Подводя итоги — 2019

sevast

Предлагаем читателям нашего сайта аналитическую статью известного российского ученого и общественно-политического деятеля, специалиста по вопросам этнополитики, русского национализма, русской и мировой культуры Александра Никитича СЕВАСТЬЯНОВА. С частью его доводов и выводов можно не согласится, но статья представляет интерес для членов русских национально-патриотических организаций.

Главное достижение года

Главным достижением года я считаю чувство стабильности, устойчивости внутреннего положения России, которая с 2011 года прошла через серию провокаций (извне и изнутри) и попыток дестабилизации. Прошла уверенно, как мощный атомный ледокол через льды и торосы.

Раздаются голоса оппозиционеров, именующих такое положение «скатыванием в застой». Быть может, для молодежи, вечно жаждущей перемен, это может звучать убедительно. Но людей моего поколения, живших в 1970-е, 1980-е и переживших 1990-е гг., подобной риторикой не проведешь. Мы прекрасно понимаем, что клеветнический ярлык «застоя», наклеенный агентами влияния наших «заклятых друзей» и «прорабами Перестройки» на десятилетия, предшествовавшие буржуазно-демократической революции 1991-1993 гг., — был сугубой ложью. Что в действительности это были годы не застоя, а расцвета, годы нашего наивысшего могущества в ХХ веке, самых главных достижений в экономике, строительстве, технологиях, культуре, годы накопления огромного потенциала... Конечно, хотелось большего, лучшего и т.д. (русским всегда хочется всего и сразу), поэтому мы мало ценили то, что имели, — зато очень быстро оценили все это, когда потеряли...

Очень хочется верить, что этот страшный урок пошел нам впрок.

Пережив и проанализировав революцию 1991-1993 гг., много лет изучая опыт российских революций начала ХХ века, я пришел к совершенно однозначному выводу: любая революция есть абсолютное зло, уничтожающее наши драгоценные достижения, убивающее и ставящее нас на грань выживания. Соответственно, все революционеры суть либо дураки, которые этого не понимают, либо сволочи, которые понимают, но делают. Сегодня, как мне кажется, у российских революционеров шансов нет, и этот вывод — главный радостный итог минувшего года. На фоне событий в Гонконге или Франции московские беспорядки — как летняя гроза на фоне урагана «Катрина».

Я совершенно убежден, что если Россия проживет хотя бы двадцать лет без потрясений — войн, революций, радикальной смены политического курса — то результатом станет небывалый расцвет страны. В этом — моя мечта. Минувший год слегка ее приблизил.

Международное положение России

Вот уже несколько лет подряд, по моим наблюдениям, международная повестка дня не является определяющей для России, ее политического бытия. Это — важнейшее изменение, возникшее совсем недавно, но, как кажется, имеющее шанс закрепиться. И в этом я усматриваю показатель усиления России во всех отношениях, укрепления ее суверенитета. Мы теперь наконец-то идем своим путем, исходя из собственных интересов, играем по своим правилам, не навязанным нам извне; напротив, внешний мир во многом вынужден реагировать на наши инициативы, «отыгрывать» наши пасы.

В чем-то это связано, как уже сказано, с нашим реальным усилением, заставляющим считаться с российской позицией по ряду вопросов, в чем-то — с ослаблением Запада, нашего стратегического противника. Очень показательной в этом смысле стала история с неудавшимся переворотом в Венесуэле, где Россия успешно сорвала хищнические планы Америки, а той пришлось лишь утереться и подобрать свои щупальцы.

Важно, что кризис НАТО отмечается даже странами-участниками альянса (вспомним характерное критическое высказывание Макрона). К тому же Америка, уставшая от собственного гегемонизма, дорого ей обходящегося, направлена Трампом на смену внешнеполитического курса: от глобализма — к национализму, о чем Трамп открыто заявил в сентябре прошлого года на сессии Генеральной Ассамблеи ООН. Этот курс несомненно укрепит Америку, но ослабит Запад в целом. Брексит, ставший абсолютной неизбежностью после победы на выборах Бориса Джонсона, демонстрирует нам линии разлома якобы единой Европы. Несмотря на антироссийскую риторику Джонсона, его победа есть и наша победа тоже, ибо брексит — важный элемент ослабления нашего стратегического противника, имеющий значение прецедента, у которого неизбежно будет длинный шлейф продолжений и последствий.

Прочие противоречия и сложности Евросоюза я не стану перечислять, чтобы не уходить от главной темы.

Да, Запад еще имеет возможность ставить нам палки и палочки в колеса, пугать войной (на которую, думается, сам никогда не осмелится), устраивать разные санкции. Неприятно? Убыточно для нас? В чем-то да, а в чем-то эти санкции пошли нам на пользу, вызвав в промышленности бум импортозамещения, а в сельском хозяйстве — настоящий расцвет. К тому же, санкции довольно больно ударили и по западной экономике. Ими стали тяготиться — и это весьма заметно — многие страны Запада, многие западные компании и фирмы, лишившиеся прибылей. Думается, поиск выхода из этой бесперспективной для всех ситуации, рано или поздно приведет к нормализации обстановки вокруг России. Это, между прочим, будет связано и с растущим раздражением как в США, так и в Европе против Украины, чья глупая, неконструктивная внешняя политика и профашистская (т.е. неприличная по западным понятиям) внутренняя политика рано или поздно приведут к признанию права России на Крым и т.д.

В целом же я бы назвал минувший год — годом стабильности во внешней политике, как и во внутренней. Ни особого улучшения, ни резкого ухудшения в положении России не случилось. Но ряд успехов и неудач отметить, все же, стоит.

Не буду писать об очевидном — о неизменно растущей и крепнущей дружбе с Китаем, Индией, Ираном. Это уже давно как бы константы нашей внешней политики, надежные и позитивные. Скажу о более неоднозначных моментах.

Украина, Крым, Белоруссия. Весьма характерной стала недавно прошедшая встреча в «нормандском формате». Украине вольно трактовать ее как «партию вничью». На самом деле это никакая не ничья, а стопроцентная победа России, которая ни в чем и ни на йоту не позволила украинской стороне уклониться от минских соглашений и формулы Штайнмайера, как та ни пыталась вывернуться из этого «жесткого шенкеля». В то же время сама Россия, фактически поддержанная Францией и Германией, осталась неколебима и не понесла ни имиджевого, ни какого либо иного урона. В выигрыше и республики Донбасса, с волей которых Украину заставляют считаться «старшие товарищи». И теперь Украина вынуждена продолжить разведение сил с ЛДНР, но взять под контроль границу с Россией на этой территории она при этом не может, а это означает неизбежную потерю для украинского государства бывшей территории Области Войска Донского, волею несправедливой судьбы прирезанной к нему немецким штыком в 1918 году. Свою позицию ЛДНР высказала притом вполне однозначно: возвращаться в Украину непризнанные республики не желают, а хотят войти в состав России. Что рано или поздно, думаю, и произойдет.

Мы должны понимать одну важнейшую вещь. Война с Украиной неизбежна, поскольку никакого другого разрешения, кроме раздела Украины, русско-украинская проблема не имеет. Наша цель — входящая в Россию Новороссия, простирающаяся от Харькова до Тирасполя. Однако сегодня воевать мы по ряду причин не можем, удобный для этого момент был упущен в 2014 году. И нам теперь остается только уповать на украинских безумцев, буде они пожелают развязать войну сами, подав нам повод для сокрушительного ответа. Случится ли это и когда именно — можно только гадать. Победа на выборах Зеленского, явно, не настроенного на войну, теоретически открывает для нас и другую возможность: прекратить гражданскую войну в самой Украине. Поскольку сложившееся там фактическое двоевластие (с одной стороны власть президента, а с другой — власть националистов под патронажем министра внутренних дел Авакова, коего Зеленский обещал снять не позже будущего февраля) рано или поздно перейдет в фазу «кто — кого». Вооруженные конфликты между бойцами ВСУ и батальонами националистов, уже имевшие место не раз, — прообраз возможного скорого будущего. И тогда у нас может появиться легитимный повод принять в этом деле участие ради того результата, о котором сказано выше.

Что нам пока остается делать с Украиной? Да все то, что и делается. Обмен пленными, возврат ржавых корабликов без унитазов, продажа газа... И — максимальная поддержка Донбасса, который на сегодня является главным фактором, способным вызвать на Украине столь нужную нам гражданскую войну.

На фоне российско-украинских отношений особенно важное значение имеет дальнейшая интеграция Крыма с Россией. И тут, конечно, большим новогодним подарком для всех нас стал запуск железнодорожного сообщения с полуостровом. Я лично ждал этого события, как великого праздника, и неотрывно смотрел на экран, когда там показывали проезд Путина в кабине машиниста из Керчи в Тамань — и потом проезд первого поезда из Петербурга в Севастополь. Какую искреннюю радость вызвало это грандиозное событие в Крыму! Какое невероятное количество билетов уже продано на первые же рейсы, сколько желающих совершить этот исторический вояж! (Я бы и сам поехал, если б не медицинские проблемы.) Как известно, не только из Москвы и Питера будут ходить новенькие составы: предполагается открыть сразу десять пассажирских маршрутов, которые свяжут с Крымом еще и Мурманск, Екатеринбург, Смоленск, Брянск, Кисловодск... Крым — не только здравница и святыня русского народа, это лучшая из жемчужин российской короны, ради которой стоит воевать не только с Украиной, а хоть и со всем миром. И то, что Крым вернулся к нам мирно и законно, без военных действий и человеческих жертв — это настоящее чудо, о чем мы всегда должны помнить.

Минувший год немало подразнил нас возможностью аналогичного воссоединения с Белоруссией. Мы то сближались с этой древней частью единой Руси, отделенной от нас враждебными для русских и белорусов силами, то это сближение вновь тормозилось. Прежде всего, эти колебания связаны с недальновидностью Лукашенко, который напрасно возомнил себя вечным и бессмертным. Между тем, ему бы следовало понимать, что как только его не станет (а это рано или поздно произойдет), в Белоруссии мгновенно развернутся и начнут действовать деструктивные силы, которые разрушат все плоды его трудов. И что только протекторат России может надежно обеспечить Белоруссии стабильность, а семье, детям самого Лукашенко — жизнь и свободу. Но пока он этого не хочет понять и признать, а через его голову данный вопрос не решается.

Сирия. Неясное положение сложилось, к сожалению, в Сирии, хотя год назад я воспринимал практическое завершение там войны как нашу победу. Но, как видно, поторопился с выводами. Еще в 2016 году в «Нашем современнике» вышла моя статья «Дивиденды Сирии: десять сомнений», где я с гордостью писал: «Россия утерла нос Америке, показав, как надо воевать и побеждать». Однако сегодняшнее положение дел заставляет вспомнить слова Юлия Цезаря по адресу своего заклятого врага: «Помпей умеет побеждать, но не умеет пользоваться плодами своих побед».

На финише сирийской войны нас в 2019 году ожидал ошеломительно неприятный сюрприз. Главный трофей — сирийская нефть — оказался в руках Америки. Выгодополучатель тут — вовсе не мы, как следовало надеяться, а США, которые с потрясающей ловкостью нашими руками снимают исключительно для себя пенку с нашего же варенья. Американские войска благоразумно ушли с сирийской территории — именно с той, где им нечего делать, с которой нечего взять. И еще более благоразумно остались там, где расположены основные источники богатства, а теперь немерено качают оттуда нефть, ничем особенно не рискуя. Как вытурить оттуда американцев, не развязав мировую войну (на это ни мы, ни, тем более, Сирия, пойти не можем), непонятно.

Спрашивается: чем Сирия станет расплачиваться с нами за услуги, прежде всего военные, которые уже весьма велики в денежном выражении, а в дальнейшем — за восстановление страны, в котором нам, хочешь не хочешь, а придется участвовать? Еще недавно многие страны (и мы в первую очередь) надеялись, как следует разбогатеть, помогая Сирии восстать из руин, ведь это дело сказочно прибыльное. Но откуда же появятся эти сказочные прибыли, если Асаду нечем платить, ибо сирийская нефть в американских руках? Возникает резонный вопрос: «за что боролись» ?!..

Пусть Россия не дала Америке осуществить в Сирии свои военно-политические цели (режим Асада устоял, американцы не смогли взять страну под свой контроль в целом), но как не признать, что коммерсант Трамп переиграл спортсмена Путина. Первый получил немалые прибыли, а второй пока что — лишь немалые издержки. Конечно, чести и славы воинской, добытой в Сирии, у нас не отнять, международный авторитет свой Россия подняла, особенно в ближневосточном регионе, и т.д., и т.п. Кроме того, у России пока сохраняется возможность некоторого реванша в Ливии, а в последствии, чего доброго, и в Ираке. Но это все — журавли в небе, а нефтяная синицато — у американцев...

Вызывает сомнения и стабильность конечного военного результата — я говорю про победу над ИГИЛ, запрещенной (у нас) организацией, которая на самом деле есть не организация, а глобальная идея. Судя по непрестанным проявлениям активности боевиков — то исламских, то просто оппозиционных Асаду, до окончательного контроля правительства над страной еще весьма далеко. Вооруженные провокации вспыхивают порой под самым Дамаском, и даже наши военные не чувствуют себя вполне в безопасности на своих базах, атакуемых то передвижными минометами, то дронами. Это неудивительно — ведь идею пушками не уничтожить, не победить. Так что все время продолжает свербить мысль: не окажемся ли мы в Сирии в таком же положении, как американцы в Афганистане? Ведь пока Асад не начнет масштабное восстановление страны, ему не видать прочной и однозначной поддержки большинства населения. А как восстанавливать, если нет нефтяных денег, перехваченных Трампом?

Как говорят испанцы, на штыки можно опираться, вот только сидеть на них нельзя. Тем более, если это штыки иностранных военных (в данном случае русских). Асаду еще предстоит усвоить эту истину...

Турция. Если и говорить о нашем несомненном успехе на Ближнем Востоке, в том числе в связи с сирийской войной, то это — отношения с Турцией. Год назад я писал: «Разрыв России с Турцией — одно из наиболее драматичных и негативных последствий войны в Сирии. Надо сделать все, чтобы преодолеть его и восстановить отношения, иначе потянется такой шлейф зла, описать который мне не хватит и отдельной статьи». Эту задачу я считал важнейшей, имея в виду собственную безопасность России. И сегодня, слава богу, мы, кажется, можем говорить о полномасштабном восстановлении дружеских отношений с Турцией и лично с Эрдоганом.

Конечно, в политике, как правило, нет места сантиментам, и надо ясно понимать, что интересы собственной страны и собственной власти всегда будут у Эрдогана на первом месте. Так что было бы преждевременно трактовать Турцию как «нашего человека в НАТО». Но то, что эта страна отвязалась от диктата Америки и Северного Альянса, чем вызвала у этих своих вчерашних «старших товарищей» большую обеспокоенность — это факт. Как фактом является и то, что Путину удается найти с Эрдоганом общий язык в сложнейших вопросах ближневосточной политики, где требуется взаимный учет интересов и желание находить компромиссы во имя добрососедства. А это, вне сомнения, большой дипломатический успех Путина, ведь Турция — один из ключевых игроков в регионе, вес которого растет.

Но и тут есть повод для беспокойства: это решительное намерение Эрдогана прорыть канал, соединяющий Черное море с Мраморным и превращающий Стамбул в остров. Этот вариант может дефакто отменить «конвенцию Монтрё» и открыть доступ в черноморские воды для авианосцев НАТО. Пусть Эрдоган сегодня склонен дружить с Путиным, пусть у него есть личный счет к Америке, стоявшей за попыткой переворота, едва не стоившей жизни турецкому президенту и его семье, пусть он способен противостоять Штатам в частных вопросах (закупка у нас С-400 и пр.). Но не считаться с Америкой по большому счету он не может. К тому же Эрдоган не вечен, и каковы будут военно-политические последствия прорытого канала в будущем, предсказать сегодня трудно.

Еще один камень преткновения в российско-турецких отношениях может возникнуть, если Турция пойдет навстречу марионеточному прозападному так называемому Правительству национального согласия (ПНС) Ливии. В то время, как нашим целям и задачам в этой стране больше соответствовала бы победа Ливийской национальной армии фельдмаршала Хафтара, взятие ею Триполи. Российский МИД недаром быстро и негативно отреагировал на известие о принципиальном согласии Эрдогана откликнуться на просьбу ПНС о помощи «с воздуха, с земли и с моря». Прислушается ли турецкий президент к мнению России, как он прислушался в отношении сирийских курдов? Это мы вскоре узнаем.

