Точка зрения русского националиста

sevast

ПОДВОДЯ ИТОГИ 2018 ГОДА

Обычно я начинал аналогичные обзорные ежегодные статьи с анализа международной политики, поскольку со времен Горбачева именно она определяла нашу внутреннюю политику и была фактором первостепенной важности. Но похоже, что эти времена подходят к концу, и теперь именно внутренняя политика, ее цели наконец-то начинают определять положение и поведение России в мире. Поэтому сегодня я начну обзор с внутрироссийских событий истекшего года.

Цель — нормализация жизни. Как я понимаю, цель текущей политики Кремля — это нормализация всей внутренней жизни страны, ее успокоение и введение в режим стабильного существования после радикальной буржуазно-демократической революции 1991–1993 гг. и ее последствий. Процесс крайне сложный, многовекторный, на который влияют и старые и новые противоречия — социальные, экономические, национальные, цивилизационные... Процесс длительный и в чем-то болезненный, но крайне желанный, необходимый.

Главное в этом смысле было в 2018 году связано с различными выборами, начиная с президентских. Последние прошли с ожидаемым результатом (или даже с превышением оного), но — относительно честно, без грубых и массовых нарушений, как бывало. Это ново. Дальновидно поставленная во главе ЦИКа Элла Памфилова — «совесть либерал-демократов» — вполне оправдала свое назначение. У меня сложилось впечатление, что более всех в честности выборов был заинтересован сам Путин, уверенный в своей убедительной победе. Более того: он заинтересован и в том, чтобы честные выборы вообще утвердились как практика в России. Об этом свидетельствуют как муниципальные выборы в Москве (я лично недоволен тем, что либералы консолидировались и захватили ряд муниципалитетов, потеснив единороссов, но приходится — куда деваться — считаться и с этими издержками честных выборов), так, в еще большей степени, губернаторские выборы в ряде регионов, где единороссы провалились, а победили т. н. оппозиционеры.

Почему мне это кажется важным? Я в целом поддерживаю Путина, хотя и резко расхожусь с ним в ряде вопросов, в национальном — в первую очередь. Но я совершенно не поддерживаю Единую Россию, считая ее антинародной и антинациональной партией у власти. Однако партия «у власти» — это еще не «партия власти», какой на моей памяти была КПСС. По моим представлениям, ЕР во многом стоит между Путиным и народом. Внешне покорная президенту, она, однако, неуклонно гнет антинародную линию, тем самым компрометируя президента; Путин не может этого не понимать. Отлично помнит он и о том, что добрая треть людей в этой партии получила мандаты от Березовского, а еще треть — от Лужкова. А это — те самые «скорохваты», которых клеймил еще Солженицын, и не друзья президенту.

Что может сделать президент, что бы сохранив управляемость Госдумы, укоротить, однако, партию «у власти», не допустить ее превращения в «партию власти», в «касту проклятую», как любил выражаться Сталин? Да ровно то, что он и делает.

Во-первых, Путин дал, с помощью ЦИКа, зеленый свет альтернативным кандидатам на выборах, из-за чего в реальной политике появились, в кои-то веки, как системные (коммунисты, справороссы, жириновцы), так и реальные (либералы) оппозиционеры. А это — ясный сигнал единороссам: разворачивайтесь лицом к народу, сукины дети, пока повсеместно из ваших рук не повыдергают рычаги власти.

Во-вторых — и это гораздо более важный момент — Путин создал реальный противовес Единой России — Объединенный народный фронт как организацию, способную контролировать ЕР снизу, корректировать ее политику на местах. Пока ОНФ возглавлял высокочтимый, но престарелый Станислав Говорухин, «Фронт» был довольно беззубым, декларативным. Но в 2018 году он уже не раз показал зубы и покусал местные власти, добиваясь от них того же: повернуться лицом к народу.

В чем важность этой новации, этой инициативы? Те, кто помнят поздний СССР, помнят и такой феномен, как «народный контроль». Директора советских предприятий, городских и сельских, боялись его, как огня. Представители народного контроля избирались коллективами колхозов, заводов и фабрик, они были независимы, имели доступ не только к производствам, но и к документам бухгалтерии и дирекции и могли вытащить «за ушко и на солнышко» любого представителя местной администрации. Не случайно Борис Ельцин, чтобы заручиться поддержкой «красных директоров», одним из самых первых своих указов ликвидировал сам феномен «народного контроля» и все его органы. После чего сразу вся жадная свора советских управленцев-временщиков, этих «калифов на час», ничем и никем не сдерживаемая, стала рвать общенародную собственность на куски.

Создание Объединенного народного фронта под эгидой Путина — это есть восстановление «народного контроля» в новой форме и с новыми полномочиями. По большому счету это — ствол у виска Единой России. Встанет ли в перспективе вопрос о превращении ОНФ в новую партию (разумеется, в «партию власти») на смену ЕР? Вряд ли, ибо тогда придется создавать новый ОНФ, уже для контроля над новой властью. Но перспективу развития у ОНФ я, однако, вижу, и немалую, 2018 год это ясно показал. Это важный шаг для укрепления единства президента и народа, их взаимозависимости, важный шаг в недопущении укрепления ЕР в качестве «партии власти», ни от чего и ни от кого не зависящей.

Путин пошел на вынужденный риск, потому что потом будет поздно. Но коррективы нужны уже сейчас. Победа с великолепным результатом на выборах позволила Путину на скорую руку провести непопулярные, но остро необходимые решения, которые на первом году его нового правления сравнительно мало угрожают его положению. Не все эти решения я считаю обдуманными и верными, некоторые принесут в перспективе не пользу, а вред. Но есть те, которыя я поддерживаю.

Я абсолютно оправдываю пенсионную реформу, к которой нас вынуждают объективные обстоятельства. И даже не столько, может быть экономические, сколько моральные и демографические. Ни в одной развитой стране мира не было столь раннего выхода на пенсию, как у нас (в соседней Польше, например, мужчины выходят в 65, то же в Австрии, Бельгии, Великобритании, Швейцарии, Японии, в Германии в 65,5, в Израиле в 67, вообще в США и Европе поговаривают о 70-летнем цензе для всех, в Швеции даже о 75-летнем). Честно говоря, я не понимаю, как можно было в СССР, вводя второй выходной, сокращая рабочий день, вводя все новые праздники, снижая возраст выхода на пенсию для многих категорий трудящихся и т. д., надеяться на рост производительности труда и ВВП, а с ними — благосостояния общества. Чтобы хорошо жить, вообще-то, надо много работать и мало отдыхать. А не наоборот.

Кроме того, все профессиональные демографы сходятся на том, что повсеместно введение пенсионной системы сильно подорвало мотивацию к детородности и привело к снижению рождаемости и к депопуляции. В данном отношении чрезвычайно важен принятый в ноябре закон, который остался почти незамеченным прессой, о выплате взрослыми детьми алиментов престарелым родителям. Это как раз то, что надо. На фоне уже принятого закона о пенсиях этот закон позволит не только устранить угрозу обнищания стариков, но и повысит мотивацию к деторождению. Понимая демографическую угрозу как важнейшую для русского народа, я приветствую такую двухходовку.

А вот некоторые думские инициативы, направленные на обдирание и без того нищего народа, на «выжимание из блохи масла», я решительно не поддерживаю. Это и повышение акцизов на топливо, и рост НДС, введение новых налогов и обещание других (в том числе на садовые участки). Особенно меня возмутил 4-процентный налог, вводимый на т. н. «самозанятых». Мало того, что в большинстве случаев его невозможно учитывать и взимать, закон останется неисполнимым, мертворожденным. Но дело не в этом, дело в принципе. Многажды за последние 30 лет ограбленный, доведенный именно государством до нищеты народ, каким-то одному ему известным способом умудряется выживать, существовать и даже детей рожать никого не спрашивая и ни о чем не прося государство, надеясь не на него, а только на себя. Вот что такое «самозанятость» — это способ выживания народа в неблагоприятных условиях, во многом созданных государством. Этот способ был освоен народом еще в советские времена, это народное ноу-хау. Государство молиться должно на этих людей, балансирующих на грани нищеты, но не бунтующих, а проявляющих чудеса изворотливости, чтобы выжить и не пропасть, да еще детей рожать. И уж конечно, не должно даже заикаться о том, чтобы самозанятые делились с государством своими жалкими трудовыми копейками. Мы не требуем с государства отнятых им у нас денег и имущества — и пусть оно будет этим довольно. Но и оно не должно ничего требовать с самозанятых, обворованных и брошенных им на произвол судьбы. Хочется крикнуть председателю бюджетного комитета ГД адвокату Макарову и иже с ним: «Отстаньте от народа, кровососы! Ищите другие источники своего существования! Себя же по ногам косите!». Ведь Макаров, изощренный демагог, ухитряется представлять эту подлую инициативу чуть ли не как заботу о народе. Разве таким, как он, место в Думе?

Другое дело — если бы Госдума озаботилась введением прогрессивного налога или перекрытием каналов увода денег в офшоры (ежегодно страна теряет на этом уводе два бюджета), то есть «выжимала бы масло» не из наименее, а из наиболее богатой части общества. Это было бы разумно и оправдано, подняло бы авторитет и президента, и самой Думы. Я считаю правильным также выплату гражданам природной ренты от продажи полезных ископаемых, как в некоторых арабских странах или в Норвегии. Но от Думы, где большинство мест захвачено Единой Россией, этого ждать не приходится: она по определению антинародна.

Законы против народа усугубляют разрыв между государством и обществом, рикошетом задевая и президента Путина. Они также провоцируют инфляцию. Денег мало и их становится все меньше, а жить людям становится все труднее, копится раздражение, растут антиправительственные и антироссийские настроения. Левада-центр фиксирует рост оппозиционности, снижение рейтинга Путина до показателей 2013 года и...заметное увеличение числа россиян, скучающих по СССР (за год с 58 до 66%). Этот показатель характерен для русских, чьей единственной действенной формой самоорганизации в истории было именно государство, причем именно патерналистское, защищающее и подкармливающее своих граждан: иное русским не нужно, не органично. А поскольку по СССР скучают в основном люди старше 55 лет, а также молодежь в возрасте от 18 до 24 лет, это значит, что их мечты и представления о «правильном» государстве возрастают на контрасте с тем, что они видят в реальности. И старшее поколение передает эту эстафету молодым. А погоня народных масс за утопией всегда чревата страшными последствиями.

