лет откровенного геноцида в Донбассе вызвали реакцию возмездия. Вы получаете сегодня то, что заслужили. Мы это хорошо понимаем, поймите и вы.

Само собой разумеется: в свете сказанного мы не имели морального права оставить русский Донбасс, выразивший нам любовь и доверие, на растерзание украинским этнократам. Тут, на мой взгляд, и обсуждать нечего.

Но главный урок на самом деле предназначен всему миру: русских нельзя безнаказанно обижать. Нигде, никогда. Мы придем и ответим, и возьмем свое.

Вот за какую национальную идею сражаются наши мальчики на Украине.

3. Осталось только объяснить, что такое этногенез и причем он тут.

Кроме меня как автора единственного в мире учебника «Основы этнополитики» это сделать в нашей стране некому. К сожалению, данную дисциплину не преподают в наших Академиях – ни ФСБ, ни МВД, ни Генштаба, ни Госслужбы ... Вот и следуют провалы один за другим, как только речь заходит о национальной политике. А тем более об этнической войне, с каковой мы сегодня столкнулись на Украине.

Этногенез в его истинном (не гумилевском) понимании есть процесс зарождения и появления на исторической сцене нового народа, этноса. С тех пор, как «отец истории» Геродот выступил со своим знаменитым трудом, прошло две с половиной тысячи лет. За это время примерно 2000 этносов, упомянутых им в своей «Истории», сошло с исторической сцены, их больше нет. Зато в результате этногенеза появилось немало новых, при Геродоте не существовавших.

Примеры тому дает и наше время. Каких-то сто лет назад, например, казахского или азербайджанского народа не было – а сегодня они есть. Сто пятьдесят лет назад историография говорила нам о триедином русском народе – великороссах, малороссах, белорусах. Но сегодня попробуйте назвать украинца малороссом – он оскорбится и возразит. Потому что сегодня украинский этногенез вошел в третью, завершающую фазу этногенеза, и дороги назад у него нет: бандеровца в малоросса уже не преобразить никакими силами.

Что происходит в этой третьей, финальной фазе этногенеза? Ровно три процесса: 1) достраивается этническая нация, в рамках которой действует идентификация «свой – чужой», исходя из принципа «крови», происхождения; 2) создается национальное государство в виде жесткой или смягченной этнократии; 3) на базе этих двух процессов выстраивается политическая (гражданская) нация, в которой действует идентификация «свой – чужой» уже по принципу гражданства, а точнее подданства. Если, например, в этническую нацию входят только этнические украинцы, являющиеся таковыми по рождению, то в политическую нацию могут входить русские, евреи, татары, венгры, греки, болгары и т.д., живущие на Украине и исповедующие украинскую лояльность, украинский патриотизм. Этнонация является ядром, политическая нация – периферией; в этой паре первая есть субстанция ведущая, вторая – ведомая. Но на политической арене они в конечном счете выступают рука об руку.

Этногенез есть процесс естественно-исторический, объективный. В его основе лежат законы биологии, открытые Дарвиным, в частности закон изменчивости и закон дивергенции (расхождения признаков), благодаря которым всякий биологический подвид стремится стать и постепенно становится отдельным полноценным видом. Применительно к ситуации этногенеза, субэтнос стремится стать и становится отдельным полноценным этносом со всеми положенными ему атрибутами: верой, культурой, языком, национальной историей, мифологией и образом врага.

Если же, как в нашем случае с русскими и украинцами, некоторые отличия можно обнаружить в генотипе, это способствует углублению и ускорению, катализации процесса. Генетически русские и украинцы (в отличие от белорусов) – не вполне одно и то же. Этногенез украинского народа включает в себя разнообразные древние пласты типа пахотных скифов, даков, фракийцев, протоболгар, позднее батыевых татар, не говоря о множестве ясырок – пленниц, везомых казаками из Персии, Турции, с Кавказа. Заметно отличается национальный характер, это всем известно. Сложилась своеобразная народная культура и быт. Очень далеко разошлись русский язык и мова – сегодня вы без словаря не прочтете ни одной страницы украинской газеты. Совершенно по-разному, до полной противоположности, трактуется история. У многих украинцев другая вероисповедная идентичность (униаты), а у православных нежелание быть под омофором московского патриарха. Все это – далеко не пустяки. Многие не хотят «усложнять» проблему. Но гораздо опаснее ее упрощение, ибо это та простота, что хуже воровства.

