Это наша война

sevastyanov

Мы предлагаем читателям статью известного российского идеолога русского национального движения Александра Никитича Севастьянова. В ней достаточно информации для размышления нашим русским соотечественникам, особенно для русской молодежи, которые зачастую не знают события новейшей истории.

Обращение к молодежи

Вот, о чем приходится писать, пока не поздно.

На днях имел «удовольствие» посмотреть ролик украинского журналиста и блогера – змеиноголового Дмитрия Гордона, который обрушил на Россию, Путина и российскую армию шквал обвинений. Гордон, коему покоя не дают лавры Эренбурга, призывавшего убивать всех немцев, уже отличился аналогичным призывом в отношении русских. И теперь, отвечая на упрек Андрея Караулова по данному поводу, воздвиг гору фальшивых оправданий, почему-де это все-таки следует делать.

Гордон для начала предъявил, конечно же, те разрушения городов, которые несет с собой любая война. Забыв при этом упомянуть, что Украина демонстрирует единственный, возможно, в истории случай, когда армия печется не о защите мирных жителей от случайностей войны, а лишь о защите самой себя, используя при этом мирных жителей как щит, намеренно подвергая их тем самым случайностям. Отчего, исключительно, и произошли те трагические разрушения в Ирпене, Бородянке или Мариуполе, на которые ссылается Гордон, обвиняя во всем «фашистскую» Россию во главе с «главным фашистом Путиным». (Не говоря уж про фейковую историю с найденными в Буче трупами якобы замученных нашими военными мирных жителей, на которую сегодня уже никто из уважающих себя журналистов не ссылается.)

Гордон во всем журналистском сообществе известен как отчаянный враль и фейкомет, напористо, лихо и без всякого стеснения продвигающий свой пропагандистский бред, не считаясь с фактами и логикой. И в этот раз он не удержался от подобной псевдо-аргументации, обращаясь к Караулову: «Я думаю, что вы знаете, как насиловали сотни, тысячи женщин там, где ступила нога российского солдата. Но не только женщин – и мужчин, и маленьких девочек, и пожилых женщин – вы знаете об этом?». Нет, об этом, конечно, Караулов не знает, как не знает на самом деле и сам Гордон по той простой причине, что этого не было и быть не могло. Обычный фейк, даже для видимости правдоподобия ничем не подтвержденный (в отличие от документально зафиксированных насилий со стороны нацбатов).

Но наглая самонадеянность Гордона заставляет его терять осторожность, и он начинает нести явную околесицу, ставя все с ног на голову: «Я думаю, вы видели, как стерли с лица земли русскоязычный Мариуполь, вы же, наверное, знаете, что 90 % Мариуполя русские по национальности, вы же знаете, что там говорят на русском языке. Это что, Путин там искал националистов, в русскоязычном Мариуполе, или он искал националистов в русскоязычном Харькове, или он искал националистов в русскоязычной Одессе, по которой лупят бомбами? Я надеюсь, что вы об этом задумывались».

Не знаю, что ответит на это Караулов, но я-то ведь действительно об этом задумывался. И мой ответ Гордону на это таков.

Действительно, до поры до времени, во всяком случае до распада СССР, никаких украинских националистов в помине не было ни в Мариуполе, ни в Харькове или Одессе и других русских по духу городах Украины. Но потом они-таки пришли туда, и жизнь русских там превратилась в ад. Причем задолго до начала спецоперации. Согласно статистике, численность русского населения на Украине с 1989 по 2010 годы сократилась более чем вдвое, русских на Украине попросту ополовинили за какие-то 20 лет! Неужели Гордон этого не знает? После 1991 года начались притеснения русского языка, веры и культуры, этнические чистки, аресты, исчезновения людей, замеченных в симпатии к России или русской культуре, погромы в отношении того самого русского населения, о котором якобы печется Гордон. Венцом чего явилось сожжение заживо свыше 50 человек в Одессе 2 мая 2014 года. А чего стоит превращение русского Мариуполя в цитадель главного ударного и карательного укронацистского батальона «Азов»? А политические преследования, зачистки прорусски и пророссийски настроенного населения в том же Харькове?

Да, мы искали, ищем и будем искать, находить и карать русофобствующих украинских националистов, захвативших не только Мариуполь, Харьков и Одессу, но и всю Украину. И не остановимся, пока не произведем денацификацию этой страны, как производят дезинсекцию помещения, где расплодились клопы, вши и тараканы. В этом для нас есть насущная необходимость, для русских это вопрос национального выживания.

Но для того, чтобы наша рука не дрогнула, производя эту необходимую защитную операцию очищения, необходимо выиграть пропагандистскую войну против таких, как Гордон, вещающих на весь мир при активной поддержке Запада.