В этих условиях Путину, если он не хочет радикально разминуться с народом, чем дальше, тем больше придется думать над тем, как нивелировать последствия непопулярных решений. И над тем, как в корне менять политику Единой России. Ведь метроном включен, и он отсчитывает мгновения, оставшиеся до конца президентского срока. Пока этих мгновений, кажется, еще очень много впереди, но бег времени неумолим, а на пути подстерегают неожиданности и испытания.

Успехи Путина за 18 лет его правления придают ему, конечно, уверенности как в целеполагании, так и в путях достижения целей. Он знает и понимает, что за четверть века, отведенные ему законом для верховного правления Россией с 2000 года, он успеет вывести страну к горизонтам процветания. Многое дает ему право на это надеяться. Тем важнее не терять осторожности и не забывать, где проходит грань возможного, не перегибать палку, испытывая народное терпение и лояльность...

Зримые плоды подъема. Конечно, у Путина есть неоспоримые заслуги, обеспечивающие ему кредит народного доверия.

Я отлично помню отчаяние 1990-х, когда казалось, что с русским народом и Россией, с ее армией, экономикой, суверенитетом покончено навсегда. Когда жизнь миллионов людей оказалась лишена смысла, почва из-под наших ног была выбита, и мы не знали, чем будем кормить завтра своих детей. Каким чудом случилось, что мы восстали из этой пропасти, из этого пепла?! Обрели новую мощь, новые смыслы, заставили мир вновь считаться с нашей страной? Нельзя не видеть в этом роль лидера России.

Для меня лично символом российского неожиданного и подлинного подъема стал в 2018 году невероятный Крымский мост — чудо из разряда «небываемое бывает», новейшее свидетельство нашей научной, инженерно-технической и экономической состоятельности. Продолжением этого чуда стали трасса «Таврида» через весь полуостров, новый аэропорт в Симферополе и т. п. Удивительные, в высшей степени амбициозные стройки все множатся, поражая воображение. Один мост через Обь в Салехарде, где вечная мерзлота, чего стоит! А Западный Скоростной Диаметр в СПБ, предусматривающий высокий двухъярусный мост через Морской канал, красивый вантовый мост через Корабельный фарватер в Невской губе, вантовый мост через Петровский фарватер и тоннель под рекой Смоленкой! А новое поколение ледоколов, способных обеспечить круглогодично действующий Северный морской путь — вековую мечту русского народа! Все это и многое тому подобное значит, что нам (и конкретно Путину) удается из разоренной, разграбленной, многажды преданной и проданной страны вновь собрать государство, располагающее интеллектом и кадрами, амбициями и средствами...

Для кого как, а для меня очень многое значит и наш фантастический взлет в области вооружений. Приходится слышать, что это-де все наработки советского времени. Это, конечно, совершенная неправда. Какие-то идеи, бесспорно, были и тогда, но с тех пор произошли такие грандиозные перемены в технологиях, в материаловедении, в электронике и т. п., что нет никакой возможности ставить под сомнение заслуги нынешнего руководства страны и ВПК. Мы вновь вышли на второе место в мире по экспорту вооружений, некоторые наши технические чудеса и диковинки ряд стран приобретает, даже несмотря на страх американских санкций, как покупают Индия и Турция наши С-400 (вообще, оптимизация именно русско-индийских и русско-турецких отношений в ущерб американо-индийским и американо-турецким — важнейший мировой индикатор нашего успеха). Удачно подвернувшийся полигон — Сирия — позволил нам испытать и продемонстрировать миру свыше 600 новинок ВПК. Это огромное количество, если вспомнить о том, что собой представляла еще недавно наша нищая и дезорганизованная армия. А такие чудеса техники, как танк «Армата» или ракета «Авангард», заставляют весь мир застывать в восхищении и почтительном страхе...

Но уж что и вовсе поражает воображение — так это российские успехи в сельском хозяйстве. Напомню: СССР был вынужден импортировать зерно. Кто мог себе еще недавно представить, что экспорт зерна у нас уже второй год подряд в денежном выражении превзойдет дажет экспорт оружия (а это, между прочим, 15 млрд долларов). Санкции, девальвация рубля, рост международной цены на зерно — все эти объективные факторы помогли этому, спору нет, но ведь налицо и реанимация нашего сельского хозяйства как такового! Успехи зерноводства тянут за собой наверх и мясное, и молочное производство и мн. др. Резко растут овощеводство, птицеводство и т. д. Наши супермаркеты не уступают лучшим западным образцам, а между тем в стране развиваются и выходят на уровень премиум-класса производства уже и различных деликатесов — сыров, мраморной говядины и проч. Я пристально слежу за этим сектором и вижу несомненные большие успехи. Могу поручиться, в частности, что ассортимент и качество колбас, сосисок и т. п. в Москве выше, чем в Берлине, хотя немцев испокон веку звали у нас «колбасниками»! И все это изобилие раскупается и съедается гражданами под разговоры о всеобщем обнищании.

Под те же разговоры простые люди стали красиво, модно одеваться и обуваться; все, включая детей и стариков, обзавелись новинками оргтехники; города забиты иномарками... Нельзя не заметить изменений в быту: новые дороги, мосты, станции метро, детские и спортивные площадки, парки, жилые дома, театры, стадионы и другие общественные здания. Больше стало порядка, чистоты, города хорошеют.

Многие из названных и неназванных достижений отметились именно в 2018 году, но ведь они возникли не на пустом месте. Можно сказать, что этот год ярко обозначил тенденцию, не замечать или ставить под сомнение которую уже никак невозможно, и которая, вне сомнений, продолжится в будущем.

В пользу этой мысли говорит и ряд конкретных российских побед в мире.

Наши геополитические победы. На первом месте, конечно, зримая победа в Сирии. По сути, российские войска обеспечили там завершение многолетней жестокой и разрушительной войны. Оно просматривается уже в ближайшем будущем. Причем главной победой, на мой взгляд, можно бы считать не столько разгром воинствующих исламистов, антиасадовской оппозиции или курдов-сепаратистов, сколько добровольный уход из Сирии американских войск, на что я, честно говоря, не надеялся. Надо отдать должное уму и решительности президента Трампа, пошедшего на этот шаг даже вопреки Пентагону и его подавшему в знак протеста в отставку главе. Что бы публично Трамп ни заявлял о разгроме американцами ИГИЛа1, но всему миру ясно, кто на самом деле добился победы Асада и замирения почти уже всей страны. Военная победа России сопровождается дипломатическим триумфом в виде налаживания тесного сотрудничества с Турцией и Ираном и, как уже подчеркивалось, уходом из Сирии США.

Не только Трамп понял, что противостояние с Россией на Ближнем Востоке — бесперспективно. В ходе «арабской весны» могло показаться, что Россия без борьбы сдает все свои позиции на Ближнем Востоке, которые десятилетиями с трудом и большими затратами выстраивала. Но теперь все поворачивается вспять, и на Россию новыми глазами смотрят и ищут с нею сотрудничества не только Египет и влиятельные силы в Ливии, но даже Саудовская Аравия, чего не было никогда прежде. Похоже, что, проявив вначале мудрую сдержанность в регионе, а затем твердость и решительность конкретно в Сирии, Москва переиграла Вашингтон по большому счету. Это может иметь весьма значительные и далеко идущие последствия. Всем становится ясно, что с Россией лучше не конфликтовать.

Свидетелем военных успехов России на Ближнем Востоке стал весь мир, и это уже сказалось на характере отношений к нашей стране как в Америке, так и в Европе. Недаром, как по команде, резко прекратилась вся кампанейщина в связи с делом Скрипалей, а вскорости, как видно, прекратится и такая же кампанейщина насчет якобы вмешательства России в выборы в США. Конечно, стремление «сдерживать» Россию у наших западных «друзей» только усилилось, но никаких средств для этого, кроме экономических, у них не осталось даже гипотетически, это уже ясно. А это значит, мне думается, что теперь можно не опасаться, как год тому назад, что грядущая эскалация напряженности в русско-украинских отношениях может повлечь за собой военное вмешательство Запада в конфликт. Все сложилось по поговорке: подальше положишь — поближе возьмешь. В этом наш главный дивиденд от сирийской кампании.

Индикатором изменившегося положения стала, без сомнения, трагикомическая ситуация в Керченском проливе. Довольно долго Украина испытывала наше терпение; после ареста украинцами крымского рыболовецкого «Норда» казалось, что мы проглотили унижение, не смея на него ответить перед лицом необъективного и враждебного международного сообщества, атакующего нас по всем азимутам. Оказалось, мы просто ждали удобного момента, чтобы поставить все на свое место и осадить наглого задиру. Удобным моментом стал сирийский финал. Украина плохо поняла, что произошло, и потому опростоволосилась со своей провокацией в проливе. И что при этом Европа, что США? Ограничились словесными заявлениями, комичными в своей беспомощности. Чем показали Украине, в первую очередь, что ей не стоит преувеличивать степень готовности Запада поддержать ее реваншистские претензии. Таким образом, эпизод в Керченском проливе должен трактоваться как наша бесспорная победа — маленькая, но значимая. Региональное эхо большой победы в Сирии.

К сожалению, эти победы происходят на фоне длящейся войны в Донбассе, которую Россия не в состоянии пока ни прекратить, ни победоносно окончить, ни превратить в полновесную войну за раздел Украины. А между тем, по моему глубокому убеждению, сложившемуся еще в 1990-е, когда я был замдиректора по науке Института стран СНГ, проблема русско-украинских отношений в принципе не имеет никакого иного решения, кроме раздела Украины и перехода всей Новороссии от Харькова до Тирасполя под юрисдикцию России. Возможно ли осуществить это единственное необходимое решение без войны? Вряд ли. Как бы не относиться к данной перспективе, а приходится признать ее абсолютную неизбежность.