Африканский саммит. Значительным событием 2019 года стал саммит африканских государств, проведенный в Москве. Его оценка неоднозначна. С одной стороны, понятна наша попытка вернуть былые позиции, которые имел на «черном континенте» Советский Союз. Попытка явно запоздалая, но не совсем безнадежная, о чем говорит дружное участие всех приглашенных, уловивших свой интерес в укреплении отношений с Россией. С другой стороны, баланс наших издержек и гипотетических приобретений пока неясен и спорен. Циничным выглядит прощение огромных долгов неграм, в то время как собственное население, опутанное кредитами, в своем большинстве бьется-колотится, чтобы только кое-как прокормиться и одеться, борется за выживание. А самое главное — не оставляет опасение наплыва негроидов в нашу страну, где климат меняется в сторону потепления, а гигантские пространства манят переселенцев из африканских стран, лидирующих в мире по суммарному коэффициенту рождаемости, переполненных нищим и голодным черным людом. Рост негритянского поголовья в Москве последних лет и так заметен невооруженным глазом; к примеру, каждый вечер в метро на моей станции дежурит очередной негркоординатор, к которому периодически подходит то один, то другой черный соплеменник, обменивается парой слов и уходит по своим делам. О чем они договариваются? О расселении? О трудоустройстве? О наркотрафике? Не знаю. Но от этой непонятной активности чужаков не покидает чувство дискомфорта, обеспокоенности. Чем в данном плане обернется активизация наших отношений с Африкой?

Таковы, в общем и целом, внешнеполитические итоги прошедшего года. Я бы выразил их одним словом: стабилизация, в которой просматривается баланс оптимистических и пессимистических факторов, но нет ни больших успехов, ни больших угроз.

В условиях постепенного, но весьма успешного разрешения международных проблем, отягощающих Россию с конца 1980-х годов, центр тяжести политики естественно смещается на внутреннюю проблематику. Противоречия которой начинают выпирать, а шероховатости превращаться в барьеры на нашем пути.

Внутренние проблемы

Напомню: на прошлых президентских выборах я голосовал за Путина. И сегодня тоже проголосовал бы за него. Я слишком хорошо понимаю, из какой чудовищной дыры выползла Россия, которую многие уже похоронили к исходу 1990-х. Я вижу, как страна расправляет плечи, набирает силу и мировое влияние, развивается и хорошеет с каждым годом. Я понимаю, что это в огромной степени результат воли, дальних замыслов и хитроумия Путина. А кроме того, именно Путин — гарант той стабильности во внешней и внутренней политики, которую я высоко расцениваю в качестве главного условия нормального развития страны. И, считая неблагодарность тягчайшим из грехов, я полагаю, что наш президент нуждается в поддержке нашего народа.

Тем тревожнее мне наблюдать обстоятельства (в том числе от самого Путина исходящие), которые эту поддержку подрывают или могут подорвать. Я имею тут в виду не пенсионную реформу, которую на его месте я бы тоже считал необходимым провести. Увы, хватает и других моментов, о которых — ниже.

Итак, что было заметного, плохого и хорошего, в 2019 году?

Не стану тут возвращаться к теме нарушений общественного порядка, инспирированных оппозицией, клятыми либералами. Ведь хорошо то, что хорошо кончается, а эта ситуация, на мой взгляд, разрешилась в итоге вполне благополучно. Поверхностные волнения не затронули глубину моря народной жизни, остались легкой рябью на воде, как бы ни раздували «успех» либеральные СМИ.

Но есть реальные проблемы, затрагивающие основное население, и то, как власть пытается их решать, вызывает серьезную тревогу.

Понятно, что капитализм вернулся в Россию всерьез и надолго. Этот строй, как любой другой, имеет свои плюсы и минусы. Основной минус — радикальное расслоение населения на сверхбогатое меньшинство и на абсолютное большинство, занятое элементарным выживанием. В России, обвально поменявшей строй, это расслоение приняло особо вызывающий, вопиющий характер. Разумная политика государства состояла бы в устранении этой дикой диспропорции, чреватой потрясениями и другими опасными последствиями. Это значит, что государство должно пресекать все виды незаконного обогащения, должно заставлять богатых делиться, должно как минимум не мешать простым людям выживать, кто как может. Но пока что все делается наоборот, и прошедший год резко обнажил признаки неверной политики.

* * *

Тщетность борьбы с коррупцией. Как я и предсказывал год назад, Путин развернул впечатляющее фронтальное наступление на взяточников, казнокрадов и т.п., невзирая на лица и не оставляя для ворюг «островков безопасности» даже в ФСБ и СКР. Количество дел все растет, высокое положение фигурантов поражает воображение, суммы наворованного потрясают (или уже не потрясают, ибо становятся привычными).

Либералы вопят, истерят, пугают «37-м годом» и саморазвитием репрессивной машины. Они, недавно размашисто бичевавшие «партию жуликов и воров», теперь сами напуганы, поскольку среди преступников замелькали и их сторонники, типа Улюкаева, Белыха или Абызова, у коих рыльца тоже оказались в пушку.

Что ж, масштаб борьбы с коррупцией неслыханный, беспрецедентный, нежданный, поразительный. Однако больше всего поражает вскрывшийся в результате расследований масштаб и уровень самой коррупции. Вот ведь какая штука: аресты следуют один за другим, летят головы губернаторов и мэров, высших чинов полиции, ФСБ, таможни и т.д., но впечатление такое, что у зверя по имени «коррупция», как у легендарной гидры, на месте одной головы тут же отрастает еще паратройка. Кажется, что люди наверху все поголовно просто не могут не хапать! Только что сел твой предшественник, ты занял его кресло, но тебя все это как будто ничему не учит и, слегка оглядевшись, ты начинаешь хапать еще изощреннее, еще круче. А ведь это уже системная проблема!

Одно из самых потрясающих известий уходящего года: неизрасходованный триллион рублей на общественные проекты. Триллион! И всякому мыслящему тростнику ясно и понятно, почему он не израсходован. Напуганные репрессиями чиновники рассуждают с безупречной логикой: распиливать бюджетные деньги становится опасно, можно погореть. Так зачем же и прикасаться к этим деньгам? Зачем утруждать себя их «освоением», если все равно ничего нельзя урвать? Вот ведь какая психология пропитала насквозь весь правящий класс: если нельзя воровать и распиливать, то зачем же тогда работать? Отсидимся, отпишемся, изобразим «макет рабочего стола», а что дела не сделаем — так что нам с того? Небось не выгонят, бездельников у нас не карают. А деньги, выделенные государством на народные нужды? Да гори они синим огнем, нам с того ни тепло, ни холодно!

Этот тихий саботаж лиц, привыкших наживаться и не мыслящих себе работы без этого, поразил всю страну от Калининграда до Камчатки, как сифилис, стал тормозом нашего развития. Триллион рублей оказался, видите ли, не нужен нашему народу... Невообразимо! Но факт.

А что прикажете тут делать? Если ни массовые посадки, ни конфискация имущества, ни принудительные декларации о доходах не только чиновников, но и членов их семей, близких, и тому подобные жесткие, но не жестокие меры не в состоянии изменить ситуацию в корне? На что же прикажете уповать, на что рассчитывать?

Последний месяц 2019 года оказался щедр на неожиданные откровения. Одно из них, касающееся затронутой темы, носит трагикомический характер. Дело в том, что второй секретарь китайского посольства в Москве Ханг Чжу, насмотревшись, как видно, на чудеса российской коррупции и российской юстиции, сделал вдруг 16 декабря шокирующее заявление на одном из мероприятий. Заметив, что китайцам «очень больно смотреть на то, что граждан России лишает будущего какая-то жалкая кучка проходимцев», он публично провозгласил: «Я не знаю, почему русские ничего не делают с коррупцией, но я знаю, что делали у нас. С коррупцией в масштабах России можно справиться за месяц, это несложно. Но это невозможно, пока у вас стыдятся таких мест, как Бутовский полигон, и вешают туда мемориальные таблички о мнимых репрессиях».

Сказано вполне прозрачно, открыто и честно, не правда ли? Только смертная казнь, масштабная чистка нации от ее загнившей, разложившейся до предела части способна оздоровить страну. Ханг Чжу без ложной стыдливости и лицемерия привел в пример нам свою собственную страну, чьи успехи признаны всем человечеством: «Мы гордимся своими расстрельными полигонами, потому что там похоронено все то, что мешает стать государству великим — коррупция, воровство, внешнее управление, вражеская пропаганда, космополитизм, разврат, эксплуатация рабочих, права человека, бездумное потребительство. Мы с этим покончили и поэтому теперь претендуем на первое место в мире».

Вот это — правильный взгляд на вещи, правильный подход к проблеме! Казалось бы, российским властям следовало поблагодарить доброго друга нашей страны и задуматься над его советом. Ведь, как говорят в народе, не тот друг, кто медом мажет, а тот друг, кто правду скажет. А что мы видим вместо этого?

Правда-то глаза колет, как видно: наш МИД неожиданно буквально забился в истерике. Вместо «спасибо» китайского дипломата обвинили в «попытке вмешательства во внутренние дела страны, подрыве государственных устоев и сложившегося выбора российского народа в пользу демократических ценностей и международных стандартов по защите прав и свобод». (Прав и свобод жулья и ворья?!) В результате нашего искреннего и мудрого доброжелателя... лишили аккредитаций, объявили персоной нонграта и запретили появляться в России в течение 49 лет — максимально возможного срока!

Какой стыд и срам! Так публично расписаться в своем бессилии перед ворующим классом, так откровенно отождествить себя с ним! О, глаза наши бесстыжие!

Конечно, не китайцам, даже самым мудрым и расположенным к России, решать наше будущее. Но я уверен, что тот политик России, что выдвинет бескомпромиссное требование вернуть смертную казнь хотя бы только за особо тяжкие экономические преступления, получит серьезные шансы на выборах 2024 года. Без радикального очищения правящего класса мы не сможем развиваться во всю силу нашего потенциала, будем топтаться и загнивать. Неизрасходованный триллион — тому залогом.

* * *

Наезд на самозанятых и на работающих пенсионеров. На словах Путин озабочен социальным самочувствием сограждан. «Интерфакс» цитирует президента: «И, конечно, самый главный, ключевой результат, которого нам предстоит добиться, — это реальные перемены в жизни людей, перемены, которые почувствуют граждане. Не уверен, что у большинства людей есть сейчас такое ощущение». К такому выводу Путин пришел, ознакомившись с результатами опросов общественного мнения различными структурами.

А с чего бы людям ощущать улучшение жизни, если правительством не только не исполняются пресловутые национальные проекты, но и продолжается наступление на жизненные интересы людей?

Подводя итоги 2018 году, я писал: «Некоторые думские инциативы, направленные на обдирание и без того нищего народа, на „выжимание из блохи масла", я решительно не поддерживаю. Это и повышение акцизов на топливо, и рост НДС, введение новых налогов и обещание других (в том числе на садовые участки). Особенно меня возмутил 4-процентный налог, вводимый на т.н. „самозанятых". Мало того, что в большинстве случаев его невозможно учитывать и взимать, закон останется неисполнимым, мертворожденным. Но дело не в этом, дело в принципе. Многажды за последние 30 лет ограбленный, доведенный именно государством до нищеты народ, каким-то одному ему известным способом умудряется выживать, существовать и даже детей рожать, никого не спрашивая, и ни о чем не прося государство, надеясь не на него, а только на себя. Вот что такое „самозанятость" — это способ выживания народа в неблагоприятных условиях, во многом созданных государством. Этот способ был освоен народом еще в советские времена, это народное ноу*хау. Государство молиться должно на этих людей, балансирующих на грани нищеты, но не бунтующих, а проявляющих чудеса изворотливости, чтобы выжить и не пропасть, да еще детей рожать. И уж конечно, не должно даже заикаться о том, чтобы самозанятые делились с государством своими жалкими трудовыми копейками. Мы не требуем с государства отнятых им у нас денег и имущества — и пусть оно будет этим довольно. Но и оно не должно ничего требовать с самозанятых, обворованных и брошенных им на произвол судьбы».

Я попрежнему считаю, что налог на самозанятых — это бесчеловечность и свинство в государственном масштабе. Между тем, Путин не только не отменил эту антинародную инициативу, но расширил зону действия этого «эксперимента» еще на 19 регионов, и теперь таковых стало 23. Похоже было, судя по его выступлению на данную тему, что он весьма доволен результатом. Хотя чему тут радоваться, если в очередной раз содрали шкуру с самых бедных и обездоленных?

Мало того, под конец года в развитие данной темы СМИ с подачи налоговиков подняли вопрос о «работающих пенсионерах». Кто такие? Это те же самозанятые, только в преклонном возрасте, старики, проще говоря, которые получают пенсию. Пенсию, на которую, прошу заметить, нельзя не только нормально жить, но и культурно сдохнуть, т.к. ее не хватит даже на похороны. Да, многие пожилые люди вынуждены подрабатывать неофициально, чтобы свести концы с концами (официально старику устроиться на работу практически невозможно, за редким исключением). Так вот, этим несчастным труженикам поневоле, если их «накроет» налоговая полиция за подработкой, грозит еще и наказание (судебная практика по таким делам уже существует). Их приравнивают к мошенникам, они могут быть осуждены на исправительные работы либо лишение свободы до двух лет, а то и приговорены к штрафу до 120 тысяч рублей.

Какое лицемерие! Сетовать, с одной стороны, что у нас что-то многовато бедных, что они не чувствуют, видите ли, улучшения жизни, а с другой стороны — выжимать из этих самых бедных все новые и новые подати, не давая разогнуть спину и вздохнуть, отнимая заработанные из последних (в полном смысле слова) сил малые денежки. О каком демографическом росте, о каком социальном оптимизме можно говорить при таких обстоятельствах?!

Интересно, что зампредседателя президиума Союза пенсионеров России Людмила Пискунова поддержала взимание штрафов с работающих пенсионеров. Хороша?! На чьей она стороне? Чьи интересы защищает? Как ее еще терпят пенсионеры?

Государству нужны деньги, это понятно. Хотя, собственно, что тут понятно, если триллион (!) государственных средств остался неизрасходованным? Может, не так уж они и нужны?

А если все же нужны, то стоит ли выжимать их из беднейших слоев населения, настраивая большинство страны против властей, поощряя левацкие настроения? Не лучше ли в дополнение к экстренным мерам конфискации незаконных доходов у попавшихся в лапы закона коррупционеров (интересно, сколько на одного попавшегося приходится не попавшихся?) ввести, наконец, прогрессивный подоходный налог, как в большинстве развитых стран, даже в том же Китае?

В апреле прошлого года фракции КПРФ удалось, наконец, внести в Госдуму законопроект о прогрессивном налоге (до того подобные попытки регулярно срывались), но в том же 2018 году он благополучно был провален депутатами. Понятно, что в России существует мощнейшее лобби против подобных инициатив, пробить защиту которого мог бы, возможно, только лично президент Путин. Который, даже если бы и не преуспел, то заработал бы на том массу баллов рейтинга.

Но... Пока что в качестве дойной коровы правительство предпочитает бедных богатым. Противоестественно? Да. Антинародно? Да. Ну, так и вывод отсюда прост: правительство (вкупе с Госдумой) противоестественно и антинародно.

Нам с вами, читатель, этот вывод однозначно ясен.

Неужели он неясен умному Владимиру Владимировичу?

На недавнем заседании Президентского совета по стратегическому развитию и нацпроектам Путин пообещал сосредоточиться в 2020 году на росте благосостояния граждан. Но, как говорится, покуда травка подрастет, лошадка с голоду умрет. Пока что дотации населению носили у нас копеечный, зачастую издевательски ничтожный характер, а вот поборы — чувствительные. Хочется поэтому посоветовать властям: «Отстаньте от народа! Закройте свою мелочную фискальную лавочку! Не мешайте народу выживать!»

* * *

Мусорная проблема. Важным событием в нашей жизни я считаю возникновение массового общественного движения, вызванное дурным решением мусорной проблемы. О том, что в мире существует хорошее, правильное ее решение, свидетельствует опыт Швеции, которая не только справилась с собственным мусором, но и объявила о готовности принимать на переработку мусор из других стран. Шведы перерабатывают почти 100 % собственных отходов и зарабатывают на переработке чужих. Вот этой — прорыв, вот это — успех!