Гордон недаром похваляется: «Меня слышат десятки миллионов людей во всем мире». И, что хуже всего, слышат его и в России, слышит наша русская молодежь в том числе. На днях я убедился в том неприятном факте, что среди мыслящего русского студенчества есть, оказывается, индивиды, осуждающие нашу спецоперацию, не понимающие, почему, за что и ради чего мы воюем на Украине. Вслед за Гордоном они готовы признать, что «война, которую ведет фашистская Россия,.. несправедлива».

С 23 по 27 мая я посещал по интернету конференцию Русского университета (при Свято-Филаретовском институте) на тему «Россия в прошлом, настоящем и будущем: поиск национальной идентичности». Тридцать с лишним лет состоя в Русском движении, я не мог пропустить такое мероприятие. И вот на круглом столе «Как быть русским в XXI веке?» я услышал 26-летнего Д. В. Борунова, сооснователя Русского студенческого братства (Москва), который пожаловался: «Мы сейчас как общество расколоты сильнее, чем когда-либо за последние десятилетия. Кто-то уже называет это холодной гражданской войной в России. Люди, которые для меня были друзьями долгие годы, сейчас меня ненавидят, потому что я выступаю против войны. И таких примеров есть огромное множество, наверное, у каждого из нас. Отношения, которые были ранее прочными или доброжелательными, рвутся, и люди, которые ранее были близки друг другу, становятся едва ли не врагами».

Меня огорчило это признание. Молодой, образованный, явно неглупый человек, автор книги «Братство на всю жизнь. Возвращение студенчества в Россию», который при всем том совершенно не понимает, оказывается, важнейшего события современности. Ведь своим непониманием он легко может заразить и других членов того самого братства... Русского, студенческого! А это чревато серьезной общественной болезнью, увечьем и расколом.

Вот для таких злополучных «жертв Гордона», как Борунов, не понимающих происходящего, я решил написать статью, просто и доступно разъясняющую молодежи, кого, что и зачем мы вынуждены защищать, ведя войну на Украине. И почему эту войну надо не осуждать, не выступать против, а всемерно поддерживать.

Этноцид русских на Украине начался в 1990-е гг.

Этноцид, в отличие от геноцида – это не физическое, а духовное истребление народа, подавление и лишение его этнической идентичности. Он осуществляется, как правило, через искусственное создание условий, способствующих искоренению национальной культуры, языка, веры и искусственной ассимиляции какого-либо народа. Мы, русские, столкнулись с этим на Украине практически сразу после распада Советского Союза и обретения Украиной «незалежности та самостийности».

В 1997-1999 гг. я работал завотделом Украины и Крыма, а затем замдиректора по науке Института стран СНГ и профессионально отслеживал ситуацию. В частности, мною была подготовлена статья «Преграды гуманитарному развитию. Сравнительный анализ развития русской культуры на Украине и украинской культуры в России». В частности, пришлось отметить:

«15.12.1997 г. Министерство культуры Украины потребовало, ссылаясь на поручение Кабмина от 27.11.97 г., перевода на украинский язык всех вузов даже в полностью русскоязычном Крыму.

Все вступительные экзамены в вузы Украины ведутся в настоящее время на украинском языке, что заставляет родителей отдавать детей в украинские школы, лишая их права получать образование на родном языке. За государственный счет открываются только лицеи, гимназии и курсы, обучающие на украинском языке. Аналогичные русские заведения – только платные.

Русская литература включена в общую программу зарубежной литературы наряду и наравне с западноевропейскими, а также американской, восточными и африканскими литературами. Многие произведения русской классики (например, "Тарас Бульба" Гоголя) исключены из программ. На филологическом факультете Симферопольского университета из 25 сокращенных преподавателей – 23 филологи-русисты.

Русскоязычные школы на Украине и в Крыму пока еще есть, но "русскими" являются только по названию: русская история в них не преподается, российские учебники не используются. В выпускном 11-м классе соотношение часов, отведенных на изучение русской и украинской филологии, равно 1:3. В целом за последние годы даже в Крыму количество часов, отведенных на русский язык и литературу, сократилось на 35 %.

Сократилось с 1991 года и количество русских школ. По рапортам Министерства статистики Украины, к 1996/97 учебному году на Западной Украине, где проживает около 300 тысяч "паспортных" русских (на деле – больше), во Львовской области вместо 24 русских школ осталось только пять, в Волынской и Ивано-Франковской – по одной, а в Хмельницкой, Тернопольской и Ровенской – вообще ни одной.