Ввиду этого поддержка Россией воюющего Донбасса логически выглядит прологом, но, увы, чрезмерно затянувшимся. Однако предсказать непросто, когда настанет — а он рано или поздно настанет — момент трансформации «местного конфликта» в полноценную войну двух государств. Ясно пока, что для этого нужно, чтобы Украина «прыгнула» на Россию, взяв на себя перед всем миром роль зачинщика войны (как это было с Грузией в 2008 году). И нужно также, чтобы Россия к тому времени успешно завершила свою военную работу в Сирии. Судя по тому, что мы наблюдали в 2018 году, дело движется именно к этому всему. А эпизод в Керченском проливе — просто эксперимент украинских «ястребов», неудачный, преждевременный, но явно, не последний.

Ситуация в Донбассе, временно не могущая быть нами решенной, нехороша тем, что производит на многих впечатление нашего то ли бессилия, то ли нежелания радикально защитить предавшихся в нашу волю родных русских людей. Отсюда постоянно слышимые упреки Путину в том, что он-де сдал Донбасс и т. д. Однако если бы это было так, вряд ли бы самопровозглашенные республики продержались так долго. По сведениям, которые мне приходилось слышать из заслуживающего доверия источника, многие офицеры из действующей российской армии проводят там свои отпуска, зарабатывая таким способом в разы больше, чем на службе. Но официальная Россия за это ответственности как бы не несет. Видимо, пока что это единственный способ дотянуть до часа икс, когда настанет время для решительных действий.

Конечно, Украина не спит и со своей стороны активно готовится к войне, усугубляя ее неизбежность. «До 2014 года у нас не было ни нации, ни государства, ни армии, ни языка, а теперь все это есть, спасибо Путину!», — говорят бандеровцы, и в этом есть своя правда. Пока есть. Посмотрим, устоит ли все названное в час испытания — в прямом столкновении с Россией, чья историческая сущность также вошла в фазу судьбоносной трансформации.

Надо правильно понимать политический макропроцесс, в логику которого укладываются многие важнейшие события последнего десятилетия: и долгожданное воссоединение с Крымом, и донбасская увертюра, и наметившееся возрождение проекта Союзного государства России и Белоруссии (многие наблюдатели ожидают, что в его рамках произойдет воссоединение двух республик по крымскому варианту), и даже церковный раскол на Украине. А суть этого макропроцесса проста: Россия переходит от имперского варианта развития, исторический срок которого подошел к концу, — к варианту Русского национального государства. Постулат подобного государства, его краеугольный камень выглядит элементарно просто: «один народ — одно государство». Иными словами, единый русский народ (украинцы-бандеровцы в эту категорию, ясное дело, не входят) должен жить в одном государстве. В этом и состоит сокровенный смысл воссоединения с Крымом ли, с Новороссией ли, с Белоруссией ли (напомню, что белорусы — суть генетически и исторически те же русские, да еще и в максимально биологически чистом варианте) и т. п. А церковный раскол на Украине не только со своей стороны подтверждает грань между русским и украинским народами, но и открывает перспективу восстановления церковного единства между всеми русскими православными христианами в нашей стране, безразлично, старообрядцами или никонианами, на основе возвращения к специфической, сугубо русской национальной вере, сложившейся за первые шестьсот лет после крещения Руси. Об этой перспективе (ее связывают с именем псковского митрополита Тихона Шевкунова) открыто заявил замруководителя Отдела внешних церковных сношений РПЦ МП, а это уже серьезно. Некогда русский народ расколом заплатил за присоединение Украины в XVII веке; рассоединение с нею, по логике, должно уврачевать эту страшную рану в рамках новой единой русской России, в рамках Русского национального государства.

Если я прав, и дело действительно движется к созданию РНГ, о чем мы, русские националисты, мечтаем уже не одно десятилетие, то в этом и будет состоять наша главная победа, контуры которой впервые так заметно обозначились в ушедшем 2018 году.

Всемирный контекст изменился в 2018 году. Переход России от имперской парадигмы к РНГ полностью укладывается в макрополитическую тенденцию, которую также обозначил истекший 2018 год, в чем и состоит его всемирно-историческое значение. Этот год войдет в учебники как рубежный, знаковый. Мы стали свидетелями того, как в свою очередь треснул последний по времени глобальный проект — Pax Americana, и сама Америка в лице своего президента в том расписалась. 25 сентября Трамп произнес историческую речь перед лицом Генеральной Ассамблеи ООН; значение этой речи в том, что США более не могут и не хотят претендовать на роль глобального лидера, она им больше не по плечу и не по карману.

В частности, Трамп пообещал, что условия предоставления Америкой экономической помощи иностранным государствам будут ужесточены, а главное — «Соединенные Штаты будут платить не более 25% миротворческого бюджета ООН. Это станет стимулом для участия и вовлеченности других стран, а также позволит им разделить эту тяжелую ношу». В переводе на язык метаполитики все сказанное означает, что Америка слагает с себя важнейшее бремя, которое несла до сих пор безропотно. Но ведь обязанности и права — суть категории нераздельные. Сократятся первые — будут автоматически сокращены и вторые. Можно не сомневаться: теперь связка вассалов с сюзереном непременно ослабнет; авторитет США упадет, а вассалы задумаются о смене хозяина. И вот уже французский президент Макрон выступил с инициативой создания общеевропейской армии, в которой не будут участвовать США (Трамп отреагировал нервно, зато Меркель поддержала Макрона). И это — только начало.

В течение столетий, вплоть до Второй мировой войны, Америка твердо придерживалась политики изоляционизма, лишь после 1945 года перейдя к политике гегемонизма и глобализации в духе Pax Americana. Похоже, что теперь ей суждено, под воздействием экономических и политических факторов, вернуться к прежней испытанной стратегии. Во всяком случае, Трамп внятно и однозначно призвал к всеобщей смене парадигмы с имперской на националистическую: «Мы считаем, что, когда народы уважают права своих соседей и защищают интересы своих народов, они могут лучше взаимодействовать, чтобы обеспечить себе блага безопасности, процветания и мира... Именно поэтому Америка всегда предпочтет независимость и сотрудничество глобальному правлению, и я уважаю право каждой страны в этом зале следовать своим обычаям, верованиям и традициям. Соединенные Штаты не будут указывать вам, как вам жить, работать или молиться и отправлять религиозные обряды. Мы лишь просим вас уважать наш суверенитет в ответ».

Итак, теперь каждый сам по себе, и американцы тоже сами по себе. Даешь всеобщий национализм и патриотизм — самодостаточность для всех стран. В устах любого из президентов США на памяти моего поколения подобные высказывания были бы, я думаю, невозможны. Перед нами явный поворот всего более чем полувекового внешнеполитического курса Америки. От глобализма — к национализму.

Трамп закрепляет указанную идею в финале своей исторической речи: «Давайте вместе выберем будущее, состоящее из патриотизма, процветания и гордости. Давайте предпочтем доминированию и поражению мир и свободу». Отказ от глобального доминирования, замыкание на внутренних проблемах во имя патриотизма и процветания — вот новый смысл американской политики, американской принципиальной позиции.

Все это значит, что в нашем земном мире наступает новая эра огромных принципиальных перемен. Маятник истории, так долго удерживавшийся в крайней точке глобализма, качнулся и неудержимо пошел к своей противоположности — столь же крайней точке национализма. Это процесс повсеместный, наступательный и неотменимый. Он сопровождается в действительности тотальной «революцией этничности».

Надо ли говорить, насколько установки современных США, озвученные американским президентом, соответствуют направлению развития стран Европы?! В рамки этого макропроцесса отлично вписывается и становление этнократической Украины, и переход России от имперской парадигмы к парадигме национального государства, и английский «брекзит», и возможный французский «фрэкзит», и робкий (пока) реванш немецких националистов из «Альтернативы для Германии», и яростный всплеск польского, венгерского, итальянского национализма и многое другое.

Так и тянет произнести сакраментальное: «Верной дорогой идете, товарищи!».

Во всяком случае, понятно, что разворот России от империи к национальному государству полностью соответствует историческому моменту не только в местном, но и в глобальном измерении. Этим откровением мы обязаны 2018 году.

Дипломатическая заноза. В наследство от 2018 года нам осталась неприятная заноза — странные дипломатические игры, которые ведет лично Путин вокруг Курильских островов. Они производят двойственное впечатление, порождают недоумение.

С одной стороны, нет ровным счетом никаких обстоятельств, которые заставляли бы Россию на каких бы то ни было условиях отдавать японцам острова, на которые те столь настойчиво, сколь и безосновательно претендуют. Тем более, что наши позиции на Дальнем Востоке вполне достаточно обусловлены и подкреплены отношениями с Китаем и с Северной Кореей. Зачем нам покупать гипотетическое расположение японцев такой ценой, да еще и заставляя этим напрягаться Китай? Зачем Путину наносить себе, своей репутации и рейтингу непоправимый ущерб сдачей Южных Курил ни за грош нашим историческим противникам, которые всегда верны себе? Недаром даже такой лояльный, системный «оппозиционер», как Зюганов, тут же встрепенулся и, комментируя встречу Путина с журналистами, погрозил президенту пальчиком...

Невразумительные игры вокруг Курил весьма рьяно ведутся с ельцинских времен, ни на шаг не продвигая нас к развязке. Видимо, эта неопределенность, поддерживающая японские розовые иллюзии, зачем-то нужна обеим сторонам. Зачем? Не знаю. И никто этого пока внятно не объяснил. Возможно, тут что-то личное между Путиным и Абэ.

Я только примечаю, что под благостные разговоры о дружбе с Японией на Южных Курилах регулярно укрепляются наши военные и экономические позиции. Простые японцы недоумевают, их общественные организации протестуют, официальные политики реагируют уклончиво, а всех их, да и нас заодно, похоже, просто водят за нос.