При этом не так уж важно, сколько в наличном расхождении признаков истинной фактуры, а сколько – выдумки. Важно, что эти расхождения фиксируются в этническом сознании, живут в этнической легенде.

Первоочередной задачей для вновь народившегося этноса является отделение от «пуповины» – материнского организма, который теперь выступает в роли суперэтноса по отношению к новорожденному. Чтобы утвердить свою самость (в терминологии новоявленных украинцев – «незалежность» и «самостийность»), новому этносу надо доказать самому себе и всему миру, что он – новый, отдельный, самобытный и иной, не такой, как породивший его суперэтнос. А для этого – культивировать все и всяческие, вплоть до мельчайших, отличия, какие только накопились на его историческом пути, от фольклорных и бытовых традиций до всеобъемлющего национального мифа.

В нашем случае украинскому этносу, чтобы самоутвердиться, приходится вытравлять в себе все русское и возводить в перл творения все нерусское, а лучше антирусское, что только можно наскрести в исторической кубышке или собственном больном воображении. Финалом этого процесса стало утверждение России и русских в образе вековечного врага. Нынешняя необъявленная война только подтверждает эту гипотезу. Мы должны понимать, однако, что каким бы больным нам ни казалось это воображение, сам-то больной исходит из него как из абсолютной реальности и при этом болеет отнюдь не фантомными болями и живет искренними надеждами.

Умело поставленная пропаганда имеет в процессе этногенеза очень большое значение, но лишь потому и постольку, что она опирается на действительное, объективное положение вещей, на появление в природе нового этноса со всеми его реальными атрибутами. Именно в этом секрет ее силы и действенности. Так что дело не в том, что малороссов-де обманула и дезориентировала массовая пропаганда, и их просто надо «вылечить» от этого пропагандистского морока. Если бы все было так! В нашем случае все дело в том, что за последние 150-200 лет украинцы действительно превратились в отдельный от русских народ, перестали быть его частью. А пропаганда успешно наложилась на реальный естественно-исторический процесс, и теперь людей уже не заставишь отказаться быть собой, они хотят быть украинцами. Потому что они и есть украинцы, хоть и с общерусскими корнями...

Тот, кто думает и говорит по-прежнему, что Украина - это Россия, а украинцы – суть русский народ с небольшими, несущественными особенностями, – тот сознательно или по недомыслию обманывает себя и других. Оная идиллия осталось в прошлом. Что было – то сплыло за сто пятьдесят лет этногенеза. И назад не вернется.

Если бы все, что сейчас происходит на Украине, происходило бы далеко от наших границ и не касалось судьбы наших, русских, единокровных соплеменников, то мы могли бы всему происходящему даже аплодировать. Радовались же мы когда-то распаду Австро-Венгерской империи и отделению «незалежных и самостийных» (пар-дон за анахронизм) Венгрии и Чехии! Или параду суверенитетов бывших испанских колоний, расставшихся в 1810-1820-е годы с испанской идентичностью и провозгласивших свою собственную, отдельную идентичность латиноамериканских метисов!

Проблема в том, что если для отстраненного взгляда незаинтересованного «объективного» наблюдателя обретение Украиной независимости (неизбежно сопровождающееся превращением в Антироссию, гено- и этноцидом русских) может восприниматься позитивно в рамках концепта «права нации на самоопределение», то для русского человека здесь усматривается трагедия и абсолютно неприемлемая реальность. Пусть хоть весь мир рукоплещет «гордой и свободолюбивой Украине» – а мы просто обязаны ей противостоять, чтобы элементарно сохранить к себе уважение. И предотвратить осуществление проекта «Антироссия» у себя под боком.

Денацификацию Украины придется провести последовательно и до конца. Для этого необходимо добиться ее безоговорочной капитуляции и оккупации на многие годы – так говорит опыт послевоенной Германии. Другого пути нет.

Александр Севастьянов.

2-soldat




© 2023 Конгресс русских общин Крыма. Все права защищены. При использовании материалов ссылка(гиперссылка) обязательна.


Яндекс.Метрика