Даже в Киеве, где проживает 600 тысяч русских и 90 % населения говорит на русском языке, количество русских школ с 1991 года сократилось более чем в 7 (!) раз (было 155 – осталось 19). В одном только 1997 году закрыто 45 русских классов. На всю Киевскую область осталась лишь одна русская школа.

Преподавание истории в русских школах ведется по учебникам, выпущенным Фондом Сороса, где Россия изображается главным историческим противником Украины.

Правительством Украины в Верховную Раду передан 01.07.97 года официально разработанный Госкомнацмиграции законопроект "О развитии и использовании языков на Украине", согласно которому сфера действия русского языка ограничивается максимально. Кабинетом министров выпущено специальное постановление № 998 от 08.09.97 года в поддержку данного законопроекта.

<...>

Во Львове в отношении Русского культурного центра (общественной организации – штаб-квартиры Русского общества имени Пушкина) только что совершен акт вандализма: в ночь на 4 октября с. г. в окно библиотеки брошена бутылка с зажигательной смесью. Работники центра отмечают регулярный характер антирусских выходок украинских националистов и сетуют на попустительство властей.

Более чем в три раза сократилось в 1991-1996 годах количество русскоязычных театров на Украине: с 43 до 13.

<...>

...Украина рассматривает защиту своего информационного пространства как важнейшую задачу безопасности страны, что отражено в принятой в феврале 1997 года Концепции национальной безопасности. В "Рекомендациях" круглого стола, проведенного 22.11.96 года по инициативе президента Кучмы на тему "Государственный язык – информационное пространство Украины", указано на необходимость "утверждения полноценного функционирования государственного языка и целенаправленного уничтожения негосударственного". Под последним понимается русский язык, использование которого в СМИ "своими негативными последствиями представляет не меньшую угрозу национальной безопасности Украины, чем пропаганда насилия, проституции, а также различные формы антиукраинской пропаганды".

Указанный подход определил создание и принятие весьма жестких законов "Об информации", "О телерадиовещании", "О печатных СМИ".

Репрессии против российских СМИ на Украине носят направленный, планомерный характер. В 1992 году прекращена трансляция "Радио-1". В 1994 году прекращена трансляция в диапазоне средних волн программы "Маяк", с 1994 года из зоны уверенного приема было исключено РТР, с сентября 1995 года на Львовщине – ОРТ. В октябре 1996 года прекращено прямое вещание ОРТ на всей Украине, а в ноябре министр информации Кулик заявил, что канал ОРТ не будет транслироваться на Украине, поскольку не является государственным и не входит в компетенцию соглашения о сотрудничестве в сфере информации с Россией.

Если не считать газет "Труд", "Комсомольская правда", "Известия" и "Аргументы и факты", давно получивших регистрацию, российским газетам нелегко зарегистрироваться на Украине. Годами ждут рассмотрения в Министерстве информации заявки на регистрацию двух десятков российских газет и журналов. Как следствие они не имеют «национального» режима печати, подписки и распространения, дающего значительные льготы. Неоднократно случалось, что украинская таможня не пропускала тиражи «Независимой» и других газет.

Правда, на Украине выходят газеты на русском или русско-украинском языках. Но большинство из них имеет антирусскую, антироссийскую направленность».

Из приведенных фактов видно, что начало этноциду русских было положено уже в 1990-е годы. Но это были, как говорится, лишь цветочки. С тех пор процесс шел только по нарастающей и привел к роковым последствиям.

Этноцид русских как элемент правовой системы Украины

Во многом этноцид русских со стороны государственных органов и общественных организаций Украины опирался на прочную правовую базу, подведенную под политику национального превосходства украинцев, начиная с 1991 года. Сошлюсь на записку «О поражении прав русских на Украине», подготовленную инициативной группой русских общественников при участии Института стран СНГ и предназначенную для доклада Парламентской Ассамблее Совета Европы накануне «Русской весны».

Там, в частности, указывалось, что хотя в 1995 году Украина подписала Европейскую Хартию региональных языков или языков меньшинств, однако вместо ратификации и исполнения указанной Хартии, гарантирующей права, в том числе, русскоязычного населения, на Украине оказался принят ряд юридических актов, поражающих право русских и русскоязычных жителей на общение с государственными органами на родном языке и направленных на принудительное постоянное навязывание украинского языка во всех сферах жизни.