Процитирую японское агентство Kyodo, котороессылается на некий документ Минобороны России: «В 2020 году на Курильских островах должна быть создана единая система обороны. Необходимо сделать невозможным пересечение проливов [ведущих в Охотское море] кораблями противника и высадку десантных войск противника на острова» (перевод ТАСС). В соответствии с этой установкой на Курилах намечено увеличить количество береговых ракетных комплексов «Бал» и «Бастион», а также будет развита инфраструктура аэродромов для патрульных противолодочных самолетов и портов для крупных кораблей на острове Парамушир. Агентство Kyodo информирует, что планы российских военных продиктованы, во-первых, увеличением американского военного присутствия в регионе, а во-вторых, необходимостью беспрепятственного перемещения российского Тихоокеанского флота.

Как мы знаем, есть и другие мотивы политического, дипломатического и экономического свойства, по которым Россия вряд ли когда-либо станет делиться с Японией стратегически важными островами. Во всяком случае до тех пор, пока Япония находится под американским «военным зонтиком».

В силу всего сказанного я, хотя и испытываю неприятное чувство каждый раз, когда Путин с невозмутимым лицом начинает публично обсуждать с Абэ курильскую тему, внутри себя все же предполагаю, что этот нескончаемый маневр носит характер ритуала и не более того. Все-таки Путин — хитрец не из последних, мы в этом уже много раз убеждались. Разобьет ли 2019 год мои иллюзии или подтвердит прозрение — будет видно в грядущем.

Резюме. Суммирую сказанное. 2018 год был для России в целом, стратегически, хорошим годом, несмотря на многие трудности. Складывается ощущение, что пик напряженности в отношениях с Западом пройден, хотя попытки придушить нашу экономику будут продолжаться. Россия, как во времена Ливонской войны, напугала Европу своим усилением, возвышением и вызвала у нее вполне понятное желание нас «осадить», сдержать, остановить в развитии. Так было и после разгрома Наполеона, и после разгрома Гитлера. И теперь, после разгрома ИГИЛ и иной демонстрации силы. Но для реализации этой цели Запад избрал на сей раз сугубо экономические инструменты, поскольку другими оперировать уже не может, не смеет. Намерение его тщетное, это уже ясно. Чем больше мы освобождаемся от сотрудничества с европейскими «заклятыми друзьями», тем лучше для нас, для нашей хозяйственной жизни в том числе. Многие ученые, например, вице-президент РАЕН Александр Воловик, высоко оценивают перспективы российской экономики при условии ее опоры на собственные силы.

Между тем, 2018 год продемонстрировал нам растущие внутренние трудности большинства европейских стран, серьезный кризис властей Германии, Франции, Англии, кризис в отношениях Европы и США. Это все симптомы банкротства европейской политики последних десятилетий, точнее — постсоветской истории. Реакция Запада на крах СССР была, как выясняется, безрассудной, недальновидной, ложной, саморазрушительной. Но это еще и свидетельство глобальных перемен огромного значения: смены мирового цивилизационного лидера. И теперь Запад идет к закату, а новое светило поднимается на Востоке. В этих обстоятельствах Россию ждет эпоха мобилизации сил ради решения назревших трех великих задач: 1) максимальная расстыковка с Западом («падающего — толкни»), 2) максимальная связка с Китаем, 3) убедительная победа в грядущей неизбежной войне с Украиной, в итоге которой эта враждебная нам страна должна быть разделена, денацифицирована и демилитаризована.

В ходе решения этих задач Россия окончательно оформится как Русское национальное государство, сохранив (в силу своей полиэтничности) многие лучшие черты Российской империи.

2018 год — это Пролог к новой эпохе, несущей нам жизнь и благо. Мы, русские, должны быть сплочены, сознательны и во всех отношениях готовы к ней. Тогда с нами плечом к плечу встанут и другие россияне, которым дорога наша страна.

1- Запрещенная в России организация.

Александр СЕВАСТЬЯНОВ
© sevastianov.ru

Сергей Шувайников: «Русская партия первой провозгласила – вернуть Крым в Россию»

1

— Начну нашу беседу традиционным вопросом. О чем Ваша новая книга?

— Это сборник документальной публицистики, куда входят мои газетные публикации, иных авторов, мои выступления, партийные документы и статьи, охватывающие период от 1990 года по 1996 год. Они посвящены страницам новейшей истории Крыма — работе Верховного Совета Крыма после восстановления крымской государственности, созданию крымских политических партий, в том числе Русской партии Крыма, которая была учреждена по моей инициативе и первой публично провозгласила главную цель русского движения — мирное правовое возвращение Крыма в состав России. О том, как зарождалось и работало русское движение в Крыму, исследований и монографий нет. Я постарался восполнить этот пробел своей книгой.

— Что побудило Вас взяться за перо именно сейчас, накануне 5-летия воссоединения Севастополя и Крыма с Россией?

— Это давний замысел, собрать под одну обложку публикации, статьи, документы, которые в той или иной мере отражают нелегкий и противоречивый путь русских национально-патриотических организаций, которыми мне было доверено руководить на протяжении почти двадцати лет. Ведь сейчас появляется немало книг и политологических исследований о событиях «Крымской весны», и у российской общественности может сложится мнение, что вся борьба за российский Крым и права русских людей началась только с февраля 2014 года. Мало того, не исключаю появления новых исторических мифов, которые могут обнулить все русское движение Крыма с начала 90-х годов прошлого века по март 2014 года, и создать новых героев, которые чуть ли не с рождения были российскими патриотами и боролись за возвращение Крыма в Россию. Поэтому я и отдаю предпочтение документальной публицистике того времени, которая дает возможность читателю и исследователям самостоятельно сделать те или иные оценки исторических событий. Сейчас готовлю вторую книгу, которая будет посвящена борьбе русских организаций за права русских людей — жителей Крыма в период с 1996 по 2010 год. Если успею, то именно она появится к 5-летию «Крымской весны», которую я называю «Русской весной».

2

— Русская партия Крыма заявила о себе в 1993 году. Что это было за время?

— Это было тревожное и интересное время, когда шло формирование институтов крымской государственности, когда открыто работали институты демократии, существовала свобода слова, не было цензуры, велась открытая критика крымской и украинской власти, была возможность напрямую обращаться к обществу и людям. На Украине в тот период во всех структурах началось возрождение и внедрение националистической идеологии времен второй мировой войны, стали возрождаться и навязываться герои в образе Степана Бандеры и Романа Шухевича, ОУН-УПА, все сферы государственной и общественной жизни заполонила русофобия. Все русское и российское стало вытесняться и выдавливаться. Миллионы русских людей, ставших не по своей воле гражданами независимой Украины, готовили к мысли, что они должны адаптироваться к украинской идентичности и забыть свою русскую нацию, забыть Россию. В Крыму эта государственная политика Украины не приживалась и отторгалась. Более полутора миллионов русских людей не желали отказываться от своего русского имени и русского языка, от истории и духовности, от своего Отечества — России. Мы не забыли и 1954 год, когда российский Крым был незаконно передан союзной украинской республике с изменением административных границ. Лозунг о возвращении Крыма в Россию был самым актуальным, поэтому Русская партия Крыма первой взяла его на вооружение. И активно пропагандировала среди крымчан с первого дня своего учреждения.

— Есть мнение, что в середине 1990-х годов была реальная перспектива принятия Крыма в Россию. Речь о событиях, связанных с президентством Юрия Мешкова, провозгласившего курс на обретение полуостровом государственного суверенитета. Насколько верна эта точка зрения и почему, на Ваш взгляд, сценарий воссоединения либо провозглашения независимости Крыма тогда не был реализован?

— Такая перспектива была, но для этого было необходимо укрепить и сплотить крымское общество, насытить его законами и правовой базой, утвердить Конституцию Крыма 1992 года (конституцию практически независимого государства) общекрымским референдумом, создать Конституционный суд Республики Крым, а потом предложить Украине и России вариант кондоминиума — двойного управления Крымом. Президенту Крыма Юрию Мешкову, который пришел к власти перехватив у Русской партии Крыма российские лозунги, не хватило ни ума, ни таланта чтобы договориться с властями Украины и России и навязать им свои, крымские политические сценарии развития Республики Крым. Мало того, он не смог даже сохранить политическое единство собственной Республиканской партии Крыма (партии РДК), большинство депутатов которой ограничило его конституционные полномочия. Потом была неудачная попытка государственного переворота, когда Мешков распустил крымский парламент. Но ненадолго. Киев, куда он обратился за помощью, его не поддержал. Все это напоминало фарс, который закончился для русского Крыма трагично — украинские власти ликвидировали Конституцию Крыма 1992 года, институт президентства, возможность иметь свои законы и собственную внутреннюю и внешнюю политику. Поэтому «Крымская весна» 1994 года не состоялась, пришлось подождать двадцать лет.

3

— В предисловии к вышедшей книге Вы называете действия Украины по отношению к Крыму аннексией. Почему Вы их определяете именно так?

— Международное право понятие «аннексия» определяет, как незаконное присоединение части территории другого государства или народа, а также насильственное удержание народа в границах другого государства. Украинские политики прекрасно понимали, что события 1954 года и 1991 года были по отношению к Крыму и русскому народу Крыма незаконными. В 1954 году Крым незаконно, с нарушением советских законов и Конституции, отторгли от России и подарили Украине. В 1991 году, после преступного развала Советского Союза, по тем же советским законами Крымская Автономная Советская Социалистическая Республика имела право определить путем народного референдума свой государственный статус, вплоть до независимости и возвращения в Россию. Нам, русским крымчанам, такой возможности не предоставили. Киев при попустительстве российской власти в лице президента Бориса Ельцина насильственно оставил Крым в составе уже независимого украинского государства. Насильственные действия украинских властей в отношении прав русских людей на полуострове стали началом многолетней политической борьбы против украинской аннексии, за восстановление исторической справедливости — возвращение Крыма в Россию.