Швеция, как и Россия, — северная страна; научившись извлекать из мусора энергию, она во многом помогла себе в решении проблемы отопления. Нам бы срочно перенять ее опыт! Вместо этого Россия покуда больше напоминает героя народной поговорки, неприличной, но меткой: «Лежит, срет, а говно ногой отпихивает». Именно так выглядят попытки, например, Москвы и Петербурга вывозить свой мусор, накапливающийся в гигантских объемах, в другие регионы: на Север, в Калужскую или Владимирскую области и пр. Кстати, почему не в мусороприимную Швецию?

В России каждый год образуется более 60 млн тонн твердых бытовых отходов — почти 400 кг на каждого жителя страны. Но лишь 7-8 % из них перерабатывается, а свыше 90 % мусора отправляется на свалки. Страна наша, как известно с летописных времен, «велика и обильна», но при таких порядках загадить ее до невозможности в ней жить — вполне реально. И куда потом бежать из нашей любимой России? В космос?

Народные волнения в Шиесе и других местах, вызывающие абсолютную нравственную поддержку у всех, кроме конченых моральных уродов, дают понять: мусорная проблема перестала быть «одной из» и выдвинулась на уровень первоочердедной жизненной проблемы. Следует всеми силами поддержать протестующих и требовать от властей всех уровней радикального и форсированного решения проблемы. Ибо в противном случае она непременно будет политизирована по максимуму и может привести к взрыву регионального сепаратизма. Уже сейчас кое-кто из наиболее безответственных журналистов, например — Максим Шевченко, выступает с тезисом о том, что Москва рассматривает-де остальную Россию, как свою колонию. Это, конечно же, неправда, но у обиженных и обозленных беспардонной позицией столичных властей жителей, допустим, Русского Севера подобные тезисы могут вызвать дурную детонацию. (Даром, что с инициативой отдать Шиес под московские отходы выступил их же собственный архангельский губернатор!)

Это относительно новая тема в повестке дня нашей внутренней жизни. Не то, чтобы раньше о ней не знали, не задумывались. Но, как видно, всему есть свой предел, и события минувшего года показали, что в осознании проблемы наступил качественный скачок. Будет ли от этого практический толк? Очень важно принять тут правильное решение, устраивающее все стороны.

* * *

Слабое звено. На фоне впечатляющих успехов, достигнутых российским ВПК, о которых часто публично рассказывает всем наш президент, резким диссонансом звучат сообщения последнего времени о состоянии дел в российском флоте. Особенно отмечен негативом минувший год. С одной стороны, мы видим новые небывалые подлодки, беспилотные торпеды и тому подобные чудеса военноморской техники, а с другой...

1 июля в Баренцевом море потерпела аварию российская атомная глубоководная станция проекта 10831 АС31 «Лошарик», где произошел пожар, принесший гибель 14 офицерам ВМФ из 19 находящихся на борту. Все это произошло в ходе сложнейших подводных исследований Арктики, оказавшихся, таким образом, сорванными.

В ходе бесконечного ремонта на единственном российском авианосце «Адмирал Кузнецов» вспыхнул пожар, охвативший шестьсот квадратных метров и нанесший, по предварительному подсчету, ущерб в размере 95 млрд рублей (чуть менее стоимости самого судна «со всеми потрохами»). Есть погибшие и пострадавшие. На деньги, уже потраченные на ремонт «Кузнецова», можно было построить пару современных кораблей океанской зоны. По едкому замечанию российских СМИ, положение на авианосце «фактически олицетворяет состояние российского флота». Нельзя не вспомнить при этом, что в прошлом году при выводе все того же «Адмирала Кузнецова» из самого большого в стране плавучего дока ПД-50 сложилась нештатная ситуация, в результате которой сам док затонул на глубине около 60 метров. Где и пребывает до сих пор, поскольку поднять его мы не умеем.

Одновременно с пожаром на авианосце в Тихоокеанском флоте частично затонула подводная лодка, которую буксировали для утилизации. А на Черноморском флоте, в Южной бухте Севастополя, под воду ушел плавучий док ПД-16. На его стапелях в этот момент находилась подлежащая утилизации подводная лодка Б-380 «Горьковский комсомолец», которая тоже ушла под воду не по своей воле; правда, она потом всплыла, но док-то остался на дне.

Что происходит с отечественным военным флотом? Он вступил в полосу техногенных катастроф, вызванных элементарным износом былой советской техники? Или сказывается человеческий фактор, связанный с общей деградацией подготовки специалистов во всех сферах народного хозяйства, включая оборонную? Сдается мне, второе ближе к истине.

Во всяком случае, обозначенная проблема явно носит долговременный характер и переходит по наследству в 2020 год.

В утешение следует заметить, что ряд технических достижений в минувшем году позволяет России поддерживать статус высокоразвитой страны. Это касается не только шести с лишним тысяч новинок ВПК, принятых российской армией на вооружение, но и многочисленных изделий машиностроения, станкостроения и т.п. В России непрерывно возводятся новые заводы, в частности в рамках импортозамещения (так, созданы специальные производства для вертолетных и корабельных двигателей и т.д.).

Настоящим чудом техники мирового класса я продолжаю считать Крымский мост; в прошлом году я восхищался его автомобильной частью, а в этом — железнодорожной. Но об этом уже говорилось выше. Россия не собирается останавливаться на достигнутом: новые амбициозные проекты мостостроительства уже озвучены. Строятся также новые великолепные станции метро (не только в Москве), выстроены «московские диаметры» и т.д.

Закончено в 2019 году строительство газопроводов «Сила Сибири», «Южный поток», почти закончен «Северный поток-2» (задержка строительства произошла не по нашей вине, это результат санкций, но газопровод будет-таки вскоре достроен — и это можно отнести на счет наших побед). А поскольку экспорт энергоносителей для России не только основной источник доходов российского бюджета, но и одновременно инструмент «мягкой силы» в политике (тут Америка права), то данные мегапроекты на долгие годы обеспечат нашей стране существенные экономические и политические преимущества.

Наконец, нельзя не гордиться нашими новейшими мощными атомными ледоколами класса «Арктика», которые обеспечат Северный морской путь из Тихого в Атлантический океан, путь более короткой, а значит и экономически выгодный, чем Суэцкий канал. Сделав навигацию здесь круглогодичной, мы обеспечим себе немалое богатство и стратегическое преимущество. Попытки Запада «присосаться» к данному проекту, взять его под свой хотя бы частичный контроль решительно отметены. Победа? Да, несомненно. 2019 год безусловно войдет в историю нашего освоения Арктики.

К радостным событиям года (правда, тут заслуга не страны в целом, а конкретных людей) относится потрясающая аварийная посадка самолета «Уральских авиалиний» 15 августа в кукурузном поле под Жуковским. Это, конечно, чудо. У лайнера отказали оба двигателя из-за того, что в них попали птицы, но командир самолета мастерски вышел из положения, и все люди, находившееся на борту, остались живы. Приятно думать, что это — добрый знак свыше. Как бы мистический противовес пожару на «Лошарике» и «Кузнецове»

* * *
Запрет на воров в законе. Кстати, о позитивном. Событием огромного, исключительного значения я считаю принятие в 2019 году закона, почему-то мало освещенного прессой. Согласно которому теперь не нужно брать с поличным уголовную элиту — так называемых «воров в законе», «авторитетов», которые ведь предпочитают сами не орудовать ножами и пистолетами, содержа для подобных целей штат профессионалов. Но теперь в Уголовном кодексе РФ появилась новая статья 210.1 — «Занятие высшего положения в преступной иерархии», предусматривающая наказание за сам факт лидерства в ОПГ в виде лишения свободы на срок от 12 до 20 лет с максимальным штрафом в размере до 5 млн руб. При этом за любое преступление «ворам в законе» грозит от 8 до 15 лет лишения свободы. Кроме того, в отдельный состав выделяется участие в собрании главарей ОПГ в целях планирования преступлений, за что полагается наказание в виде лишения свободы на срок от 12 до 20 лет с возможным штрафом в размере до 1 млн руб. Предусмотрен и пожизненный срок. Притом криминальные авторитеты не могут быть осуждены условно.

Честно говоря, о подобном законе я лично мечтал многие годы. Ведь прекрасно понятно, что именно криминальная Россия, вырвавшаяся благодаря буржуазно-демократической революции 1991-1993 гг. из-за черты отчуждения, установленной советскими порядками, привела к явлению бандократии, тесно переплетенному с плутократией и непрерывно генерирующему вместе с нею коррупционные схемы. Оргпреступность стала неотъемлемой частью нашей жизни, подмяв под себя и часть правоохранительной системы. Это спрут, паук, ежедневно высасывающий живые силы из нашего народа. Но для либерально-демократической общественности, как в свое время для пролетарско-чекистской власти, этот контингент, глубоко и органически антигосударственный, оказался «социально близким». И как результат этого — при министре внутренних дел Нургалиеве все отделы МВД по борьбе с оргпреступностью оказались перепрофилированы в отделы по борьбе с экстремизмом (на деле их основной специализацией стала борьба с русским национализмом, а главным оружием — пресловутая «русская» 282 статья УК РФ). В ответ на что паук оргпреступности только ухмыльнулся, развивая и совершенствуя свою деятельность по высасыванию соков из населения.

Необходимо отметить, что автором законопроекта выступил лично Путин, взявший на себя всю ответственность, смело бросивший вызов всему преступному сообществу, пожелав стереть его грязной тряпкой с лица русской земли. Он внес законопроект в Госдуму в середине февраля 2019 года, а в апреле закон уже вступил в силу.

Аналогичный закон был принят лет 15 тому назад в Грузии благодаря Саакашвили, после чего грузинская воровская элита разбежалась по разным странам, в основном в Россию. Кстати, на начало 2019 года в нашей стране из 442 действующих «воров в законе» 270 были этнические грузины по национальности (теперь им сразу по освобождении из мест лишения свободы вручается документ о лишении российского гражданства и депортации). По данным СМИ, принятие соответствующего российского закона вызвало такую же реакцию: криминальные авторитеты стали разъезжаться из страны, а кое-кто замешкавшийся уже сидит. Дело в том, что по воровским «понятиям» вор не имеет права отрекаться от своего звания, что облегчает работу правоохранителей.

Повторюсь: на мой взгляд данный закон имеет исключительно важное значение. Теперь воздух российский должен стать чище, дышать станет легче. Остается только приравнять рэкет и рейдерство к особо тяжким преступлениям, чтобы мелкий и средний бизнес стал подниматься быстрее и эффективнее. И страна сразу заживет лучше, богаче и интереснее.

Запомним 2019 год хотя бы только ради этого события.

* * *
Благоустройство Москвы. Как коренной потомственный москвич я не могу не сказать несколько слов о том, что радует мой глаз и мое сердце. Правда, это не относится именно к 2019 году: уже лет пять-семь Москва хорошеет год от года. Какие великолепные работы ландшафтных дизайнеров возникают в самых неожиданных местах, где еще недавно были грязные, пустые обочины! (Я удивляюсь: откуда вдруг появилось столько превосходных, умелых садовников?) Сколько детских, спортивных площадок появилось на былых пустырях. Какие замечательные пешеходные дорожки появились там, где раньше были узкие, нечистые, заросшие тропы с вечными лужами. Сколько скамеек — ну, просто как в пригородах Парижа, чтобы пожилые или усталые люди могли присесть, отдохнуть во время прогулок.

Иногда приходится слышать голоса дешевых популистов (в том числе среди новеньких депутатов Мосгордумы) о том, что бюджетные деньги можно было бы использовать практичнее, с большей пользой для неимущих слоев и т.д. Неправда! Красота, порядок, благоустроенность города имеют огромное значение — психотерапевтическое и воспитательное, их пользу не измерить примитивной бухгалтерией.

Но главное — я впервые после крушения советской власти почувствовал какую-то заботу о человеке вообще, да и о себе лично (мне предписаны ежедневные прогулки и я просто благословляю всех, кто причастен к благоустройству прибрежной зоны Москвы-реки, куда я хожу гулять по ровным, красивым, выложенным аккуратной плиткой и хорошо освещенным дорожкам, мимо прекрасных цветников и альпийских горок, проходя рядом со специальными площадками, где молодежь возится с тренажерами или дети — с игровыми комплексами). Мне отрадно видеть каток и футбольные поля, столы для настольного тенниса там, где раньше, сколько я помню, были только дикие, заросшие сорняками пространства... И мне совершенно безразлично, кто и сколько наживает на этом благоустройстве (я вообще не люблю считать деньги в чужих карманах). Я просто любуюсь преобразованиями и наслаждаюсь красотой и порядком.

Сказанное, к счастью, относится не только к Москве, хотя Москва задает образец, показывает пример. Побывав летом в Екатеринбурге, я поразился аналогичной приятной картиной и даже написал об этом небольшой отчет в ЖЖ. Судя по доходящим до меня рассказам очевидцев о разных, преимущественно крупных, российских городах (например, Калининграде, Нижнем Новгороде, Ростове-на-Дону и др.), подобный расцвет, связанный с заботой о нормальной, красивой, благоустроенной жизни, становится характерен для России в целом. Этот настраивает оптимистически. Как говорил великий полководец Суворов: «Радуйся малому, тогда и большое придет!».

* * *
Досадный прокол. А вот капелька дегтя. В политике, вообще-то, мелочей не бывает, иная «мелочь» цепляет общественное сознание так, что может сработать спустя годы. Под конец года мы вдруг столкнулись с таким образцом.

Как сообщило РИА Новости, 24 декабря, выступая на расширенной коллегии Минобороны, Путин озадачил всех заявлением, что Гитлерде в 1938 году рассказал польскому послу Юзефу Липскому о своей идее выслать евреев в Африку. По мнению Путина, «на вымирание, на уничтожение». А польский посолде в своем докладе об этом министру иностранных дел Юзефу Беку написал: «Когда я это услышал, <...> я ему ответил: если он это сделает, мы поставим ему великолепный памятник в Варшаве».

Процитировав эти слова, Путин не сдержался: «Сволочь! Свинья антисемитская! По-другому сказать нельзя», — высказался он в адрес польского дипломата.

Кому адресовал эту гневную до неприличия эскападу Путин? Кому посылал сигнал? На чей слух рассчитывал? На международное еврейское сообщество? Или этот выпад предназначался полякам, зарвавшимся в своей неизбывной русофобии, сносящим памятники советским солдатам, отдавшим жизни за свободу Польши от немецкого тяжкого владычества? Уж так хотелось отыграться за это, отхлестав по случаю поляков по мордам хотя бы за антисемитизм перед лицом «прогрессивного, цивилизованного человечества»? Или, может быть, Путин решил таким образом потрафить российскому, русскому электорату, исходя из шаблонных советских представлений о «преступлениях нацизма против евреев»? А может, матерый разведчик на сей раз почему-то вышел из себя, не сдержал эмоций?

В любом случае, на мой взгляд, он совершил грубый прокол, показав себя на весь мир пошлым дилетантом в истории польско-еврейских, немецко-еврейских, да и русско-еврейских отношений. И этот прокол еще аукнется ему дальнейшим снижением рейтинга, снижением доверия.

Ведь вот взять хотя бы польско-еврейский вопрос. Поразительный факт, обратите внимание. До войны в Польше была самая большая в мире еврейская община — порядка трех миллионов евреев, а сегодня их осталось там менее десяти тысяч. Между тем, в наши дни Польша, поляки во всех международных рейтингах антисемитизма упорно занимают одно из первых мест. Такой тяжкий, неизгладимый след оставило шестисотлетнее еврейское присутствие в этой стране! Уж и евреев-то, вроде, почти не осталось, а антисемитизм — как память о проклятом прошлом — все еще держится, цветет пышным цветом. До войны поляки мечтали мирно решить наболевший еврейский вопрос путем переселения своих евреев на Мадагаскар, обращались с соответствующей просьбой к Франции, в чьем владении был тот остров.

Да и многие евреи в лице Всемирной сионистской организации (председатель Хаим Вейцман) сами мечтали съехать из Европы с начала ХХ века, искали на планете такое место, где могли бы разместиться. Причем одни настаивали на возвращении на землю предков в Палестину, но другие согласны были, например, на благодатную Кению (т.н. «Угандийский план», предложенный им еще в 1903 году британским правительством). Идея Гитлера о переселении евреев в Африку (не в Сахару же!), таким образом, возникла вовсе не на пустом месте, и не случайно сотрудничество сионистов с фашистами на почве эвакуации европейских евреев — признанный исторический факт. И т.д. Понятно, что для польского патриота, каким был посол Липский, откровение Гитлера могло показаться блестящим разрешением непростой проблемы.