— Какие эпизоды борьбы за российский Крым в 1990-е и 2000-е годы, в которых Вы непосредственно принимали участие, особенно Вам запомнились и почему?

— Вся книга «Моя борьба за российский Крым» состоит из этих эпизодов. Если говорить о конкретных эпизодах, то это работа в Москве в комиссии Пудовкина (была такая в Верховном Совете Российской Федерации), которая занималась сбором государственных документов, подтверждающих российский статус Севастополя и незаконность передачи Крыма в 1954 году. По итогам работы комиссии российский парламент принял исторические решения, которые после 1993 года были аннулированы Ельциным. Это и мое первое выступление по крымскому телевидению с предвыборной программой кандидата в Президенты Крыма от Русской партии с лозунгами о возвращении Крыма в Россию. Это митинг на центральной площади Симферополя летом 1995 года, на котором Русская партия приняла «Акт провозглашения российского статуса Республики Крым», который взбесил весь украинский политический бомонд. Это приезд в Крым российских политиков, которые поддерживали лозунги Русской партии Крыма — Владимира Жириновского, Дмитрия Рогозина и Константина Затулина. В 2000-е годы, будучи депутатом крымского парламента, я неоднократно приходил на сессии Верховного Совета АРК с российским флагом и устанавливал его возле своего кресла. Проукраинских депутатов и политиков из меджлиса это очень бесило, они подходили ко мне и начинали доказывать, что «Крым — это Украина», предлагали вариант «чемодан-вокзал-Россия», на что я отвечал: там, где стоит российский флаг и живут русские люди — там и Россия. Это после 2014 года многие крымские чиновники в одночасье стали российскими патриотами, а тогда очень многие неодобрительно смотрели на меня и российский флаг.

— Русская партия Крыма была, вероятно, первой политической силой, которая выступила с однозначным осуждением преступлений советской системы и регулярно проводила акции памяти жертв красного террора на полуострове в начале 1920-х годов. Как Вы впервые узнали о Крымской трагедии и что помогло Вам прийти к выводу относительно преступности коммунизма и его чуждости русскому делу?

— В начале 90-х годов мне попалась книга Мельгунова «Красный террор в России». Там я впервые узнал о страшных преступлениях, которые творили большевики против моих соотечественников после исхода Русской армии Врангеля в 1920 году. Мое первое образование — историк, и когда в годы так называемой перестройки и гласности стали появляться первые документы о преступлениях советской власти против собственных граждан, особенно русских людей, для меня это стало потрясением. Поэтому Русская партия Крыма осенью 1994 года первой провела в центре Симферополя митинг памяти жертв красного террора и репрессий в Крыму. Мы потребовали убрать имена красных палачей из названий улиц и поселков, с памятных досок. К сожалению, эти требования и по сей день остаются не реализованными. Даже в российском Крыму. Это прискорбно, что имена террористов и убийц, а также чуждых российской истории деятелей, остаются в названиях улиц и населенных пунктов Крыма. Коммунистический социальный эксперимент принес русскому народу и российскому государству неисчислимые миллионные жертвы. Ему нет оправдания. Дай Бог, чтобы об этом знали и помнили молодые поколения, которых сегодня сознательно отвращают от отечественной истории.

4

— Минувший 2017 год отмечен 100-летием двух революций. В этом году исполнилось 100 лет с начала полномасштабной Гражданской войны в России, убийства Царской семьи. Извлекли ли мы, ныне живущие, уроки из прошлого?

— Я повторюсь: наши соотечественники, россияне, русская молодежь, плохо и искаженно и оценивают трагические страницы нашей истории, особенно периода ХХ века. Не дана официальная государственная оценка событиям Февральской революции и Октябрьского переворота, Гражданской войны и политических репрессий, проводимых большевиками при жизни Сталина. Поэтому россияне уроков из прошлого не извлекли. Мало того, период большевизма и советской власти сегодня активно внедряется как образец исторической перспективы для России и русского народа. Наряду с социальным расслоением нашего общества, делением его на бедных и богатых, многие идеи большевизма могут вновь оказаться востребованными, и общество может быстро поделиться на белых и красных.

— На Ваш взгляд, какие проблемы наиболее остро проявляются сегодня в Крыму и что нужно сделать для их разрешения?

— Проблем много, они характерны для всех российских регионов. Это неэффективное местное самоуправление в регионах Республики Крым, противостояние законодательной и исполнительной власти в Севастополе. Это бойкот Крыма со стороны крупных российских банков и торговых корпораций, которые опасаются международных санкций. Отсюда высокие цены на продукты питания и товары народного потребления. Это слабое патриотическое воспитание в крымском обществе и системе образования, слабая и пассивная роль крымских средств массовой информации. Это отсутствие серьезной правозащитной работы, которая крайне необходима, учитывая, что большинство стран мира не признают российский статус Крыма и считает его «временно оккупированной территорией». Правозащитная работа и народная дипломатия могут изменить мнение о российском Крыме в мире. Рецепты решения проблем в Крыму должны предлагать политики и власть — это их прямая обязанность. Если они не справляются с поставленной задачей, то жители Крыма 8 сентября 2019 года будут иметь возможность избрать новых политиков и новую власть. Это их законное конституционное право. И гражданская обязанность им воспользоваться.

Вопросы задавал Дмитрий Соколов
(Севастополь), ноябрь 2018 года

О перспективах ресоветизации России

00

Тема этой статьи актуальнее, чем автору хотелось бы. Тем не менее, мы попросим дорогого читателя выдержать довольно длинное рассуждение общего свойства. Поверьте, в данном случае это необходимо.

Нет ничего более живучего, чем идеи. В особенности – идеи вредные. Они как сорняки: как их не выкорчёвывай, они прорастают в душах человеческих снова и снова.

В первую очередь это касается людей, связавших свою жизнь с той или иной идеей – или хотя бы живших в эпоху её господства. Такой человек редко может по-настоящему освободиться от идеи, однажды им завладевшей. Даже если он осознал её ложность – она уже пустила в его душе глубокие корни.
Сказанное касается любых идей, начиная с научных. Не редкость ситуации, когда умные и свободомыслящие люди – например, учёные – категорически не приемлют новых теорий, потому что те подрывали какие-то дорогие их сердцу представления. Например, Эйнштейн категорически не принимал квантовую механику – поскольку был приверженцем классического детерминизма. И это вполне объяснимо: детерминизм был частью научного мировоззрения на протяжении двухсот лет. Эйнштейн, будучи самоучкой и неофитом, воспринял существующее «научное мировоззрение» некритически – и застрял в нём на всю жизнь.

То же самое относится и к идеям политическим. Тут всё совсем плохо: даже разочарование в политической идее не обязательно приводит к освобождению от её влияния. Например, автор этой статьи регулярно сталкивается с людьми, которые считают себя антисоветчиками, но мыслят исключительно в рамках советского марксизма. То есть советскую власть они считают гадостью, но при этом у них в голове цветёт и пахнет «магистральный путь истории», вера в «общественные формации», которые сменяют друг друга, бытие у них определяет сознание, а общество устроено из сурового экономического базиса и презренной надстройки, где «наука, искусство там всякое, разговорчики разные, вся вот эта болтовня»[1].

Некоторые, не стесняясь, даже и называют себя марксистами, а то и ленинцами. Куда уж дальше-то.

В таких случаях люди поумнее вздыхают, разводят руками, и говорят, что идеи умирают вместе с их носителями. Дальше обычно приводится пример с Моисеем, сорок лет водившим свой народ по пустыне, «доколе не умерли все, рождённые в рабстве». Далее обычно поётся гимн новым поколениям, которые вырастут свободными от старых ложных идей. И устремятся в сияющие дали прогресса.

Эта вера особенно отличала людей, антисоветски настроенных. С печалью глядя на сборища старичков и старушек с красными знамёнами, они вздыхали и говорили – «когда-нибудь все эти бабки и дедки умрут, а молодёжь вырастет при рынке и капитализме, вот тогда-то и заживём».

Автор этих строк – будучи последовательным ненавистником всего советского – когда-то и сам разделял эти наивные мечты. Он тоже думал, что советские люди когда-нибудь перемрут. А новые поколения будут избавлены хотя бы от этой заразы. При этом автор понимал, что появятся новые мерзости левого толка, но вот от классической советчины, с любовью к товарищу Сталину, ГУЛАГу и истреблению инакомыслящих, а также терпимостью к нищете, забитости и прочей «социальной справедливости» в советском смысле и т.п. всё-таки покончено.

Теперь я пришёл к выводу, что эти надежды были ложны и тщетны. Хуже того: если советчине суждено возродиться, она возродится именно в новых поколениях, не живших в СССР. На что и рассчитывают те, кто сейчас нами управляют.

000

И способствовать этому будут реалии нашей эпохи.

Прежде всего – доступность и дешевизна любой информации. В том числе – корпус советской пропаганды, изготовленной как сейчас, так и в советское время. Каковая уже сейчас принимается молодыми людьми за чистую монету.

О чём речь. Советская власть была тотально лживой. Это не моральная оценка, а техническая характеристика. Например, только советская власть додумалась создавать произведения искусства (книги, фильмы и т.п.), не имеющие вообще никакогоотношения к действительности, но выдающие себя за её описание. Это стало возможным из-за системы тотальной цензуры, с одной стороны, и «социального заказа» (читай – государственного) с другой. На Западе книга, претендующая на описание реальности и при этом ей явно противоречащая, просто не могла иметь успеха. Скажем, сиропно-благостное сочинение о рабочих с конвейера завода «Форд», которые только и думают, как бы работать ещё лучше и приносить ещё больше прибыли хозяину завода, вызывало бы злобные насмешки в прессе, а сам роман быстро сняли бы с продаж. Советский роман о сталеварах, которые бьются за внеплановые плавки, был избавлен от подобной опасности: никакая советская газета ничего дурного про такой роман не напишет, а рыночные соображения советских не интересовали вообще – книги могли годами и десятилетиями отлёживаться на магазинных полках.

А теперь давайте подумаем, как может воспринять такой текст молодой человек, родившийся после краха СССР. Если он его прочтёт и его не оттолкнут литературные несовершенства текста, он вполне может поверить, что описываемое – более-менее правдивое описание реальной жизни советских рабочих. Конечно, кое-где он заподозрит идеализацию (скажем, в описаниях манер пролетариев), но в общем и целом он поверит. Если же ему попадётся более-менее талантливое пропагандистское изделие – он решит, что «это всё правда».

Ещё сильнее действуют фильмы. Современный ребёнок, смотрящий фильм про советскую жизнь – представленную как не очень богатую, но в целом обеспеченную и справедливо устроенную, где нет нищих и голодных, преступления редки и смехотворны, и вообще «всё такое хорошее и доброе» – вполне может поверить в то, что так оно всё и было. В этом смысле какая-нибудь дешёвая «Девочка из будущего» или «добрые советские мультики» являются куда более успешной советской пропагандой, чем «Броненосец Потёмкин». Потому что «Броненосец» можно хотя бы разоблачить как фальсификацию истории, а советский фантастический фильм такой критике не поддаётся. «Ну это же сказка». Но в этой сказке бегают детишки в красных галстуках, над Кремлём развевается флаг СССР, про рыночные отношения никто и слыхом не слыхивал... и весь символический капитал фильма переписывается на советский строй. Где всё было так мило.

Если вы считаете, что такого не может быть – вспомните, как вы сами воспринимали романы Александра Дюма. Большинство из нас до сих пор представляют Францию XVII века по «Трём мушкетёрам» – книжке и советскому фильму. И даже те, кто по прошествии лет больше узнали о реалиях того времени, всё равно никогда не смогут забыть образов волшебной страны, где красивые и смелые мужчины в голубых плащах скачут на лошадях по аккуратным чистым улицам и поют «пора-пора-порадуемся на своём веку красавице и кубку, счастливому клинку».

Но. Во-первых, пропагандистская продукция того времени была всё-таки скверно сделанной, халтурной. Во-вторых, ещё живы люди, которые могут рассказать, какой мерзостью была реальная советчина.

Однако есть тема, которая крайне важна для усвоения советской идеологии – и где она при этом практически не встречает сопротивления. Я имею в виду коммунистическую пропаганду, направленную против Россiйской Имперiи.

Представление о том, что «царистская Россiя» была адом, где до самой революции крестьян пороли на конюшне, бабы кормили грудью барских собак, мерзкие черносотенцы каждый день устраивали еврейские погромы, а население было неграмотным, тёмным и забитым – и только Великий Октябрь научил народ читать, писать и провёл ему электричество, до сих пор является ОБЩЕПРИНЯТЫМ. То, что всё это – советская ложь и клевета, обвинение жертвы, сочинённые убийцей, понимают только те, кто интересуется историей, и при этом сам не советский по убеждениям. Поскольку с этой ложью никто систематически не борется, новые поколения её так и усваивают – в том числе из советских книжек. Естественно, страшные и мерзкие картины, нарисованные советскими пропагандистами про РИ, являются важнейшей частью советской пропаганды. Люди начинают думать: «да, советская власть была не очень... но революция была неизбежна, ведь царизм был так ужасен». Советским же только того и надо: чтобы их главное преступление – октябрьский переворот – было оправдано. Или хотя бы считалось «понятным и извинительным». Человек, думающий таким образом, для советских мил и дорог: коготок-то увяз, птичка уже поймана. Главное – что человек оправдывает «революцию» и согласен с тем, что в Россiйской Имперiи царила страшнейшая «социальная несправедливость» и «терпеть это было нельзя». «Кровь Ленского Расстрела и Кровавого Воскресенья стучит в наши сердца». А дальше можно вешать ему лапшу на уши на тему – «да, Ленин был плохой, Сталин тоже был плохой, но в целом советская власть была неизбежна, просто не всё получилось».

Сейчас именно эту линию современные красные пропагандисты продавливают особенно сильно. Некоторые договариваются в своих исторических фантазиях уже до того, что до самой революции крестьян «помещики пороли на конюшне»[2].

Есть и третья линия обороны. Советская власть всячески распространяла клевету на русских как народ. Состояла эта клевета в том, что русским внушали – они, русские, нуждаются в такой власти, как советская. Или, грубее – у русских нужно отнимать собственность, бить их и держать впроголодь, а управлять ими должны инородцы. И только тогда этот ленивый и глупый народ может создать что-то великое (типа – выиграть Вторую Мировую войну или запустить в космос Гагарина). Это мнение КРАЙНЕ распространено в народе и легко транслируется через поколения. Этому способствует, кстати, убогая постсоветская действительность – на фоне которой советские «достижения» смотрятся именно что достижениями без кавычек.

01

Эту же линию советской пропаганды укрепляет представление о каком-то «особом русском пути». Тут в ход идёт всё то, над чем сама же советская пропаганда насмехается. Например, славянофильство и прочие «русские» учения. Из них извлекается только одна мысль: русские не созданы для капитализма и демократии (то есть современной жизни как таковой), у них «свой путь». Через несколько ходов этот особый путь оказывается самой обычной советчиной.

Теперь – зачем и кому это нужно.

Социализм является не просто странным вывертом мозгов некоторых людей. Социализм – это прежде всего система ограбления стран и народов. Если угодно, он является системой колониальной эксплуатации– причём как бы не самой совершенной из всех возможных. Поскольку при социализме у людей отнимают самую ценную собственность – то есть средства производства – и не позволяют продавать свой труд на свободном рынке, то становится возможным держать людей в нищете, заставлять их работать на «государство», а всё ценное вывозить куда вздумается. Разумеется, это не единственный способ. В современной РФ установился строй, ещё более удобный для ограбления и вывоза. Здесь его называют «рыночной экономикой», однако он совершенно не похож на порядки, существующие в настоящих капиталистических странах. Это «рынок» без реальной защиты прав собственности, без демократии, без прав человека – да и без рынка как такового, так как «рыночная конкуренция» отсутствует, все лучшие бизнесы отданы на кормление нерусским людям или русским мерзавцам, а вся прибыль вывозится на Запад. Такие порядки стали возможными только послесоветского социализма и как развитие советского социализма. Однако создатели этой странной экономической модели называют её «капиталистической» и объясняют глупому, доверчивому и дезинформированному населению, что это и есть «настоящий рыночный капитализм». И подталкиваю население к той мысли, что единственным спасением от всего этого является возвращение к социалистическим порядкам.

Повторимся: сейчас одним из главных сдерживающих барьеров для левого поворота в россиянской политике является то, что ещё не всё старшее поколение перемёрло. Потому что оно ещё помнит чёрный ужас социализма. Небольшое количество сумасшедших (в прямом смысле слова) бабок с красными знамёнами – ничто по сравнению с этой массой людей, помнящих нищету, дефицит, ужасы армейской «службы», невозможность почитать интересную книжку или поехать за границу, вот это вот всё. Эти люди могут говорить что-то хорошее про СССР, но они не захотят туда вернуться. И никакими словами и картинками его нельзя убедить, что гигантская очередь за синими курами или румынскими ботинками – это здорово, весело и задорно. Он может с симпатией вспоминать какие-то положительные стороны советской жизни, но вот воспоминания о том, как он полжизни простоял в очередях, у него из головы не сотрёшь.

Зато новое поколение в этом отношении вполне девственно. Молодой дурак, который портянки не нюхал и в очередях не стоял, зато видел фильм «Девочка из будущего», прочёл книжку какого-нибудь гебешного пропагандона «Оболганный Сталин: величайший вождь всех времён и народов» и просмотрел специально препарированный томик из ранних славянофилов – вполне может стать поклонником СССР. Причём поклонником глухим, фанатичным и верящим всему хорошему, что про СССР рассказывают левые пропагандисты.

03

Но, может быть, это фантазии автора? Давайте посмотрим – на каком-нибудь простом, единичном примере. Вот, например, сценка: коммунистические агитаторы собирают подписи о возвращение Самарской областной библиотеке имени Ленина (это 2015 год). Кто подписывается? Посмотрите на фоточки – молодые люди. Которые, по идее, должны была бы просто плевать в коммунячьи рыла. Но нет! И коммунист торжествует:
Эти снимки – фактически социологический замер идущей в нашем обществе реальной ресоветизации. Можно было представить, скажем 5 или 7 лет назад такой отклик на имя Ленина? Думаю, что нет. А сейчас – это реальность. Люди поняли или почти поняли, что они потеряли, отдав первородство социализма за чечевичную похлебку рынка. И символом утраченного, конечно, является Ленин.

То есть – молодёжь ведётся. Это работает.

Итак, власть готовит левый поворот. Не как единственно возможную программу, конечно (программ всегда несколько), но как одну из возможностей. Почему бы не попробовать ещё раз загнать глупых русских в советчину? Неплохой способ ещё лет пятьдесят ездить на их горбу и заставлять работать на себя – а не только вывозить ресурсы (которые дешевеют).

Что для этого делается? Идёт вроде бы незаметная, но очень серьёзная и хорошо проработанная пропаганда советской власти как чего-то хорошего или хотя бы приемлемого. Особенно хорошо прикормлены сталинисты и ура-патриоты советского типа. Одновременно разжигается ненависть к «бюрократам, чиновникам и буржуям».

Делается это, среди всего прочего, усилиями самих же бюрократов, чиновников и буржуев, которые у нас все люди подневольные и слушаются гебню беспрекословно. Как вы думаете, чего это вдруг в последнее время всякие чиновники и чиновницы (это важно) федерального уровня начали говорить какие-то отвратительные и антисоциальные вещи? Всячески показывая, как они далеки от народа и как его презирают? Они охренели и перестали следить за базаром? Нет, наши чиновники федерального уровня если что и умеют, так это следить за базаром. Особенно женщины, аккуратные и исполнительные. И что же это их всех вдруг провало? Одна чиновница говорит на публику, что государство ничего не должно людям, потому что не заставляло родителей их рожать. Другая сообщает, что живущим на 3500 рублей в месяц не надо ныть, а надо думать об ужасах войны. Третий советует людям с высшим образованием идти в уборщики. И так далее, и тому подобное.