То есть, Путину явно не хватает исторических знаний, чтобы правильно интерпретировать подсунутую ему консультантами информацию.

Нелепа и его попытка обратиться к россиянам, особенно к русским, в поисках сострадания к евреям, которых Гитлер хотел переселить в Африку якобы «на уничтожение» (на самом-то деле таким способом он как раз хотел избежать уничтожения евреев, это было альтернативное, относительно гуманное, решение «еврейского вопроса»). Нашему президенту надо совершенно не понимать ничего, чтобы надеяться подобными высказываниями навербовать себе единомышленников, сочувственников среди русских. Ведь теперь стало ясно одно из двух. Либо Путин ничего не знает о роли евреев в истории русского народа, о том самом «Русском Холокосте», тему которого однажды прямо заявил первый московский мэр Гавриил Попов. Либо знает, но ему на это наплевать. Мелочь? Нет, не мелочь.

Ну, а если Путин рассчитывал заработать себе таким путем очки у евреев — в мире, в Израиле или в России, то это очень наивно...

В общем, редко наш президент позволяет себе столь неосторожные высказывания, и они не идут ему на пользу, надо прямо сказать. Такой обычно сдержанный, взвешенный... И кто за язык тянул? На ровном месте поскользнулся. Не иначе — советнички подставили, «эксперты».

* * *

«В последний час в последний пляс пустился Макферсон»...

Сегодня мы на все сколько-нибудь значимые события нашей общественной жизни смотрим уже через перспективу 2024 года. Окончание срока путинского президентства, выборы преемника, а главное — проблема преемственности политического курса: вот что определяет наше отношение к тому или иному событию. Во всем мы теперь ищем факторы, способные изменить электоральную конъюнктуру, подключить тот или иной электоральный ресурс.

Успеет ли Путин за оставшийся срок пребывания у власти совершить нечто такое, что остудит обиды, разрешит недоразумения, остановит размежевание с народом? Возможно, он рассчитывает именно так: мол, в начале нового срока я проведу непопулярные меры, а потом — наоборот, займусь вплотную благосостоянием народа, и тогда к концу срока все непопулярное если не забудется, то отойдет в тень.

Расчет, вроде бы, рациональный, но на кого опереться Путину в его проведении в жизнь? Если правящий класс действительно прогнил настолько, насколько позволяет нам видеть российское телевидение (о том, чего оно не позволяет видеть, мы можем только догадываться, но и открытого хватает)? Похоже, что классические недостатки монархии, о которых писали когда-то Герцен и Салтыков-Щедрин, Гоголь и Лесков и мн. др., с пугающей полнотой возрождаются в автократии.

В идеале, я — сторонник партократии. Такими гигантскими странами, как Китай, Россия, более-менее эффективно может управлять только такая гибкая, всепроникающая структура, как партия. Сравнивая Китай, сохранивший этот механизм управления, и Россию, его разрушившую, приходишь к вполне однозначному выводу. Партократия, власть партии есть несомненное благо... Но только — какой именно партии?! Попытка придать всевластие «Единой России» (а такую попытку выразил в истекшем году Володин, попытавшийся сделать заявку на усиление роли Госдумы, где эта партия рулит) не может вызвать поддержку общества, которое этой партии не доверяет, считает ее антинародной — и вполне заслуженно. Возвращение к власти коммунистов тоже не вызывает у меня энтузиазма: я антикоммунист по убеждениям, считаю, что большевики убили историческую Россию, которую я люблю всем сердцем, а их кумир Ленин был русофобом, каких свет не видывал, почище Гитлера. Я не доверяю им, не хочу их реванша. Ну, впрочем, этот разговор выходит за рамки обозначенной темы.

В реальной ситуации я вижу, что, как некогда царская Россия, наша страна движется вперед, выходит вновь на авансцену истории, набирая силу, невзирая на все пороки правящего класса и прочие неурядицы. Не так быстро, не так эффективно, как хочется, но движется. Гарантом этого движения (вопреки всем неблагоприятным внешним и внутренним обстоятельствам), как ни крути, сегодня является Путин. Ему осталось три с небольшим года легитимного пребывания на вершине власти. Как раз столько, сколько надо, чтобы разрешить основные вышеназванные проблемы.

Сумеет? Справится?

Да, если найдет подходящую социальную опору. Нет, если не найдет.

Мы будем наблюдать. Но этого мало. Надо суметь помочь, если такая возможность представится. Надо быть готовым к этому.

Александр СЕВАСТЬЯНОВ,
г. Москва

Почему в российском Крыму забыли о правах русских людей?..

v3J4AwEYiA

События 2014 года, которые называют «Крымской весной», иногда «Русской весной», следствием которых стало исторической возвращение Крыма в Россию, вселили многим русским людям, которых на полуострове проживает более полутора миллиона человек, надежду, что в крымском обществе обратят внимание на права русского человека, в первую очередь национально-культурные, духовно-исторические и социально-экономические.

Однако минувшие пять лет новейшей российской истории Крыма показали, что вопросы, которые актуально и активно звучали при украинской аннексии, были не только не востребованы новой (старой) крымской властью, но и практически забыты как оставшимися официальными русскими организациями, так и представителями маргинальных русских национальных групп.

В годы украинской аннексии основным пропагандистом защиты национальных прав русских людей выступал «Конгресс русских общин Крыма» — общественная организация и созданное по ее инициативе движение «Русский Фронт Сергея Шувайникова».

Мы проводили многочисленные митинги, пикеты, «Русские Марши», принимали резолюции, заявления, обращения, постоянно выступали в средствах массовой информации, где кроме основных требований — восстановление исторической справедливость и признание в соответствии с международными нормами и народным волеизъявлением российского статуса города Севастополя и Республики Крыма (временно аннексированных украинским государством) и утверждение русского языка (родного национального и языка межнационального общения) вторым государственным, озвучивали также ряд требований национального порядка:

— признание русского народа самостоятельной нацией (этнической группой) с официальным государственным правовым статусом;

— предоставление права добровольной записи гражданином своей национальности в свидетельство о рождении и документы, удостоверяющие личность;

— усиление русской правозащитной работы и активное воспитание русского национального самосознания вместе с чувством гордости за принадлежность к русскому народу и русской нации;

— прекращение в законодательном порядке всех проявлений русофобии (неприязни к русским и России), вплоть до уголовной ответственности;

— организация и учреждение представительного органа русского самоуправления — национального съезда — Русского учредительного собрания Крыма и его исполнительного органа — Русской Думы Крыма.

Если два основных требования после 2014 года были удовлетворены — Крым вернулся в Россию и русский язык стал официальным государственным языком, то вот остальные требования русских организаций Крыма были забыты. Почему? Скорее всего потому, что они не вписывались в общероссийскую политическую концепцию развития межнациональных отношений, а если учесть, что в Москве существует мощное политическое лобби создания новой «российской нации» (этакого подобия «советского народа»), то русские национальные требования крымских русских могли, по мнению московских теоретиков, отрицательно повлиять на межнациональную стабильность в российском Крыму.

Вернувшись в Россию, крымские русские прекрасно понимали, что Россия большое многонациональное государство, где крайне необходимо стабильное межнациональное согласие и уважительное отношение всех народов, наций и этнических групп друг к другу. Но при всем этом у нас не мог не возникнуть вопрос, который постоянно волновал еще в годы украинской аннексии: почему русский народ России, который составляет 82 % населения, не имеет правового статуса государствообразующего народа?

Для всех противников русской национальной идеи и людей знающих вопрос поверхностно, необходимо напомнить, что русские национально-патриотические организации Крыма, которыми мне довелось руководить, русским народом называли не только «русских по крови» (в первую очередь это разделённые ныне три части прежде единого — великороссов, малороссов-украинцев и белорусов), но и «русских по духу и менталитету» — представителей иных народов и этнических групп, которые говорят и мыслят по-русски, осознают и считают себя русскими.

Русский народ и русская нация исторически формировались вместе с созданием Российской государственности. Российское государство во все периоды своего существования, расширения и присоединения новых территорий не уничтожило и не поработило, не крестило и не ассимилировало ни один из народов, которые сохранились, выжили и получили возможность сформировать свои национальные элиты и государственно-территориальные образования. Такая правовая ситуация и государственная практика существует и в нынешней России.

Однако, русский народ и русская нация, создавшие Россию как свою национальную (народную) государственность, не только не признаны «государствообразующими», но и лишены всякого правового статуса в российском законодательстве. Русские люди не могут считаться даже «титульной нацией» России, хотя слово «Россия» дословно как раз и означает «Русская земля». Даже права на свою «национально-культурную автономию» русский народ, в отличие от всех прочих этносов и диаспор, не имеет — на нелепом основании, что «меньшинством» в России он не является. Это хорошо отслеживается в Республике Крым, где создано и зарегистрировано большое количество «национально-культурных автономий» различных народов и этносов, но в таком праве отказано русским людям. Это еще раз возвращает нас к требованию, озвученному еще в годы украинской аннексии — проблеме создания русского представительного национального органа на территории Крыма.

Поэтому можно уверенно говорить, что, обладая равными с другими россиянами гражданскими правами по отдельности, русское большинство как народ и нация являются дискриминированными по этническому принципу сравнительно с рядом других народов России.

rusmarch 10

Демонстративный отказ федеральной власти обсуждать «проблему статуса русского народа» в перспективе могут реально попытаться использовать внешние и внутренние враги России для того, чтобы развалить государство руками самих русских. Допустить этого русские национально-патриотические организации Крыма и России не имеют права.

Президент России Владимир Владимирович Путин в программной статье к выборам 2012 года «Россия: национальный вопрос» предложил адекватные подходы к национальной политике, заявив, что Россия — есть «государство-цивилизация», системообразующими началами которой являются русский народ и русская культура; и по этой причине русский народ является государствообразующим «по факту существования России». Вполне ожидаемым м логичным шагом после выборов должно было бы стать правовое юридическое закрепление этого государствообразующего статуса. Однако прошедшие семь лет ни одна ветвь власти ничего не сделала в этом направлении, даже напротив, любые попытки обсуждения «русской темы» жёстко блокировались властью и официальными общественными институтами Российской Федерации.

В итоге вместо разумной государственной национальной политики мы имеем «Стратегию по национальной политике», в которой реальный факт наличия в России «русского вопроса» игнорируется, что сводит её практическую ценность к нулю. Ежегодное «освоение» заинтересованными структурами немалых бюджетных средств на абсурдные мероприятия «по воспитанию толерантности» еще больше загоняют русский национальный вопрос в политический тупик.

Губительным ударом для России и русского народа может стать разработанный бывшими ельцинскими министрами по национальным вопросам закон «Об основах государственной национальной политики», в котором «российской нацией» хотят объявить не «союз народов России, исторически сложившийся вокруг государствообразующего русского народа», как это было всегда, а так называемую «политическую нацию», состоящую из граждан без национальности с одинаковыми паспортами — подобие «нации иммигрантов» США. Как это будет воспринято русским большинством и рядом других российских народов, какой подъём радикализма и сепаратизма это может вызвать — легко предположить.

Среди русских людей, да и среди «малых народов» России растёт понимание того, что без русского фундамента общероссийский дом может рухнуть, накрыв обломками нас всех. Роль русского фундамента для русского населения Крыма особенно характерно проявилась в годы украинской аннексии, когда в начале 90-х годов прошлого года была воссоздана крымская автономия, и в 2014-м году, когда именно благодаря крымским русским людям мирно и легитимно прошли все события по возвращению Крыма в Россию. Даже в самой критической ситуации в Крыму, крымские русские всегда остаются надежным российским фундаментом, не отрывая себя от России и всего русского народа.

Русские Крыма и России не требуют себе ни каких-либо преференций по этническому принципу, ни территориального обособления в «русскую республику», не посягают на имеющиеся у ряда российских народов национально-территориальные образования. Они хотят для себя равных со всеми прав, а именно — признать юридически свою государствообразующую роль на всей территории России, созданной их предками, в которой они к тому же составляют большинство во всех федеральных округах.

Это отвечает интересам всех российских народов, ибо только Российская государственность, исторически сложившаяся как союз народов вокруг государствообразующей русской основы, способна сохранить в истории каждый народ России, защитить наши традиционные ценности, культуру и цивилизацию. Существование же и развитие этой государственности возможно не иначе, как при возрождении её государствообразующего народа, который всегда строил наше государство для всех народов России, отличался веротерпимостью и отсутствием агрессивного шовинизма. Поэтому жизненный интерес каждого народа России и всех её элит — общероссийских и региональных — в русском национальном возрождении.

Возвращаясь к теме защиты прав русских в Крыму, считаю необходимым подчеркнуть, что аспекты «русского вопроса» в крымском парламенте и правительстве практически не поднимались и не обсуждались. Не снимаю вины и с себя, как руководителя одной из старейших русских организаций и ветерана русского национального движения. В 2014 году я пытался публично привлечь внимание к проведению мероприятий по русской культуре, но дальше заверений министра культуры, что вопросу будет уделяться внимание, дело не сдвинулось. Поэтому и не видно ежегодных Крымских фестивалей русской культуры, прозябают в поселках и селах самодеятельные ансамбли русской песни и танца, не слышны голоса талантливых исполнителей, поскольку практически им государственная власть не помогает. Некогда фестиваль «Великое русское слово» превратился в политический форум высокого уровня, на котором неслышно русских писателей и поэтов, не слышно русских исполнителей, а только известные приезжие хоры и ансамбли напоминают нам о существовании русской культуры.

Но самое страшное я вижу в другом — в Крыму на всех уровнях прекратилась работа по воспитанию русского национального самосознания и национальной самоидентификации среди молодежи и основных групп населения. Можно восстановить памятник Екатерине II, поставить памятники Александру III, Николаю II, цесаревичу Алексею, но как привить молодому русскому человеку национальное самосознание? Почему в русских семьях дети не могут ответить на вопрос: кто ты по национальности? Они просто теряются и молчат. В лучшем случае скажут, что «я — россиянин» или «я — крымчанин». Наши русские дети и молодежь растут манкуртами — людьми, не имеющими и не знающими своих этнических корней и не способными гордо назвать свою национальность. И это прискорбно. Зато у представителей других этнических групп и народов каждый молодой человек твердо скажет: «я — армянин», «я — грек», «я-еврей», «я — татарин», и он с детства гордится принадлежностью к своему народу. Отсутствие русской национально-культурной работы в детских садах, в школах, в вузах, в средствах массовой информации, в самом обществе — это большая недоработка как всей крымской власти, так и русской общественности. Если при украинской аннексии этим занимались организации русских и российских соотечественников, то сегодня этим вопросом в российском Крыму заниматься некому. При этом прошу не путать вопрос русского национального воспитания с проведением российской военно-патриотической работы, которая более-менее в республике ведется. Думаю, что те русские жители Крыма, кто читает эту мою статью, не хотели бы, чтобы их дети и внуки стали манкуртами, которые повзрослев забудут свое национальное имя и родовые этнические корни. Тут же будет уместно вспомнить высказывание российского Президента Владимира Владимировича Путина: «От того, как мы воспитаем молодежь, зависит, сможет ли Россия сберечь и приумножить саму себя. Сможет ли она быть современной, перспективной, эффективно развивающейся, но в то же время сможет ли не растерять себя как нацию, не утратить свою самобытность в очень непростой современной обстановке».

Мне очень хочется верить, что в ближайшие пять лет отношение к правам крымских русских в Республике Крым и Севастополе изменится в иную сторону. Но для этого необходима системная работа всех русских национально-патриотических организаций, поддерживающих их русских активистов и всей русской общественности Крыма. Надеюсь, что ситуация по правовому статусу русского народа изменится и в самой России, в центре и регионах появятся здоровые русские общественно-политические силы, которые смогут позитивно влиять на общество и на власть.

В завершении хотел бы привести слова Главы Республики Крым Сергея Аксенова, прозвучавшие в ходе V Международного гуманитарного Ливадийского форума: «Как сказал Президент Российской Федерации Владимир Владимирович Путин, русский народ — самый большой разъединенный народ в мире... Тем не менее, отношение к русским напрямую зависит от нашей позиции. Если мы будем сторонними наблюдателями, то ни о какой перспективе развития не стоит даже заикаться. Искренне верю, что русская идея и русский дух всегда победят. Самый говорящий пример этих слов — возвращение Крыма на историческую Родину благодаря поддержке Президента Российской Федерации и активной позиции крымчан. Именно так необходимо защищать интересы своего духовного и культурного пространства».

Хотелось, чтобы эти слова бывшего лидера партии «Русское Единство» получили и практические шаги по реализации прав крымских русских, как народа и как нации. Только тогда русские люди будут чувствовать себя комфортно и стабильно в многонациональном крымском доме, ощущать себя единым народом, понимать, что их права гарантированы и защищены властью и законом.

putin

Сергей ШУВАЙНИКОВ,
председатель РОО «Конгресс русских общин Крыма».
(Использованы материалы Интернета)

Точка зрения русского националиста

sevast

ПОДВОДЯ ИТОГИ 2018 ГОДА

Обычно я начинал аналогичные обзорные ежегодные статьи с анализа международной политики, поскольку со времен Горбачева именно она определяла нашу внутреннюю политику и была фактором первостепенной важности. Но похоже, что эти времена подходят к концу, и теперь именно внутренняя политика, ее цели наконец-то начинают определять положение и поведение России в мире. Поэтому сегодня я начну обзор с внутрироссийских событий истекшего года.

Цель — нормализация жизни. Как я понимаю, цель текущей политики Кремля — это нормализация всей внутренней жизни страны, ее успокоение и введение в режим стабильного существования после радикальной буржуазно-демократической революции 1991–1993 гг. и ее последствий. Процесс крайне сложный, многовекторный, на который влияют и старые и новые противоречия — социальные, экономические, национальные, цивилизационные... Процесс длительный и в чем-то болезненный, но крайне желанный, необходимый.

Главное в этом смысле было в 2018 году связано с различными выборами, начиная с президентских. Последние прошли с ожидаемым результатом (или даже с превышением оного), но — относительно честно, без грубых и массовых нарушений, как бывало. Это ново. Дальновидно поставленная во главе ЦИКа Элла Памфилова — «совесть либерал-демократов» — вполне оправдала свое назначение. У меня сложилось впечатление, что более всех в честности выборов был заинтересован сам Путин, уверенный в своей убедительной победе. Более того: он заинтересован и в том, чтобы честные выборы вообще утвердились как практика в России. Об этом свидетельствуют как муниципальные выборы в Москве (я лично недоволен тем, что либералы консолидировались и захватили ряд муниципалитетов, потеснив единороссов, но приходится — куда деваться — считаться и с этими издержками честных выборов), так, в еще большей степени, губернаторские выборы в ряде регионов, где единороссы провалились, а победили т. н. оппозиционеры.

Почему мне это кажется важным? Я в целом поддерживаю Путина, хотя и резко расхожусь с ним в ряде вопросов, в национальном — в первую очередь. Но я совершенно не поддерживаю Единую Россию, считая ее антинародной и антинациональной партией у власти. Однако партия «у власти» — это еще не «партия власти», какой на моей памяти была КПСС. По моим представлениям, ЕР во многом стоит между Путиным и народом. Внешне покорная президенту, она, однако, неуклонно гнет антинародную линию, тем самым компрометируя президента; Путин не может этого не понимать. Отлично помнит он и о том, что добрая треть людей в этой партии получила мандаты от Березовского, а еще треть — от Лужкова. А это — те самые «скорохваты», которых клеймил еще Солженицын, и не друзья президенту.

Что может сделать президент, что бы сохранив управляемость Госдумы, укоротить, однако, партию «у власти», не допустить ее превращения в «партию власти», в «касту проклятую», как любил выражаться Сталин? Да ровно то, что он и делает.

Во-первых, Путин дал, с помощью ЦИКа, зеленый свет альтернативным кандидатам на выборах, из-за чего в реальной политике появились, в кои-то веки, как системные (коммунисты, справороссы, жириновцы), так и реальные (либералы) оппозиционеры. А это — ясный сигнал единороссам: разворачивайтесь лицом к народу, сукины дети, пока повсеместно из ваших рук не повыдергают рычаги власти.

Во-вторых — и это гораздо более важный момент — Путин создал реальный противовес Единой России — Объединенный народный фронт как организацию, способную контролировать ЕР снизу, корректировать ее политику на местах. Пока ОНФ возглавлял высокочтимый, но престарелый Станислав Говорухин, «Фронт» был довольно беззубым, декларативным. Но в 2018 году он уже не раз показал зубы и покусал местные власти, добиваясь от них того же: повернуться лицом к народу.

В чем важность этой новации, этой инициативы? Те, кто помнят поздний СССР, помнят и такой феномен, как «народный контроль». Директора советских предприятий, городских и сельских, боялись его, как огня. Представители народного контроля избирались коллективами колхозов, заводов и фабрик, они были независимы, имели доступ не только к производствам, но и к документам бухгалтерии и дирекции и могли вытащить «за ушко и на солнышко» любого представителя местной администрации. Не случайно Борис Ельцин, чтобы заручиться поддержкой «красных директоров», одним из самых первых своих указов ликвидировал сам феномен «народного контроля» и все его органы. После чего сразу вся жадная свора советских управленцев-временщиков, этих «калифов на час», ничем и никем не сдерживаемая, стала рвать общенародную собственность на куски.

Создание Объединенного народного фронта под эгидой Путина — это есть восстановление «народного контроля» в новой форме и с новыми полномочиями. По большому счету это — ствол у виска Единой России. Встанет ли в перспективе вопрос о превращении ОНФ в новую партию (разумеется, в «партию власти») на смену ЕР? Вряд ли, ибо тогда придется создавать новый ОНФ, уже для контроля над новой властью. Но перспективу развития у ОНФ я, однако, вижу, и немалую, 2018 год это ясно показал. Это важный шаг для укрепления единства президента и народа, их взаимозависимости, важный шаг в недопущении укрепления ЕР в качестве «партии власти», ни от чего и ни от кого не зависящей.

Путин пошел на вынужденный риск, потому что потом будет поздно. Но коррективы нужны уже сейчас. Победа с великолепным результатом на выборах позволила Путину на скорую руку провести непопулярные, но остро необходимые решения, которые на первом году его нового правления сравнительно мало угрожают его положению. Не все эти решения я считаю обдуманными и верными, некоторые принесут в перспективе не пользу, а вред. Но есть те, которыя я поддерживаю.

Я абсолютно оправдываю пенсионную реформу, к которой нас вынуждают объективные обстоятельства. И даже не столько, может быть экономические, сколько моральные и демографические. Ни в одной развитой стране мира не было столь раннего выхода на пенсию, как у нас (в соседней Польше, например, мужчины выходят в 65, то же в Австрии, Бельгии, Великобритании, Швейцарии, Японии, в Германии в 65,5, в Израиле в 67, вообще в США и Европе поговаривают о 70-летнем цензе для всех, в Швеции даже о 75-летнем). Честно говоря, я не понимаю, как можно было в СССР, вводя второй выходной, сокращая рабочий день, вводя все новые праздники, снижая возраст выхода на пенсию для многих категорий трудящихся и т. д., надеяться на рост производительности труда и ВВП, а с ними — благосостояния общества. Чтобы хорошо жить, вообще-то, надо много работать и мало отдыхать. А не наоборот.

Кроме того, все профессиональные демографы сходятся на том, что повсеместно введение пенсионной системы сильно подорвало мотивацию к детородности и привело к снижению рождаемости и к депопуляции. В данном отношении чрезвычайно важен принятый в ноябре закон, который остался почти незамеченным прессой, о выплате взрослыми детьми алиментов престарелым родителям. Это как раз то, что надо. На фоне уже принятого закона о пенсиях этот закон позволит не только устранить угрозу обнищания стариков, но и повысит мотивацию к деторождению. Понимая демографическую угрозу как важнейшую для русского народа, я приветствую такую двухходовку.

А вот некоторые думские инициативы, направленные на обдирание и без того нищего народа, на «выжимание из блохи масла», я решительно не поддерживаю. Это и повышение акцизов на топливо, и рост НДС, введение новых налогов и обещание других (в том числе на садовые участки). Особенно меня возмутил 4-процентный налог, вводимый на т. н. «самозанятых». Мало того, что в большинстве случаев его невозможно учитывать и взимать, закон останется неисполнимым, мертворожденным. Но дело не в этом, дело в принципе. Многажды за последние 30 лет ограбленный, доведенный именно государством до нищеты народ, каким-то одному ему известным способом умудряется выживать, существовать и даже детей рожать никого не спрашивая и ни о чем не прося государство, надеясь не на него, а только на себя. Вот что такое «самозанятость» — это способ выживания народа в неблагоприятных условиях, во многом созданных государством. Этот способ был освоен народом еще в советские времена, это народное ноу-хау. Государство молиться должно на этих людей, балансирующих на грани нищеты, но не бунтующих, а проявляющих чудеса изворотливости, чтобы выжить и не пропасть, да еще детей рожать. И уж конечно, не должно даже заикаться о том, чтобы самозанятые делились с государством своими жалкими трудовыми копейками. Мы не требуем с государства отнятых им у нас денег и имущества — и пусть оно будет этим довольно. Но и оно не должно ничего требовать с самозанятых, обворованных и брошенных им на произвол судьбы. Хочется крикнуть председателю бюджетного комитета ГД адвокату Макарову и иже с ним: «Отстаньте от народа, кровососы! Ищите другие источники своего существования! Себя же по ногам косите!». Ведь Макаров, изощренный демагог, ухитряется представлять эту подлую инициативу чуть ли не как заботу о народе. Разве таким, как он, место в Думе?

Другое дело — если бы Госдума озаботилась введением прогрессивного налога или перекрытием каналов увода денег в офшоры (ежегодно страна теряет на этом уводе два бюджета), то есть «выжимала бы масло» не из наименее, а из наиболее богатой части общества. Это было бы разумно и оправдано, подняло бы авторитет и президента, и самой Думы. Я считаю правильным также выплату гражданам природной ренты от продажи полезных ископаемых, как в некоторых арабских странах или в Норвегии. Но от Думы, где большинство мест захвачено Единой Россией, этого ждать не приходится: она по определению антинародна.

Законы против народа усугубляют разрыв между государством и обществом, рикошетом задевая и президента Путина. Они также провоцируют инфляцию. Денег мало и их становится все меньше, а жить людям становится все труднее, копится раздражение, растут антиправительственные и антироссийские настроения. Левада-центр фиксирует рост оппозиционности, снижение рейтинга Путина до показателей 2013 года и...заметное увеличение числа россиян, скучающих по СССР (за год с 58 до 66%). Этот показатель характерен для русских, чьей единственной действенной формой самоорганизации в истории было именно государство, причем именно патерналистское, защищающее и подкармливающее своих граждан: иное русским не нужно, не органично. А поскольку по СССР скучают в основном люди старше 55 лет, а также молодежь в возрасте от 18 до 24 лет, это значит, что их мечты и представления о «правильном» государстве возрастают на контрасте с тем, что они видят в реальности. И старшее поколение передает эту эстафету молодым. А погоня народных масс за утопией всегда чревата страшными последствиями.

В этих условиях Путину, если он не хочет радикально разминуться с народом, чем дальше, тем больше придется думать над тем, как нивелировать последствия непопулярных решений. И над тем, как в корне менять политику Единой России. Ведь метроном включен, и он отсчитывает мгновения, оставшиеся до конца президентского срока. Пока этих мгновений, кажется, еще очень много впереди, но бег времени неумолим, а на пути подстерегают неожиданности и испытания.

Успехи Путина за 18 лет его правления придают ему, конечно, уверенности как в целеполагании, так и в путях достижения целей. Он знает и понимает, что за четверть века, отведенные ему законом для верховного правления Россией с 2000 года, он успеет вывести страну к горизонтам процветания. Многое дает ему право на это надеяться. Тем важнее не терять осторожности и не забывать, где проходит грань возможного, не перегибать палку, испытывая народное терпение и лояльность...

Зримые плоды подъема. Конечно, у Путина есть неоспоримые заслуги, обеспечивающие ему кредит народного доверия.

Я отлично помню отчаяние 1990-х, когда казалось, что с русским народом и Россией, с ее армией, экономикой, суверенитетом покончено навсегда. Когда жизнь миллионов людей оказалась лишена смысла, почва из-под наших ног была выбита, и мы не знали, чем будем кормить завтра своих детей. Каким чудом случилось, что мы восстали из этой пропасти, из этого пепла?! Обрели новую мощь, новые смыслы, заставили мир вновь считаться с нашей страной? Нельзя не видеть в этом роль лидера России.

Для меня лично символом российского неожиданного и подлинного подъема стал в 2018 году невероятный Крымский мост — чудо из разряда «небываемое бывает», новейшее свидетельство нашей научной, инженерно-технической и экономической состоятельности. Продолжением этого чуда стали трасса «Таврида» через весь полуостров, новый аэропорт в Симферополе и т. п. Удивительные, в высшей степени амбициозные стройки все множатся, поражая воображение. Один мост через Обь в Салехарде, где вечная мерзлота, чего стоит! А Западный Скоростной Диаметр в СПБ, предусматривающий высокий двухъярусный мост через Морской канал, красивый вантовый мост через Корабельный фарватер в Невской губе, вантовый мост через Петровский фарватер и тоннель под рекой Смоленкой! А новое поколение ледоколов, способных обеспечить круглогодично действующий Северный морской путь — вековую мечту русского народа! Все это и многое тому подобное значит, что нам (и конкретно Путину) удается из разоренной, разграбленной, многажды преданной и проданной страны вновь собрать государство, располагающее интеллектом и кадрами, амбициями и средствами...

Для кого как, а для меня очень многое значит и наш фантастический взлет в области вооружений. Приходится слышать, что это-де все наработки советского времени. Это, конечно, совершенная неправда. Какие-то идеи, бесспорно, были и тогда, но с тех пор произошли такие грандиозные перемены в технологиях, в материаловедении, в электронике и т. п., что нет никакой возможности ставить под сомнение заслуги нынешнего руководства страны и ВПК. Мы вновь вышли на второе место в мире по экспорту вооружений, некоторые наши технические чудеса и диковинки ряд стран приобретает, даже несмотря на страх американских санкций, как покупают Индия и Турция наши С-400 (вообще, оптимизация именно русско-индийских и русско-турецких отношений в ущерб американо-индийским и американо-турецким — важнейший мировой индикатор нашего успеха). Удачно подвернувшийся полигон — Сирия — позволил нам испытать и продемонстрировать миру свыше 600 новинок ВПК. Это огромное количество, если вспомнить о том, что собой представляла еще недавно наша нищая и дезорганизованная армия. А такие чудеса техники, как танк «Армата» или ракета «Авангард», заставляют весь мир застывать в восхищении и почтительном страхе...

Но уж что и вовсе поражает воображение — так это российские успехи в сельском хозяйстве. Напомню: СССР был вынужден импортировать зерно. Кто мог себе еще недавно представить, что экспорт зерна у нас уже второй год подряд в денежном выражении превзойдет дажет экспорт оружия (а это, между прочим, 15 млрд долларов). Санкции, девальвация рубля, рост международной цены на зерно — все эти объективные факторы помогли этому, спору нет, но ведь налицо и реанимация нашего сельского хозяйства как такового! Успехи зерноводства тянут за собой наверх и мясное, и молочное производство и мн. др. Резко растут овощеводство, птицеводство и т. д. Наши супермаркеты не уступают лучшим западным образцам, а между тем в стране развиваются и выходят на уровень премиум-класса производства уже и различных деликатесов — сыров, мраморной говядины и проч. Я пристально слежу за этим сектором и вижу несомненные большие успехи. Могу поручиться, в частности, что ассортимент и качество колбас, сосисок и т. п. в Москве выше, чем в Берлине, хотя немцев испокон веку звали у нас «колбасниками»! И все это изобилие раскупается и съедается гражданами под разговоры о всеобщем обнищании.

Под те же разговоры простые люди стали красиво, модно одеваться и обуваться; все, включая детей и стариков, обзавелись новинками оргтехники; города забиты иномарками... Нельзя не заметить изменений в быту: новые дороги, мосты, станции метро, детские и спортивные площадки, парки, жилые дома, театры, стадионы и другие общественные здания. Больше стало порядка, чистоты, города хорошеют.

Многие из названных и неназванных достижений отметились именно в 2018 году, но ведь они возникли не на пустом месте. Можно сказать, что этот год ярко обозначил тенденцию, не замечать или ставить под сомнение которую уже никак невозможно, и которая, вне сомнений, продолжится в будущем.