Так вот, это жжж неспроста. Оно санкционировано. У нас без санкции ничего не делается, особенно ежели это не единичный случай. А тут случай явно не единичный.

Но слова – это только слова. А их сопровождают действия. Например, абсолютно мерзостные и откровенно антинародные законы типа повышения пенсионного возраста, или обложения налогом самозанятых (то есть – обложение налогами нищих, если называть вещи своими именами). И это только цветочки. Ягодки нас ждут, когда начнётся массовое ограбление самых нищих. Например, остатков русского сельского населения. Для этого ничего особенного делать не нужно: человек, живущий в деревне, полностью зависим от местного начальства. Достаточно повысить (раз в пять, например) налог на землю, потом – задрать цены на электичество, ну и выжимать по полной, пока люди не начнут из деревень разбегаться. А деревни заселят узбеками и таджиками, и им-то уж «создадут все условия». Потому что заселение русской земли нерусскими относится к числу стратегических задач существования РФ.

Однако разбежавшиеся куда-то пойдут – вероятнее всего, подадутся в города к родне, ну или просто «как-то выживать». Градус ненависти к тем, кто с ними так обошёлся, у них будет зашкаливающим. Важно, куда она будет направлена. При тотальном подавлении национального чувства она уйдёт в чувства социальные. То есть будут ненавидеть «чиновника-вора» и «ихние порядки сволочные». А дальше специально обученный человек скажет, что эти сволочные порядки называются «капитализм», а вот при Сталине такого не было. А плохие начальники отправлялись в лагеря – искупать вину перед народом.

Разумеется, это не единственный сценарий. Можно много чего придумать. Например, начать отнимать у людей жильё (способы есть). Или ввести налог на колбасу (недавно такое обсуждалось). Важен результат: вызвать как можно больше бессильной ненависти. Которую в нужный момент можно будет разжечь до нужного градуса, чтобы привести к власти коммунистов. Именно коммунистов – потому что в обществе формируется запрос именно на «новый большевизм».

При этом те, кто всё это делает, ничем не рискуют. Когда – и если – начнётся,они спрячутся на Западе (где уже давно живут их семьи и хранятся их деньги). Если кто и пострадает, так это всякая мелкота. Хотя и это вряд ли.

04

Я не хочу сказать, что всё это непременно так будет. Я думаю, это один из сценариев, запланированных на период 2023-2025 годов, когда придётся решать «проблему Путина» – то есть что-то делать с транзитом власти. Цель которого – не созранение нынешнего режима (он и самому себе не нужен, россиянские владыки мечтают только об одном – чтобы их поскорее отпустили пожить на Запад), а сохранение колониального управления Российской Федерацией.

На это можно сказать: а где революционные партии? Ответ прост: они больше не нужны. Вспомните украинский опыт: оба майдана были организованы по принципу «руководящая головка плюс толпа». А вот как раз партии – в том числе предвосхитившие майданную идеологию, например, «Свабода» – оказались не у дел и не получили ничего. То же самое можно провернуть и в РФ. Так что нынешним левым, скорее всего, ничего не обломится. Красная революция прекрасно обойдётся не только без Зюганова, но и без Удальцова – а вот Ходорковский может и понадобится. Хотя в случае нужды обойдутся и без него: всё случится «само собой».

И если на такой вариант пойдут – то красные знамёна будут нести не ветхие старушки, а молодые люди, не нюхавшие советской жизни, но убеждённые, что она была такой, какой её рисовали «добрые советские фильмы», просталинские пропагандисты и их собственная фантазия. Искренне убеждённые, что нынешняя власть «такая же, как при царе», а Путин – что-то вроде «царя-дурака Николашки второго». И что пора раскулачить всех буржуев-кровососов и восстановить социалистический строй. Причём пойдут они в одних рядах с родителями, которых сейчас как следует обидят, ограбят и унизят.

Сейчас красное дерьмо накапливается в головах. А когда придёт время – умные люди туда бросят пачку дрожжей. Долго ждать результата не придётся.

ПРИМЕЧАНИЯ

[1] Такие воззрения при этом могут прекрасно совмещаться с активной деятельностью «надстроечного» плана – например, публичной политикой. В этом смысле мне очень запомнились политические дебаты Игоря Стрелкова с Алексеем Навальным. Несмотря на то, что дебатирующие являются политическими антагонистами и при этом придерживаются антисоветских убеждений, стоило Стрелкову заговорить про «базис и надстройку» (обвиняя Навального в «надстроечности программы»), как Навальный стал ему отвечать на том же языке.

[2] Напоминаем: крепостное право (в которое входило и помещичье судопроизводство) было отменено в 1861 году. Порка как вид наказания отменена не была – но перешла в ведение волостного суда, где заседали крестьяне. То есть если кто кого и порол, то крестьяне – крестьян.

Стоит также учесть, что большевики крепостное право восстановили, превратив советских крестьян в государственных крепостных, ограниченных в праве перемещения по стране, вынужденных работать за «трудодни» (аналог барщины) и сдавать продпоставки (продуктовый оброк). Что касается наказаний, то они стали страшнее: за малейшее неповиновение колхозник попадал в «органы», где его могли жестоко истязать, а потом отправить в лагеря. Банально, но в наше врем стоит проговаривать даже это.

Константин Крылов
Агентство Политических Новостей (АПН)

Крымское солнечное затмение

pic 53147a43

нарастает реванш девяностых и тянет страну в жуткое прошлое, в липкое болото безвременья

Возвращение Крыма России было, как чудо, как восход солнца. Это была пора ликования. Народ, прозябавший в сумерках, возвысился духом, воскрес. Народ-подранок, у которого с девяносто первого года всё только отбирали, мучили его, казнили, корили, вновь обрёл русский цветущий Крым, он обрёл своё будущее, он вновь стал народом-мечтателем. Ещё не было моста, соединяющего континентальную Россию с полуостровом, а крымский мост между народом и властью, преодолев пропасть, был воздвигнут в одночасье, как в сказке. Началась новая русская эра. Государство Российское повенчалось с Крымом, пало на колени перед алтарём в Херсонесе, оросило своё обгорелое измождённое лицо черноморской живой водой. Крымская светлая буря понеслась на Украину. Русское восстание вспыхнуло на Донбассе, и ополченцам, идущим на Мариуполь, мечтающим о Харькове, Одессе, Днепропетровске, озаряло путь крымское солнце.

Крымское светило потускнело, покрылось копотью, крымское солнце стало угасать. Хотя крымский мост во всей красе соединил две кромки Керченского пролива, мост между властью и народом зашатался, дал трещины, просел на своих опорах.

Чем затуманилось солнце Крыма? Что вновь влило в народную душу печали и скорби? Было загублено русское восстание в Новороссии, был остановлен порыв, предвещавший русское возрождение. Великий реванш был затоптан, ошельмован. Спущена в сточную канаву восхитительная идея Новороссии, мечта о справедливости и гармонии. Ополченцы под красными знамёнами сражались за Царствие Небесное. Порыв ополченцев к Мариуполю был прерван, а готовые к восстанию Харьков, Одесса, Днепропетровск, Николаев были отданы под пяту службы безопасности Украины, которая затоптала и забила насмерть животворные русские всходы.

Красный конь русского восстания на Донбассе был пойман в стальные тенёта минских соглашений и нормандского формата. Народ, мечтавший о возрождении Родины, ожидавший рывка и развития, выкликавший русское чудо, которое должно было принести в Россию после 1991 года долгожданные радость, красоту и творчество, этого рывка не дождался, ожидания были обмануты.

Обманутая народная душа стала смотреть на власть угрюмо, исподлобья. Вместо новых заводов, скоростных дорог, благополучия и благоденствия, наступили тощие и скудные дни, кажущиеся бесконечными, когда продолжают гнить городки и селения, закрываются заводы, безработные люди бродят вокруг ржавых цехов, пьют из горла, булькая небритыми кадыками. Бедность, тусклая, серая, с мышиными шелестами, расползается по стране, превращая все радостные краски в серое пятно, в котором нет места молитве и чуду, а только борьба за выживание.

Бедность народа сопровождается непомерным богатством бриллиантовых избранников, алчных и бесчестных миллиардеров. Несправедливость и неправедность жизни воспринимается народом как страшная болезнь. Народ ропщет, тоскует, подчас ненавидит. Солнце Крыма покрыла тусклая муть, словно оно светит сквозь закопчённое стекло. Великое чаяние о справедливом бытии и благодатном обществе в который раз было попрано, не находит своего воплощения.

Пенсионная реформа, стреляющая в неимущих. Система "Платон", обирающая дальнобойщиков. Непомерные налоги, которые должны пополнить скудеющий бюджет. При этом гигантские деньги уплывают из России, иссушают бюджет, питают враждебные цивилизации. По-прежнему народное хозяйство России изъедено червями, оно устроено так, что народный труд, богатые недра служат не России, а заморским империям. Русские чувствуют себя подножным кормом для заморских динозавров, которые воспринимают Россию как добычу, откуда выхватывают самые лакомые куски. Россию покрыли настилом из тяжеловесных брёвен, на которых пируют захватчики.

Нарастает реванш девяностых. Тень Ельцина, как туча, закрывает крымское солнце. Как призраки прошлого Юмашев, Татьяна Дьяченко, Наина Иосифовна, Ельцин-центры, которые плодятся, как ядовитые синюшные грибы. Всё это тянет страну в жуткое прошлое, в липкое болото безвременья. Это раздражает, тревожит, рождает смятения, множит экстремистские группы, пьянит шальные головы миражами революций и бунта. В России вновь нарождается смута. Власть закупоривает её арестами, подавлениями, но она, как угарный газ, сочится из сотен щелей, повергая ослабевшие души в обморок.

Российское общество деформировано. Эти деформации, невидимые при слепящем свете крымского солнца, теперь, в сумерках, стали явственны и губительны. Их придётся исправлять, общество придётся чинить, извлекать из него изношенные ненужные детали, оснащать новыми элементами, новыми связями, новым топливом, толкающим государственную машину вперёд.

В указах президента говорится об инфраструктурных проектах: о мостах, железных дорогах, шоссейных трассах, об аэродромах и портах. Это должно соединить и скрепить Россию, увеличить её экономическую мощь, дать выход индустриальным энергиям. Но инфраструктурные проекты и изменения необходимо совершать и внутри социума. Соединить распавшиеся в нём элементы. Пробить тромбы, закупорившие связи между отдельными народными группами, между отдельными элементами власти, между народом и государством. Эти инфраструктурные изменения неизбежны. Их нужно осмыслить, продумать, подготовить генплан. Потребность в таком плане велика — потребность в чертёжниках, проектантах, открывателях, фантазёрах, носителях новых идей.

Новый социализм вызревает в недрах русского сознания. Социализм, который исследует причины краха, случившегося в социалистическом двадцатом веке. Социализм, провозглашающий божественную справедливость, исключает чудовищное пролитие крови, непомерное насилие, с помощью которых Россию толкнули в социалистическую эру, и народ шагнул в социализм, прихватив с собой берцовые кости и пробитые черепа своих соотечественников.

Божественная справедливость — это восхитительная утопия, которая вносит гармонию в жизнь людей, в государственные институты, в города и машины, в отношения звёзд и цветов. Божественная справедливость — это религия русской мечты. Из человека изгоняется зверь, в нём всё меньше зверя и всё больше человека, в человеке прирастает человек, а в человечестве — человечность.

Если человеку мешают взращивать в себе человека, ставят препоны, то в человеке случается бунт. Если бунт человека подавляется государством, запечатывается тюремной камерой, судебными процессами, усилием национальных гвардейцев, если бунт человека не находит выхода вовне, он направляется внутрь. Человек бунтует против себя, в человеке разверзается бездна, о которой писал Достоевский. В этом страшном подполье начинает плодиться зло, в человеке рождается Невзоров, в человеке происходит расчеловечивание. Эти явления рассматривают богословы и философы. Эти постулаты понимают социальные инженеры и управленцы. Эти постулаты понимают самые просвещённые представители власти. Когда этими постулатами и прозрениями овладеет президент Путин, великое крымское солнечное затмение прекратится, чёрная тень уйдёт, и вновь в лазури воссияет светило.

Рис. Геннадия Животова. "Скачки на русских головах"
Александр Проханов
Источник: http://zavtra.ru/blogs/krimskoe_solnechnoe_zatmenie

Наша память нас не оставит в беде

zatulin

У Украины нет оснований считать Крым своей землёй, уверены в Госдуме

В последнюю пленарную неделю, 22 ноября 2017 года, депутаты сняли с рассмотрения возвращённый в 1995 году Президентом Борисом Ельциным без рассмотрения законопроект «О приостановлении одностороннего сокращения и об обеспечении содержания Черноморского флота».

Казалось бы, что за событие? Все уже хорошо знают, что Государственная Дума VII созыва с первых дней своей работы принялась расчищать авгиевы конюшни, снимая с рассмотрения накопившиеся за четверть века обездвиженные законопроекты. Многие из них, принятые в первом и даже втором чтении, или не принятые вовсе, отлёживались в «долгом ящике» из-за изменения русла законодательных работ, сделавшего их принятие несовместимым с более удачливыми товарищами. Многие, вдохновлявшие депутатов прежних созывов, потеряли свою актуальность.

Конечно, уже нет никакой нужды запрещать сокращение Черноморского флота, который вернулся в родную гавань вместе с Крымом и Севастополем. Но, выступая 22 ноября в Государственной Думе, я сказал, что если бы законы, как и ораторов, награждали аплодисментами, то имело бы смысл поприветствовать уходящий в небытие законопроект «О приостановлении одностороннего сокращения... Черноморского флота», который депутаты первой Государственной Думы приняли дважды. После того как его отклонил Совет Федерации, первая Государственная Дума приняла его вторично, преодолев наложенное вето. Борис Ельцин, просыпавшийся утром с мыслью «что бы ещё такого сделать для Украины?», в нарушение всех норм и правил отказался подписать вторично принятый закон и вернул его Думе. Но свою роль опальный закон продолжал играть, предостерегая запутавшуюся в 90-е годы в трёх соснах российскую власть от слишком беспечного отношения к проблемам Черноморского флота, Севастополя и Крыма. Я был автором и инициатором принятия этого закона вместе со своими коллегами по Комитету по делам СНГ и связям с соотечественниками первого состава. В первой Государственной Думе в 1995 году нами была создана специальная депутатская Комиссия по Черноморскому флоту. Хорошо помню, что у нас были вполне конкретные причины для вторжения в тянувшиеся годами переговоры по его разделу между Россией и Украиной. На всех этапах этого процесса украинские партнёры применяли одну и ту же тактику: выторговывали у российской стороны уступки авансом, а затем уходили от договорённостей, выдвигая всё новые и новые претензии. «Отдайте нам все пункты базирования Черноморского флота за пределами Крыма — для российского флота Крыма будет достаточно!». Отдали. «Отдайте нам запасной командный пункт и базу в крымском Донузлаве — вам с лихвой хватит Севастополя!». Отдали. Наконец, «почему бы ВМС Украины и Черноморскому флоту России не базироваться в Севастополе совместно?». И на это вынуждены были пойти переговорщики, подчиняясь команде Бориса Ельцина и Виктора Черномырдина. Потому что на всех этапах переговорах «за Украиной стоит Запад», как признался в 1999 году в Совете Федерации тогдашний министр иностранных дел Игорь Иванов.

Так было. В таких условиях развертывалась Третья Севастопольская оборона, в которой вместе с моряками Черноморского флота, гражданами города-героя Севастополя, представителями русской общины Крыма принимали участие неравнодушные к их судьбе политические и общественные деятели России, в том числе депутаты Государственной Думы всех прошлых созывов. Именно в 90-е годы город Москва и другие российские регионы пришли на выручку Черноморскому флоту, финансировали за государство его содержание, тратили на ремонт и достройку его кораблей собранные своими налогоплательщиками средства. И хотя нас обзывали «маргиналами», объявляли «персонами нон грата», депортировали при каждом удобном случае власти Украины, все вместе мы не дали России забыть о Севастополе и Крыме, а Севастополю и Крыму — потерять надежду на возвращение. Закон 1995 года — долгожитель в законопроектной базе Государственной Думы — тоже внёс свой личный вклад в приход «Крымской весны» в 2014 году.

Пренебрегать памятью — глупость, если не преступление. Перефразируя Высоцкого, «наша память нас не оставит в беде». Вот сейчас, не только за рубежом, но и в ходе предвыборных дискуссий в нашей стране нашему обществу навязывают полемику о возвращении Крыма в Россию в 2014 году. Лозунг «Россия забрала нашу землю!» находит своего покупателя не только на Украине. На Украине же он лежит в основе официальной государственной русофобии. Мы же официально на эту тему не дискутируем — Крым вернулся и точка.

Я предлагаю перевести разговор на другую тему: «А на каком основании Украина вообще вправе считать Крым своей землей?» Уходить от такого обсуждения нам не нужно и не должно — ведь правда на нашей стороне. Крым на незаконном основании пребывал в составе Украины до 1991 года и после. Из-под конструкции «у нас забрали родную землю» нужно выбить подпорку — незаконное решение о передаче Крымской области в состав УССР в 1954 году.

Это было решение узкопартийной верхушки. Президиум Верховного Совета СССР, который проштамповал этот акт, не обладал такими полномочиями по действовавшей тогда Конституции. Никто и не думал, в отличие от 2014 года, проводить по этому поводу референдум. Моего отца и мать не спрашивали — передавать ли обильно политый кровью наших предков кусок российской территории Украине?

Нужно довести дело до конца и вслед за Верховным Советом РСФСР, принявшим в 1992 году такое Постановление, законодательным путём отменить как несоответствующие даже тогда нормам права решения 1954 года о передаче Крыма Украинской ССР. Признать их не порождающими правовых последствий с самого момента их принятия и не имеющими юридической силы. Мы, и только мы можем забить этот осиновый кол в вурдалака 1954 года: Россия — правопреемник СССР, а значит, обладает не только правом платить за него все долги, но и юридической возможностью править и отменять принятые в СССР решения.

Я вижу в отмене акта 1954 года серьёзный политический и пропагандистский козырь. Я только сказал об этом в Крыму, а противники уже переполошились. На Украине уже нашлись юристы, которые рассказывают, что решение 1954 года было верхом юридического совершенства. Вот пусть они это и доказывают, особенно на Западе. А мы напомним, что в стране была тоталитарная система, прошёл всего год со смерти Сталина, и люди были лишены возможности протестовать. Но в Крыму они боролись против своей украинской прописки все 23 года незаконного пребывания в составе независимой Украины.

Признав решения 1954 года не имеющими законных правовых последствий, мы должны будем в будущем году отменить как противоречащую этому и самой нашей Конституции ту статью узаконенного в 1999 году Договора «О дружбе, сотрудничестве и партнёрстве между Российской Федерацией и Украиной», которая по факту подразумевает признание Крыма и Севастополя частью Украины. И сделать это надо будет до 1 октября 2018 года, когда наступает срок извещения о продлении действия этого Договора на следующий десятилетний срок.

Константин ЗАТУЛИН,
депутат Государственной Думы I, IV, V, VII созывов,
председатель Комиссии Государственной Думы
по Черноморскому флоту в 1995 году.




© 2019 Конгресс русских общин Крыма. Все права защищены. При использовании материалов ссылка(гиперссылка) обязательна.


Яндекс.Метрика