В пользу этой мысли говорит и ряд конкретных российских побед в мире.

Наши геополитические победы. На первом месте, конечно, зримая победа в Сирии. По сути, российские войска обеспечили там завершение многолетней жестокой и разрушительной войны. Оно просматривается уже в ближайшем будущем. Причем главной победой, на мой взгляд, можно бы считать не столько разгром воинствующих исламистов, антиасадовской оппозиции или курдов-сепаратистов, сколько добровольный уход из Сирии американских войск, на что я, честно говоря, не надеялся. Надо отдать должное уму и решительности президента Трампа, пошедшего на этот шаг даже вопреки Пентагону и его подавшему в знак протеста в отставку главе. Что бы публично Трамп ни заявлял о разгроме американцами ИГИЛа1, но всему миру ясно, кто на самом деле добился победы Асада и замирения почти уже всей страны. Военная победа России сопровождается дипломатическим триумфом в виде налаживания тесного сотрудничества с Турцией и Ираном и, как уже подчеркивалось, уходом из Сирии США.

Не только Трамп понял, что противостояние с Россией на Ближнем Востоке — бесперспективно. В ходе «арабской весны» могло показаться, что Россия без борьбы сдает все свои позиции на Ближнем Востоке, которые десятилетиями с трудом и большими затратами выстраивала. Но теперь все поворачивается вспять, и на Россию новыми глазами смотрят и ищут с нею сотрудничества не только Египет и влиятельные силы в Ливии, но даже Саудовская Аравия, чего не было никогда прежде. Похоже, что, проявив вначале мудрую сдержанность в регионе, а затем твердость и решительность конкретно в Сирии, Москва переиграла Вашингтон по большому счету. Это может иметь весьма значительные и далеко идущие последствия. Всем становится ясно, что с Россией лучше не конфликтовать.

Свидетелем военных успехов России на Ближнем Востоке стал весь мир, и это уже сказалось на характере отношений к нашей стране как в Америке, так и в Европе. Недаром, как по команде, резко прекратилась вся кампанейщина в связи с делом Скрипалей, а вскорости, как видно, прекратится и такая же кампанейщина насчет якобы вмешательства России в выборы в США. Конечно, стремление «сдерживать» Россию у наших западных «друзей» только усилилось, но никаких средств для этого, кроме экономических, у них не осталось даже гипотетически, это уже ясно. А это значит, мне думается, что теперь можно не опасаться, как год тому назад, что грядущая эскалация напряженности в русско-украинских отношениях может повлечь за собой военное вмешательство Запада в конфликт. Все сложилось по поговорке: подальше положишь — поближе возьмешь. В этом наш главный дивиденд от сирийской кампании.

Индикатором изменившегося положения стала, без сомнения, трагикомическая ситуация в Керченском проливе. Довольно долго Украина испытывала наше терпение; после ареста украинцами крымского рыболовецкого «Норда» казалось, что мы проглотили унижение, не смея на него ответить перед лицом необъективного и враждебного международного сообщества, атакующего нас по всем азимутам. Оказалось, мы просто ждали удобного момента, чтобы поставить все на свое место и осадить наглого задиру. Удобным моментом стал сирийский финал. Украина плохо поняла, что произошло, и потому опростоволосилась со своей провокацией в проливе. И что при этом Европа, что США? Ограничились словесными заявлениями, комичными в своей беспомощности. Чем показали Украине, в первую очередь, что ей не стоит преувеличивать степень готовности Запада поддержать ее реваншистские претензии. Таким образом, эпизод в Керченском проливе должен трактоваться как наша бесспорная победа — маленькая, но значимая. Региональное эхо большой победы в Сирии.

К сожалению, эти победы происходят на фоне длящейся войны в Донбассе, которую Россия не в состоянии пока ни прекратить, ни победоносно окончить, ни превратить в полновесную войну за раздел Украины. А между тем, по моему глубокому убеждению, сложившемуся еще в 1990-е, когда я был замдиректора по науке Института стран СНГ, проблема русско-украинских отношений в принципе не имеет никакого иного решения, кроме раздела Украины и перехода всей Новороссии от Харькова до Тирасполя под юрисдикцию России. Возможно ли осуществить это единственное необходимое решение без войны? Вряд ли. Как бы не относиться к данной перспективе, а приходится признать ее абсолютную неизбежность.

Ввиду этого поддержка Россией воюющего Донбасса логически выглядит прологом, но, увы, чрезмерно затянувшимся. Однако предсказать непросто, когда настанет — а он рано или поздно настанет — момент трансформации «местного конфликта» в полноценную войну двух государств. Ясно пока, что для этого нужно, чтобы Украина «прыгнула» на Россию, взяв на себя перед всем миром роль зачинщика войны (как это было с Грузией в 2008 году). И нужно также, чтобы Россия к тому времени успешно завершила свою военную работу в Сирии. Судя по тому, что мы наблюдали в 2018 году, дело движется именно к этому всему. А эпизод в Керченском проливе — просто эксперимент украинских «ястребов», неудачный, преждевременный, но явно, не последний.

Ситуация в Донбассе, временно не могущая быть нами решенной, нехороша тем, что производит на многих впечатление нашего то ли бессилия, то ли нежелания радикально защитить предавшихся в нашу волю родных русских людей. Отсюда постоянно слышимые упреки Путину в том, что он-де сдал Донбасс и т. д. Однако если бы это было так, вряд ли бы самопровозглашенные республики продержались так долго. По сведениям, которые мне приходилось слышать из заслуживающего доверия источника, многие офицеры из действующей российской армии проводят там свои отпуска, зарабатывая таким способом в разы больше, чем на службе. Но официальная Россия за это ответственности как бы не несет. Видимо, пока что это единственный способ дотянуть до часа икс, когда настанет время для решительных действий.

Конечно, Украина не спит и со своей стороны активно готовится к войне, усугубляя ее неизбежность. «До 2014 года у нас не было ни нации, ни государства, ни армии, ни языка, а теперь все это есть, спасибо Путину!», — говорят бандеровцы, и в этом есть своя правда. Пока есть. Посмотрим, устоит ли все названное в час испытания — в прямом столкновении с Россией, чья историческая сущность также вошла в фазу судьбоносной трансформации.

Надо правильно понимать политический макропроцесс, в логику которого укладываются многие важнейшие события последнего десятилетия: и долгожданное воссоединение с Крымом, и донбасская увертюра, и наметившееся возрождение проекта Союзного государства России и Белоруссии (многие наблюдатели ожидают, что в его рамках произойдет воссоединение двух республик по крымскому варианту), и даже церковный раскол на Украине. А суть этого макропроцесса проста: Россия переходит от имперского варианта развития, исторический срок которого подошел к концу, — к варианту Русского национального государства. Постулат подобного государства, его краеугольный камень выглядит элементарно просто: «один народ — одно государство». Иными словами, единый русский народ (украинцы-бандеровцы в эту категорию, ясное дело, не входят) должен жить в одном государстве. В этом и состоит сокровенный смысл воссоединения с Крымом ли, с Новороссией ли, с Белоруссией ли (напомню, что белорусы — суть генетически и исторически те же русские, да еще и в максимально биологически чистом варианте) и т. п. А церковный раскол на Украине не только со своей стороны подтверждает грань между русским и украинским народами, но и открывает перспективу восстановления церковного единства между всеми русскими православными христианами в нашей стране, безразлично, старообрядцами или никонианами, на основе возвращения к специфической, сугубо русской национальной вере, сложившейся за первые шестьсот лет после крещения Руси. Об этой перспективе (ее связывают с именем псковского митрополита Тихона Шевкунова) открыто заявил замруководителя Отдела внешних церковных сношений РПЦ МП, а это уже серьезно. Некогда русский народ расколом заплатил за присоединение Украины в XVII веке; рассоединение с нею, по логике, должно уврачевать эту страшную рану в рамках новой единой русской России, в рамках Русского национального государства.

Если я прав, и дело действительно движется к созданию РНГ, о чем мы, русские националисты, мечтаем уже не одно десятилетие, то в этом и будет состоять наша главная победа, контуры которой впервые так заметно обозначились в ушедшем 2018 году.

Всемирный контекст изменился в 2018 году. Переход России от имперской парадигмы к РНГ полностью укладывается в макрополитическую тенденцию, которую также обозначил истекший 2018 год, в чем и состоит его всемирно-историческое значение. Этот год войдет в учебники как рубежный, знаковый. Мы стали свидетелями того, как в свою очередь треснул последний по времени глобальный проект — Pax Americana, и сама Америка в лице своего президента в том расписалась. 25 сентября Трамп произнес историческую речь перед лицом Генеральной Ассамблеи ООН; значение этой речи в том, что США более не могут и не хотят претендовать на роль глобального лидера, она им больше не по плечу и не по карману.

В частности, Трамп пообещал, что условия предоставления Америкой экономической помощи иностранным государствам будут ужесточены, а главное — «Соединенные Штаты будут платить не более 25% миротворческого бюджета ООН. Это станет стимулом для участия и вовлеченности других стран, а также позволит им разделить эту тяжелую ношу». В переводе на язык метаполитики все сказанное означает, что Америка слагает с себя важнейшее бремя, которое несла до сих пор безропотно. Но ведь обязанности и права — суть категории нераздельные. Сократятся первые — будут автоматически сокращены и вторые. Можно не сомневаться: теперь связка вассалов с сюзереном непременно ослабнет; авторитет США упадет, а вассалы задумаются о смене хозяина. И вот уже французский президент Макрон выступил с инициативой создания общеевропейской армии, в которой не будут участвовать США (Трамп отреагировал нервно, зато Меркель поддержала Макрона). И это — только начало.

В течение столетий, вплоть до Второй мировой войны, Америка твердо придерживалась политики изоляционизма, лишь после 1945 года перейдя к политике гегемонизма и глобализации в духе Pax Americana. Похоже, что теперь ей суждено, под воздействием экономических и политических факторов, вернуться к прежней испытанной стратегии. Во всяком случае, Трамп внятно и однозначно призвал к всеобщей смене парадигмы с имперской на националистическую: «Мы считаем, что, когда народы уважают права своих соседей и защищают интересы своих народов, они могут лучше взаимодействовать, чтобы обеспечить себе блага безопасности, процветания и мира... Именно поэтому Америка всегда предпочтет независимость и сотрудничество глобальному правлению, и я уважаю право каждой страны в этом зале следовать своим обычаям, верованиям и традициям. Соединенные Штаты не будут указывать вам, как вам жить, работать или молиться и отправлять религиозные обряды. Мы лишь просим вас уважать наш суверенитет в ответ».

Итак, теперь каждый сам по себе, и американцы тоже сами по себе. Даешь всеобщий национализм и патриотизм — самодостаточность для всех стран. В устах любого из президентов США на памяти моего поколения подобные высказывания были бы, я думаю, невозможны. Перед нами явный поворот всего более чем полувекового внешнеполитического курса Америки. От глобализма — к национализму.

Трамп закрепляет указанную идею в финале своей исторической речи: «Давайте вместе выберем будущее, состоящее из патриотизма, процветания и гордости. Давайте предпочтем доминированию и поражению мир и свободу». Отказ от глобального доминирования, замыкание на внутренних проблемах во имя патриотизма и процветания — вот новый смысл американской политики, американской принципиальной позиции.

Все это значит, что в нашем земном мире наступает новая эра огромных принципиальных перемен. Маятник истории, так долго удерживавшийся в крайней точке глобализма, качнулся и неудержимо пошел к своей противоположности — столь же крайней точке национализма. Это процесс повсеместный, наступательный и неотменимый. Он сопровождается в действительности тотальной «революцией этничности».

Надо ли говорить, насколько установки современных США, озвученные американским президентом, соответствуют направлению развития стран Европы?! В рамки этого макропроцесса отлично вписывается и становление этнократической Украины, и переход России от имперской парадигмы к парадигме национального государства, и английский «брекзит», и возможный французский «фрэкзит», и робкий (пока) реванш немецких националистов из «Альтернативы для Германии», и яростный всплеск польского, венгерского, итальянского национализма и многое другое.

Так и тянет произнести сакраментальное: «Верной дорогой идете, товарищи!».

Во всяком случае, понятно, что разворот России от империи к национальному государству полностью соответствует историческому моменту не только в местном, но и в глобальном измерении. Этим откровением мы обязаны 2018 году.

Дипломатическая заноза. В наследство от 2018 года нам осталась неприятная заноза — странные дипломатические игры, которые ведет лично Путин вокруг Курильских островов. Они производят двойственное впечатление, порождают недоумение.

С одной стороны, нет ровным счетом никаких обстоятельств, которые заставляли бы Россию на каких бы то ни было условиях отдавать японцам острова, на которые те столь настойчиво, сколь и безосновательно претендуют. Тем более, что наши позиции на Дальнем Востоке вполне достаточно обусловлены и подкреплены отношениями с Китаем и с Северной Кореей. Зачем нам покупать гипотетическое расположение японцев такой ценой, да еще и заставляя этим напрягаться Китай? Зачем Путину наносить себе, своей репутации и рейтингу непоправимый ущерб сдачей Южных Курил ни за грош нашим историческим противникам, которые всегда верны себе? Недаром даже такой лояльный, системный «оппозиционер», как Зюганов, тут же встрепенулся и, комментируя встречу Путина с журналистами, погрозил президенту пальчиком...

Невразумительные игры вокруг Курил весьма рьяно ведутся с ельцинских времен, ни на шаг не продвигая нас к развязке. Видимо, эта неопределенность, поддерживающая японские розовые иллюзии, зачем-то нужна обеим сторонам. Зачем? Не знаю. И никто этого пока внятно не объяснил. Возможно, тут что-то личное между Путиным и Абэ.

Я только примечаю, что под благостные разговоры о дружбе с Японией на Южных Курилах регулярно укрепляются наши военные и экономические позиции. Простые японцы недоумевают, их общественные организации протестуют, официальные политики реагируют уклончиво, а всех их, да и нас заодно, похоже, просто водят за нос.

Процитирую японское агентство Kyodo, котороессылается на некий документ Минобороны России: «В 2020 году на Курильских островах должна быть создана единая система обороны. Необходимо сделать невозможным пересечение проливов [ведущих в Охотское море] кораблями противника и высадку десантных войск противника на острова» (перевод ТАСС). В соответствии с этой установкой на Курилах намечено увеличить количество береговых ракетных комплексов «Бал» и «Бастион», а также будет развита инфраструктура аэродромов для патрульных противолодочных самолетов и портов для крупных кораблей на острове Парамушир. Агентство Kyodo информирует, что планы российских военных продиктованы, во-первых, увеличением американского военного присутствия в регионе, а во-вторых, необходимостью беспрепятственного перемещения российского Тихоокеанского флота.

Как мы знаем, есть и другие мотивы политического, дипломатического и экономического свойства, по которым Россия вряд ли когда-либо станет делиться с Японией стратегически важными островами. Во всяком случае до тех пор, пока Япония находится под американским «военным зонтиком».

В силу всего сказанного я, хотя и испытываю неприятное чувство каждый раз, когда Путин с невозмутимым лицом начинает публично обсуждать с Абэ курильскую тему, внутри себя все же предполагаю, что этот нескончаемый маневр носит характер ритуала и не более того. Все-таки Путин — хитрец не из последних, мы в этом уже много раз убеждались. Разобьет ли 2019 год мои иллюзии или подтвердит прозрение — будет видно в грядущем.

Резюме. Суммирую сказанное. 2018 год был для России в целом, стратегически, хорошим годом, несмотря на многие трудности. Складывается ощущение, что пик напряженности в отношениях с Западом пройден, хотя попытки придушить нашу экономику будут продолжаться. Россия, как во времена Ливонской войны, напугала Европу своим усилением, возвышением и вызвала у нее вполне понятное желание нас «осадить», сдержать, остановить в развитии. Так было и после разгрома Наполеона, и после разгрома Гитлера. И теперь, после разгрома ИГИЛ и иной демонстрации силы. Но для реализации этой цели Запад избрал на сей раз сугубо экономические инструменты, поскольку другими оперировать уже не может, не смеет. Намерение его тщетное, это уже ясно. Чем больше мы освобождаемся от сотрудничества с европейскими «заклятыми друзьями», тем лучше для нас, для нашей хозяйственной жизни в том числе. Многие ученые, например, вице-президент РАЕН Александр Воловик, высоко оценивают перспективы российской экономики при условии ее опоры на собственные силы.

Между тем, 2018 год продемонстрировал нам растущие внутренние трудности большинства европейских стран, серьезный кризис властей Германии, Франции, Англии, кризис в отношениях Европы и США. Это все симптомы банкротства европейской политики последних десятилетий, точнее — постсоветской истории. Реакция Запада на крах СССР была, как выясняется, безрассудной, недальновидной, ложной, саморазрушительной. Но это еще и свидетельство глобальных перемен огромного значения: смены мирового цивилизационного лидера. И теперь Запад идет к закату, а новое светило поднимается на Востоке. В этих обстоятельствах Россию ждет эпоха мобилизации сил ради решения назревших трех великих задач: 1) максимальная расстыковка с Западом («падающего — толкни»), 2) максимальная связка с Китаем, 3) убедительная победа в грядущей неизбежной войне с Украиной, в итоге которой эта враждебная нам страна должна быть разделена, денацифицирована и демилитаризована.

В ходе решения этих задач Россия окончательно оформится как Русское национальное государство, сохранив (в силу своей полиэтничности) многие лучшие черты Российской империи.

2018 год — это Пролог к новой эпохе, несущей нам жизнь и благо. Мы, русские, должны быть сплочены, сознательны и во всех отношениях готовы к ней. Тогда с нами плечом к плечу встанут и другие россияне, которым дорога наша страна.

1- Запрещенная в России организация.

Александр СЕВАСТЬЯНОВ
© sevastianov.ru

Сергей Шувайников: «Русская партия первой провозгласила – вернуть Крым в Россию»

1

— Начну нашу беседу традиционным вопросом. О чем Ваша новая книга?

— Это сборник документальной публицистики, куда входят мои газетные публикации, иных авторов, мои выступления, партийные документы и статьи, охватывающие период от 1990 года по 1996 год. Они посвящены страницам новейшей истории Крыма — работе Верховного Совета Крыма после восстановления крымской государственности, созданию крымских политических партий, в том числе Русской партии Крыма, которая была учреждена по моей инициативе и первой публично провозгласила главную цель русского движения — мирное правовое возвращение Крыма в состав России. О том, как зарождалось и работало русское движение в Крыму, исследований и монографий нет. Я постарался восполнить этот пробел своей книгой.

— Что побудило Вас взяться за перо именно сейчас, накануне 5-летия воссоединения Севастополя и Крыма с Россией?

— Это давний замысел, собрать под одну обложку публикации, статьи, документы, которые в той или иной мере отражают нелегкий и противоречивый путь русских национально-патриотических организаций, которыми мне было доверено руководить на протяжении почти двадцати лет. Ведь сейчас появляется немало книг и политологических исследований о событиях «Крымской весны», и у российской общественности может сложится мнение, что вся борьба за российский Крым и права русских людей началась только с февраля 2014 года. Мало того, не исключаю появления новых исторических мифов, которые могут обнулить все русское движение Крыма с начала 90-х годов прошлого века по март 2014 года, и создать новых героев, которые чуть ли не с рождения были российскими патриотами и боролись за возвращение Крыма в Россию. Поэтому я и отдаю предпочтение документальной публицистике того времени, которая дает возможность читателю и исследователям самостоятельно сделать те или иные оценки исторических событий. Сейчас готовлю вторую книгу, которая будет посвящена борьбе русских организаций за права русских людей — жителей Крыма в период с 1996 по 2010 год. Если успею, то именно она появится к 5-летию «Крымской весны», которую я называю «Русской весной».

2

— Русская партия Крыма заявила о себе в 1993 году. Что это было за время?

— Это было тревожное и интересное время, когда шло формирование институтов крымской государственности, когда открыто работали институты демократии, существовала свобода слова, не было цензуры, велась открытая критика крымской и украинской власти, была возможность напрямую обращаться к обществу и людям. На Украине в тот период во всех структурах началось возрождение и внедрение националистической идеологии времен второй мировой войны, стали возрождаться и навязываться герои в образе Степана Бандеры и Романа Шухевича, ОУН-УПА, все сферы государственной и общественной жизни заполонила русофобия. Все русское и российское стало вытесняться и выдавливаться. Миллионы русских людей, ставших не по своей воле гражданами независимой Украины, готовили к мысли, что они должны адаптироваться к украинской идентичности и забыть свою русскую нацию, забыть Россию. В Крыму эта государственная политика Украины не приживалась и отторгалась. Более полутора миллионов русских людей не желали отказываться от своего русского имени и русского языка, от истории и духовности, от своего Отечества — России. Мы не забыли и 1954 год, когда российский Крым был незаконно передан союзной украинской республике с изменением административных границ. Лозунг о возвращении Крыма в Россию был самым актуальным, поэтому Русская партия Крыма первой взяла его на вооружение. И активно пропагандировала среди крымчан с первого дня своего учреждения.

— Есть мнение, что в середине 1990-х годов была реальная перспектива принятия Крыма в Россию. Речь о событиях, связанных с президентством Юрия Мешкова, провозгласившего курс на обретение полуостровом государственного суверенитета. Насколько верна эта точка зрения и почему, на Ваш взгляд, сценарий воссоединения либо провозглашения независимости Крыма тогда не был реализован?

— Такая перспектива была, но для этого было необходимо укрепить и сплотить крымское общество, насытить его законами и правовой базой, утвердить Конституцию Крыма 1992 года (конституцию практически независимого государства) общекрымским референдумом, создать Конституционный суд Республики Крым, а потом предложить Украине и России вариант кондоминиума — двойного управления Крымом. Президенту Крыма Юрию Мешкову, который пришел к власти перехватив у Русской партии Крыма российские лозунги, не хватило ни ума, ни таланта чтобы договориться с властями Украины и России и навязать им свои, крымские политические сценарии развития Республики Крым. Мало того, он не смог даже сохранить политическое единство собственной Республиканской партии Крыма (партии РДК), большинство депутатов которой ограничило его конституционные полномочия. Потом была неудачная попытка государственного переворота, когда Мешков распустил крымский парламент. Но ненадолго. Киев, куда он обратился за помощью, его не поддержал. Все это напоминало фарс, который закончился для русского Крыма трагично — украинские власти ликвидировали Конституцию Крыма 1992 года, институт президентства, возможность иметь свои законы и собственную внутреннюю и внешнюю политику. Поэтому «Крымская весна» 1994 года не состоялась, пришлось подождать двадцать лет.

3

— В предисловии к вышедшей книге Вы называете действия Украины по отношению к Крыму аннексией. Почему Вы их определяете именно так?

— Международное право понятие «аннексия» определяет, как незаконное присоединение части территории другого государства или народа, а также насильственное удержание народа в границах другого государства. Украинские политики прекрасно понимали, что события 1954 года и 1991 года были по отношению к Крыму и русскому народу Крыма незаконными. В 1954 году Крым незаконно, с нарушением советских законов и Конституции, отторгли от России и подарили Украине. В 1991 году, после преступного развала Советского Союза, по тем же советским законами Крымская Автономная Советская Социалистическая Республика имела право определить путем народного референдума свой государственный статус, вплоть до независимости и возвращения в Россию. Нам, русским крымчанам, такой возможности не предоставили. Киев при попустительстве российской власти в лице президента Бориса Ельцина насильственно оставил Крым в составе уже независимого украинского государства. Насильственные действия украинских властей в отношении прав русских людей на полуострове стали началом многолетней политической борьбы против украинской аннексии, за восстановление исторической справедливости — возвращение Крыма в Россию.

— Какие эпизоды борьбы за российский Крым в 1990-е и 2000-е годы, в которых Вы непосредственно принимали участие, особенно Вам запомнились и почему?

— Вся книга «Моя борьба за российский Крым» состоит из этих эпизодов. Если говорить о конкретных эпизодах, то это работа в Москве в комиссии Пудовкина (была такая в Верховном Совете Российской Федерации), которая занималась сбором государственных документов, подтверждающих российский статус Севастополя и незаконность передачи Крыма в 1954 году. По итогам работы комиссии российский парламент принял исторические решения, которые после 1993 года были аннулированы Ельциным. Это и мое первое выступление по крымскому телевидению с предвыборной программой кандидата в Президенты Крыма от Русской партии с лозунгами о возвращении Крыма в Россию. Это митинг на центральной площади Симферополя летом 1995 года, на котором Русская партия приняла «Акт провозглашения российского статуса Республики Крым», который взбесил весь украинский политический бомонд. Это приезд в Крым российских политиков, которые поддерживали лозунги Русской партии Крыма — Владимира Жириновского, Дмитрия Рогозина и Константина Затулина. В 2000-е годы, будучи депутатом крымского парламента, я неоднократно приходил на сессии Верховного Совета АРК с российским флагом и устанавливал его возле своего кресла. Проукраинских депутатов и политиков из меджлиса это очень бесило, они подходили ко мне и начинали доказывать, что «Крым — это Украина», предлагали вариант «чемодан-вокзал-Россия», на что я отвечал: там, где стоит российский флаг и живут русские люди — там и Россия. Это после 2014 года многие крымские чиновники в одночасье стали российскими патриотами, а тогда очень многие неодобрительно смотрели на меня и российский флаг.

— Русская партия Крыма была, вероятно, первой политической силой, которая выступила с однозначным осуждением преступлений советской системы и регулярно проводила акции памяти жертв красного террора на полуострове в начале 1920-х годов. Как Вы впервые узнали о Крымской трагедии и что помогло Вам прийти к выводу относительно преступности коммунизма и его чуждости русскому делу?

— В начале 90-х годов мне попалась книга Мельгунова «Красный террор в России». Там я впервые узнал о страшных преступлениях, которые творили большевики против моих соотечественников после исхода Русской армии Врангеля в 1920 году. Мое первое образование — историк, и когда в годы так называемой перестройки и гласности стали появляться первые документы о преступлениях советской власти против собственных граждан, особенно русских людей, для меня это стало потрясением. Поэтому Русская партия Крыма осенью 1994 года первой провела в центре Симферополя митинг памяти жертв красного террора и репрессий в Крыму. Мы потребовали убрать имена красных палачей из названий улиц и поселков, с памятных досок. К сожалению, эти требования и по сей день остаются не реализованными. Даже в российском Крыму. Это прискорбно, что имена террористов и убийц, а также чуждых российской истории деятелей, остаются в названиях улиц и населенных пунктов Крыма. Коммунистический социальный эксперимент принес русскому народу и российскому государству неисчислимые миллионные жертвы. Ему нет оправдания. Дай Бог, чтобы об этом знали и помнили молодые поколения, которых сегодня сознательно отвращают от отечественной истории.

4

— Минувший 2017 год отмечен 100-летием двух революций. В этом году исполнилось 100 лет с начала полномасштабной Гражданской войны в России, убийства Царской семьи. Извлекли ли мы, ныне живущие, уроки из прошлого?

— Я повторюсь: наши соотечественники, россияне, русская молодежь, плохо и искаженно и оценивают трагические страницы нашей истории, особенно периода ХХ века. Не дана официальная государственная оценка событиям Февральской революции и Октябрьского переворота, Гражданской войны и политических репрессий, проводимых большевиками при жизни Сталина. Поэтому россияне уроков из прошлого не извлекли. Мало того, период большевизма и советской власти сегодня активно внедряется как образец исторической перспективы для России и русского народа. Наряду с социальным расслоением нашего общества, делением его на бедных и богатых, многие идеи большевизма могут вновь оказаться востребованными, и общество может быстро поделиться на белых и красных.

— На Ваш взгляд, какие проблемы наиболее остро проявляются сегодня в Крыму и что нужно сделать для их разрешения?

— Проблем много, они характерны для всех российских регионов. Это неэффективное местное самоуправление в регионах Республики Крым, противостояние законодательной и исполнительной власти в Севастополе. Это бойкот Крыма со стороны крупных российских банков и торговых корпораций, которые опасаются международных санкций. Отсюда высокие цены на продукты питания и товары народного потребления. Это слабое патриотическое воспитание в крымском обществе и системе образования, слабая и пассивная роль крымских средств массовой информации. Это отсутствие серьезной правозащитной работы, которая крайне необходима, учитывая, что большинство стран мира не признают российский статус Крыма и считает его «временно оккупированной территорией». Правозащитная работа и народная дипломатия могут изменить мнение о российском Крыме в мире. Рецепты решения проблем в Крыму должны предлагать политики и власть — это их прямая обязанность. Если они не справляются с поставленной задачей, то жители Крыма 8 сентября 2019 года будут иметь возможность избрать новых политиков и новую власть. Это их законное конституционное право. И гражданская обязанность им воспользоваться.

Вопросы задавал Дмитрий Соколов
(Севастополь), ноябрь 2018 года

О перспективах ресоветизации России

00

Тема этой статьи актуальнее, чем автору хотелось бы. Тем не менее, мы попросим дорогого читателя выдержать довольно длинное рассуждение общего свойства. Поверьте, в данном случае это необходимо.

Нет ничего более живучего, чем идеи. В особенности – идеи вредные. Они как сорняки: как их не выкорчёвывай, они прорастают в душах человеческих снова и снова.

В первую очередь это касается людей, связавших свою жизнь с той или иной идеей – или хотя бы живших в эпоху её господства. Такой человек редко может по-настоящему освободиться от идеи, однажды им завладевшей. Даже если он осознал её ложность – она уже пустила в его душе глубокие корни.
Сказанное касается любых идей, начиная с научных. Не редкость ситуации, когда умные и свободомыслящие люди – например, учёные – категорически не приемлют новых теорий, потому что те подрывали какие-то дорогие их сердцу представления. Например, Эйнштейн категорически не принимал квантовую механику – поскольку был приверженцем классического детерминизма. И это вполне объяснимо: детерминизм был частью научного мировоззрения на протяжении двухсот лет. Эйнштейн, будучи самоучкой и неофитом, воспринял существующее «научное мировоззрение» некритически – и застрял в нём на всю жизнь.

То же самое относится и к идеям политическим. Тут всё совсем плохо: даже разочарование в политической идее не обязательно приводит к освобождению от её влияния. Например, автор этой статьи регулярно сталкивается с людьми, которые считают себя антисоветчиками, но мыслят исключительно в рамках советского марксизма. То есть советскую власть они считают гадостью, но при этом у них в голове цветёт и пахнет «магистральный путь истории», вера в «общественные формации», которые сменяют друг друга, бытие у них определяет сознание, а общество устроено из сурового экономического базиса и презренной надстройки, где «наука, искусство там всякое, разговорчики разные, вся вот эта болтовня»[1].

Некоторые, не стесняясь, даже и называют себя марксистами, а то и ленинцами. Куда уж дальше-то.

В таких случаях люди поумнее вздыхают, разводят руками, и говорят, что идеи умирают вместе с их носителями. Дальше обычно приводится пример с Моисеем, сорок лет водившим свой народ по пустыне, «доколе не умерли все, рождённые в рабстве». Далее обычно поётся гимн новым поколениям, которые вырастут свободными от старых ложных идей. И устремятся в сияющие дали прогресса.

Эта вера особенно отличала людей, антисоветски настроенных. С печалью глядя на сборища старичков и старушек с красными знамёнами, они вздыхали и говорили – «когда-нибудь все эти бабки и дедки умрут, а молодёжь вырастет при рынке и капитализме, вот тогда-то и заживём».

Автор этих строк – будучи последовательным ненавистником всего советского – когда-то и сам разделял эти наивные мечты. Он тоже думал, что советские люди когда-нибудь перемрут. А новые поколения будут избавлены хотя бы от этой заразы. При этом автор понимал, что появятся новые мерзости левого толка, но вот от классической советчины, с любовью к товарищу Сталину, ГУЛАГу и истреблению инакомыслящих, а также терпимостью к нищете, забитости и прочей «социальной справедливости» в советском смысле и т.п. всё-таки покончено.

Теперь я пришёл к выводу, что эти надежды были ложны и тщетны. Хуже того: если советчине суждено возродиться, она возродится именно в новых поколениях, не живших в СССР. На что и рассчитывают те, кто сейчас нами управляют.

000

И способствовать этому будут реалии нашей эпохи.

Прежде всего – доступность и дешевизна любой информации. В том числе – корпус советской пропаганды, изготовленной как сейчас, так и в советское время. Каковая уже сейчас принимается молодыми людьми за чистую монету.

О чём речь. Советская власть была тотально лживой. Это не моральная оценка, а техническая характеристика. Например, только советская власть додумалась создавать произведения искусства (книги, фильмы и т.п.), не имеющие вообще никакогоотношения к действительности, но выдающие себя за её описание. Это стало возможным из-за системы тотальной цензуры, с одной стороны, и «социального заказа» (читай – государственного) с другой. На Западе книга, претендующая на описание реальности и при этом ей явно противоречащая, просто не могла иметь успеха. Скажем, сиропно-благостное сочинение о рабочих с конвейера завода «Форд», которые только и думают, как бы работать ещё лучше и приносить ещё больше прибыли хозяину завода, вызывало бы злобные насмешки в прессе, а сам роман быстро сняли бы с продаж. Советский роман о сталеварах, которые бьются за внеплановые плавки, был избавлен от подобной опасности: никакая советская газета ничего дурного про такой роман не напишет, а рыночные соображения советских не интересовали вообще – книги могли годами и десятилетиями отлёживаться на магазинных полках.

А теперь давайте подумаем, как может воспринять такой текст молодой человек, родившийся после краха СССР. Если он его прочтёт и его не оттолкнут литературные несовершенства текста, он вполне может поверить, что описываемое – более-менее правдивое описание реальной жизни советских рабочих. Конечно, кое-где он заподозрит идеализацию (скажем, в описаниях манер пролетариев), но в общем и целом он поверит. Если же ему попадётся более-менее талантливое пропагандистское изделие – он решит, что «это всё правда».

Ещё сильнее действуют фильмы. Современный ребёнок, смотрящий фильм про советскую жизнь – представленную как не очень богатую, но в целом обеспеченную и справедливо устроенную, где нет нищих и голодных, преступления редки и смехотворны, и вообще «всё такое хорошее и доброе» – вполне может поверить в то, что так оно всё и было. В этом смысле какая-нибудь дешёвая «Девочка из будущего» или «добрые советские мультики» являются куда более успешной советской пропагандой, чем «Броненосец Потёмкин». Потому что «Броненосец» можно хотя бы разоблачить как фальсификацию истории, а советский фантастический фильм такой критике не поддаётся. «Ну это же сказка». Но в этой сказке бегают детишки в красных галстуках, над Кремлём развевается флаг СССР, про рыночные отношения никто и слыхом не слыхивал... и весь символический капитал фильма переписывается на советский строй. Где всё было так мило.

Если вы считаете, что такого не может быть – вспомните, как вы сами воспринимали романы Александра Дюма. Большинство из нас до сих пор представляют Францию XVII века по «Трём мушкетёрам» – книжке и советскому фильму. И даже те, кто по прошествии лет больше узнали о реалиях того времени, всё равно никогда не смогут забыть образов волшебной страны, где красивые и смелые мужчины в голубых плащах скачут на лошадях по аккуратным чистым улицам и поют «пора-пора-порадуемся на своём веку красавице и кубку, счастливому клинку».

Но. Во-первых, пропагандистская продукция того времени была всё-таки скверно сделанной, халтурной. Во-вторых, ещё живы люди, которые могут рассказать, какой мерзостью была реальная советчина.

Однако есть тема, которая крайне важна для усвоения советской идеологии – и где она при этом практически не встречает сопротивления. Я имею в виду коммунистическую пропаганду, направленную против Россiйской Имперiи.

Представление о том, что «царистская Россiя» была адом, где до самой революции крестьян пороли на конюшне, бабы кормили грудью барских собак, мерзкие черносотенцы каждый день устраивали еврейские погромы, а население было неграмотным, тёмным и забитым – и только Великий Октябрь научил народ читать, писать и провёл ему электричество, до сих пор является ОБЩЕПРИНЯТЫМ. То, что всё это – советская ложь и клевета, обвинение жертвы, сочинённые убийцей, понимают только те, кто интересуется историей, и при этом сам не советский по убеждениям. Поскольку с этой ложью никто систематически не борется, новые поколения её так и усваивают – в том числе из советских книжек. Естественно, страшные и мерзкие картины, нарисованные советскими пропагандистами про РИ, являются важнейшей частью советской пропаганды. Люди начинают думать: «да, советская власть была не очень... но революция была неизбежна, ведь царизм был так ужасен». Советским же только того и надо: чтобы их главное преступление – октябрьский переворот – было оправдано. Или хотя бы считалось «понятным и извинительным». Человек, думающий таким образом, для советских мил и дорог: коготок-то увяз, птичка уже поймана. Главное – что человек оправдывает «революцию» и согласен с тем, что в Россiйской Имперiи царила страшнейшая «социальная несправедливость» и «терпеть это было нельзя». «Кровь Ленского Расстрела и Кровавого Воскресенья стучит в наши сердца». А дальше можно вешать ему лапшу на уши на тему – «да, Ленин был плохой, Сталин тоже был плохой, но в целом советская власть была неизбежна, просто не всё получилось».

Сейчас именно эту линию современные красные пропагандисты продавливают особенно сильно. Некоторые договариваются в своих исторических фантазиях уже до того, что до самой революции крестьян «помещики пороли на конюшне»[2].

Есть и третья линия обороны. Советская власть всячески распространяла клевету на русских как народ. Состояла эта клевета в том, что русским внушали – они, русские, нуждаются в такой власти, как советская. Или, грубее – у русских нужно отнимать собственность, бить их и держать впроголодь, а управлять ими должны инородцы. И только тогда этот ленивый и глупый народ может создать что-то великое (типа – выиграть Вторую Мировую войну или запустить в космос Гагарина). Это мнение КРАЙНЕ распространено в народе и легко транслируется через поколения. Этому способствует, кстати, убогая постсоветская действительность – на фоне которой советские «достижения» смотрятся именно что достижениями без кавычек.

01

Эту же линию советской пропаганды укрепляет представление о каком-то «особом русском пути». Тут в ход идёт всё то, над чем сама же советская пропаганда насмехается. Например, славянофильство и прочие «русские» учения. Из них извлекается только одна мысль: русские не созданы для капитализма и демократии (то есть современной жизни как таковой), у них «свой путь». Через несколько ходов этот особый путь оказывается самой обычной советчиной.

Теперь – зачем и кому это нужно.

Социализм является не просто странным вывертом мозгов некоторых людей. Социализм – это прежде всего система ограбления стран и народов. Если угодно, он является системой колониальной эксплуатации– причём как бы не самой совершенной из всех возможных. Поскольку при социализме у людей отнимают самую ценную собственность – то есть средства производства – и не позволяют продавать свой труд на свободном рынке, то становится возможным держать людей в нищете, заставлять их работать на «государство», а всё ценное вывозить куда вздумается. Разумеется, это не единственный способ. В современной РФ установился строй, ещё более удобный для ограбления и вывоза. Здесь его называют «рыночной экономикой», однако он совершенно не похож на порядки, существующие в настоящих капиталистических странах. Это «рынок» без реальной защиты прав собственности, без демократии, без прав человека – да и без рынка как такового, так как «рыночная конкуренция» отсутствует, все лучшие бизнесы отданы на кормление нерусским людям или русским мерзавцам, а вся прибыль вывозится на Запад. Такие порядки стали возможными только послесоветского социализма и как развитие советского социализма. Однако создатели этой странной экономической модели называют её «капиталистической» и объясняют глупому, доверчивому и дезинформированному населению, что это и есть «настоящий рыночный капитализм». И подталкиваю население к той мысли, что единственным спасением от всего этого является возвращение к социалистическим порядкам.

Повторимся: сейчас одним из главных сдерживающих барьеров для левого поворота в россиянской политике является то, что ещё не всё старшее поколение перемёрло. Потому что оно ещё помнит чёрный ужас социализма. Небольшое количество сумасшедших (в прямом смысле слова) бабок с красными знамёнами – ничто по сравнению с этой массой людей, помнящих нищету, дефицит, ужасы армейской «службы», невозможность почитать интересную книжку или поехать за границу, вот это вот всё. Эти люди могут говорить что-то хорошее про СССР, но они не захотят туда вернуться. И никакими словами и картинками его нельзя убедить, что гигантская очередь за синими курами или румынскими ботинками – это здорово, весело и задорно. Он может с симпатией вспоминать какие-то положительные стороны советской жизни, но вот воспоминания о том, как он полжизни простоял в очередях, у него из головы не сотрёшь.

Зато новое поколение в этом отношении вполне девственно. Молодой дурак, который портянки не нюхал и в очередях не стоял, зато видел фильм «Девочка из будущего», прочёл книжку какого-нибудь гебешного пропагандона «Оболганный Сталин: величайший вождь всех времён и народов» и просмотрел специально препарированный томик из ранних славянофилов – вполне может стать поклонником СССР. Причём поклонником глухим, фанатичным и верящим всему хорошему, что про СССР рассказывают левые пропагандисты.

03

Но, может быть, это фантазии автора? Давайте посмотрим – на каком-нибудь простом, единичном примере. Вот, например, сценка: коммунистические агитаторы собирают подписи о возвращение Самарской областной библиотеке имени Ленина (это 2015 год). Кто подписывается? Посмотрите на фоточки – молодые люди. Которые, по идее, должны была бы просто плевать в коммунячьи рыла. Но нет! И коммунист торжествует:
Эти снимки – фактически социологический замер идущей в нашем обществе реальной ресоветизации. Можно было представить, скажем 5 или 7 лет назад такой отклик на имя Ленина? Думаю, что нет. А сейчас – это реальность. Люди поняли или почти поняли, что они потеряли, отдав первородство социализма за чечевичную похлебку рынка. И символом утраченного, конечно, является Ленин.

То есть – молодёжь ведётся. Это работает.

Итак, власть готовит левый поворот. Не как единственно возможную программу, конечно (программ всегда несколько), но как одну из возможностей. Почему бы не попробовать ещё раз загнать глупых русских в советчину? Неплохой способ ещё лет пятьдесят ездить на их горбу и заставлять работать на себя – а не только вывозить ресурсы (которые дешевеют).

Что для этого делается? Идёт вроде бы незаметная, но очень серьёзная и хорошо проработанная пропаганда советской власти как чего-то хорошего или хотя бы приемлемого. Особенно хорошо прикормлены сталинисты и ура-патриоты советского типа. Одновременно разжигается ненависть к «бюрократам, чиновникам и буржуям».

Делается это, среди всего прочего, усилиями самих же бюрократов, чиновников и буржуев, которые у нас все люди подневольные и слушаются гебню беспрекословно. Как вы думаете, чего это вдруг в последнее время всякие чиновники и чиновницы (это важно) федерального уровня начали говорить какие-то отвратительные и антисоциальные вещи? Всячески показывая, как они далеки от народа и как его презирают? Они охренели и перестали следить за базаром? Нет, наши чиновники федерального уровня если что и умеют, так это следить за базаром. Особенно женщины, аккуратные и исполнительные. И что же это их всех вдруг провало? Одна чиновница говорит на публику, что государство ничего не должно людям, потому что не заставляло родителей их рожать. Другая сообщает, что живущим на 3500 рублей в месяц не надо ныть, а надо думать об ужасах войны. Третий советует людям с высшим образованием идти в уборщики. И так далее, и тому подобное.

Так вот, это жжж неспроста. Оно санкционировано. У нас без санкции ничего не делается, особенно ежели это не единичный случай. А тут случай явно не единичный.

Но слова – это только слова. А их сопровождают действия. Например, абсолютно мерзостные и откровенно антинародные законы типа повышения пенсионного возраста, или обложения налогом самозанятых (то есть – обложение налогами нищих, если называть вещи своими именами). И это только цветочки. Ягодки нас ждут, когда начнётся массовое ограбление самых нищих. Например, остатков русского сельского населения. Для этого ничего особенного делать не нужно: человек, живущий в деревне, полностью зависим от местного начальства. Достаточно повысить (раз в пять, например) налог на землю, потом – задрать цены на электичество, ну и выжимать по полной, пока люди не начнут из деревень разбегаться. А деревни заселят узбеками и таджиками, и им-то уж «создадут все условия». Потому что заселение русской земли нерусскими относится к числу стратегических задач существования РФ.

Однако разбежавшиеся куда-то пойдут – вероятнее всего, подадутся в города к родне, ну или просто «как-то выживать». Градус ненависти к тем, кто с ними так обошёлся, у них будет зашкаливающим. Важно, куда она будет направлена. При тотальном подавлении национального чувства она уйдёт в чувства социальные. То есть будут ненавидеть «чиновника-вора» и «ихние порядки сволочные». А дальше специально обученный человек скажет, что эти сволочные порядки называются «капитализм», а вот при Сталине такого не было. А плохие начальники отправлялись в лагеря – искупать вину перед народом.

Разумеется, это не единственный сценарий. Можно много чего придумать. Например, начать отнимать у людей жильё (способы есть). Или ввести налог на колбасу (недавно такое обсуждалось). Важен результат: вызвать как можно больше бессильной ненависти. Которую в нужный момент можно будет разжечь до нужного градуса, чтобы привести к власти коммунистов. Именно коммунистов – потому что в обществе формируется запрос именно на «новый большевизм».

При этом те, кто всё это делает, ничем не рискуют. Когда – и если – начнётся,они спрячутся на Западе (где уже давно живут их семьи и хранятся их деньги). Если кто и пострадает, так это всякая мелкота. Хотя и это вряд ли.

04

Я не хочу сказать, что всё это непременно так будет. Я думаю, это один из сценариев, запланированных на период 2023-2025 годов, когда придётся решать «проблему Путина» – то есть что-то делать с транзитом власти. Цель которого – не созранение нынешнего режима (он и самому себе не нужен, россиянские владыки мечтают только об одном – чтобы их поскорее отпустили пожить на Запад), а сохранение колониального управления Российской Федерацией.

На это можно сказать: а где революционные партии? Ответ прост: они больше не нужны. Вспомните украинский опыт: оба майдана были организованы по принципу «руководящая головка плюс толпа». А вот как раз партии – в том числе предвосхитившие майданную идеологию, например, «Свабода» – оказались не у дел и не получили ничего. То же самое можно провернуть и в РФ. Так что нынешним левым, скорее всего, ничего не обломится. Красная революция прекрасно обойдётся не только без Зюганова, но и без Удальцова – а вот Ходорковский может и понадобится. Хотя в случае нужды обойдутся и без него: всё случится «само собой».

И если на такой вариант пойдут – то красные знамёна будут нести не ветхие старушки, а молодые люди, не нюхавшие советской жизни, но убеждённые, что она была такой, какой её рисовали «добрые советские фильмы», просталинские пропагандисты и их собственная фантазия. Искренне убеждённые, что нынешняя власть «такая же, как при царе», а Путин – что-то вроде «царя-дурака Николашки второго». И что пора раскулачить всех буржуев-кровососов и восстановить социалистический строй. Причём пойдут они в одних рядах с родителями, которых сейчас как следует обидят, ограбят и унизят.

Сейчас красное дерьмо накапливается в головах. А когда придёт время – умные люди туда бросят пачку дрожжей. Долго ждать результата не придётся.

ПРИМЕЧАНИЯ

[1] Такие воззрения при этом могут прекрасно совмещаться с активной деятельностью «надстроечного» плана – например, публичной политикой. В этом смысле мне очень запомнились политические дебаты Игоря Стрелкова с Алексеем Навальным. Несмотря на то, что дебатирующие являются политическими антагонистами и при этом придерживаются антисоветских убеждений, стоило Стрелкову заговорить про «базис и надстройку» (обвиняя Навального в «надстроечности программы»), как Навальный стал ему отвечать на том же языке.

[2] Напоминаем: крепостное право (в которое входило и помещичье судопроизводство) было отменено в 1861 году. Порка как вид наказания отменена не была – но перешла в ведение волостного суда, где заседали крестьяне. То есть если кто кого и порол, то крестьяне – крестьян.

Стоит также учесть, что большевики крепостное право восстановили, превратив советских крестьян в государственных крепостных, ограниченных в праве перемещения по стране, вынужденных работать за «трудодни» (аналог барщины) и сдавать продпоставки (продуктовый оброк). Что касается наказаний, то они стали страшнее: за малейшее неповиновение колхозник попадал в «органы», где его могли жестоко истязать, а потом отправить в лагеря. Банально, но в наше врем стоит проговаривать даже это.

Константин Крылов
Агентство Политических Новостей (АПН)




© 2020 Конгресс русских общин Крыма. Все права защищены. При использовании материалов ссылка(гиперссылка) обязательна.


Яндекс.Метрика