Так, решением Конституционного суда Украины от 14 декабря 1999 г. и постановлением Кабинета Министров Украины № 1004 от 21 июня 2000 года было исключено применение органами власти и местного самоуправления любого другого языка, кроме украинского, даже в тех местах, где национальные меньшинства составляют большинство, например, в Крыму. После чего публичное применение русского языка повсеместно на Украине носит лишь разрешительный характер и предоставляется на рассмотрение администрации. Поэтому в регионах традиционного проживания русского населения демонтируются надписи и другая публичная информация на русском языке. Доступ русских общественных организаций к средствам массовой информации, особенно государственным, невозможен практически во всех областях Украины. Из пяти общегосударственных телевизионных каналов Украины небольшую часть продукции на русском языке транслирует лишь один телеканал – «Интер», принадлежащий частным и общественным структурам. Государственное радио работает только на украинском языке. Всеукраинских государственных газет на русском языке нет, за исключением русскоязычных дублей органов парламента и правительства «Голос України» и «Урядовий кур'єр».

Одновременно государственная система исполнительной власти Украины дополнительно проводит дискриминационную политику ограничения прав лиц по национальным, языковым и региональным признаком с помощью подзаконных нормативных актов. В 1991 г. на основе Закона о языках было выдано соответствующее постановление Совета министров УССР относительно программы развития украинского языка и других национальных языков на период до 2000 года. Тогда же Минобразования в комплексном плане, принятом по выполнению постановления, сразу существенно изменило положение о том, кто определяет язык обучения в школах: «В соответствии с национальным составом и потребностями населения завершить формирование сети общеобразовательных школ, дошкольных и внешкольных учреждений». То есть, появился критерий, который не зависел от воли родителей, — национальный состав населения, который де-факто ввел ограничение прав лиц по национальному признаку. Вслед за чем приказ Минобразования № 123 от 07.09.1992 г. предусмотрел «изыскать средства из местных ресурсов для морального и материального поощрения работников образования, которые переходят на преподавание государственным языком». При этом не учитывалось, что в Законе о языках ст. 8 говорит: «Какие-либо привилегии или ограничения прав лица по языковым признакам, языковая дискриминация недопустимы».

Требования Закона о языках игнорировались и в дальнейшем. Так, письмо № 1/9-11 от 28.01.93 г. за подписью бывшего первого заместителя министра образования А. Погребного предоставило школам право изучать вместо русского любой другой зарубежный язык. Тем самым русский язык фактически приобрел в украинской школе статус иностранного, в то время, как Закон требует (ст. 27): «Изучение во всех общеобразовательных школах украинского и русского языков является обязательным».

Далее. Ст. 30 Закона о языках недвусмысленно разрешает результаты научно-исследовательских работ оформлять «на украинском или русском языках». Однако на практике любой русскоязычный соискатель кандидатской или докторской степени должен потратить немало сил, времени и средств, чтобы перевести свою диссертацию на украинский язык – ибо таково требование Высшей аттестационной комиссии.

Законом о языках предусмотрены такие, к примеру, права граждан:

— граждане Украины могут обращаться в государственные органы, учреждения и организации на «русском языке или языке, приемлемом для сторон», никто не имеет права отказаться принять заявление гражданина, написанное на русском языке, а сам гражданин имеет право требовать от государственного органа предоставить ему ответ «в переводе на русский язык» (ст. 5);

— должностные лица государственных органов должны владеть украинским и русским языками (ст. 6);

— акты вышестоящих органов государственной власти и управления Украины должны публиковаться украинским и русским языками (ст.10);

— почтово-телеграфная корреспонденция в границах Украины, как от граждан, так и от государственных организаций, принимается на украинском или русском языках (ст. 34).

Однако на деле по всей территории Украины администрациями всех уровней языковые права русских и русскоязычных десятилетиями нарушаются, подвергаются дискриминации. Конституционные права на сохранение собственной идентичности и развитие ограничиваются.

В записке, адресованной Совету Европы, указано, что ориентиры законодателям все годы, начиная с 1991-го, задавали украинский общественные организации ультранационалистической ориентации. Так, печально известное общество «Просвіта» (руководитель П. Мовчан) распространило рекомендации, в которых использование русского языка приравнивается к пропаганде насилия и разврата. Тем самым, провоцируются дальнейшие русофобские меры в отношении русскоязычных, которые могут характеризоваться как шовинизм. Например, постоянно совершаются попытки изъять из украинского паспорта предусмотренные законом записи на русском языке.

Именно шовинистическим стал законопроект, подготовленный Советом по языковой политике при президенте Украины и внесенный на рассмотрение Верховного Совета Кабмином Украины в 1997 г. Если бы он стал законом, то система образования и дошкольного воспитания на негосударственном языке была бы полностью уничтожена (ст. 17), русскоязычные кадры из руководящих должностей на предприятиях и в учреждениях вытеснены в ходе аттестации (ст. 8), использовать негосударственный язык в деятельности органов власти, местного самоуправления, объединений граждан, учреждений, организаций и предприятий независимо от форм собственности было бы запрещено.

В 1997 году указанный законопроект не прошел, он лишь обозначил доминирующую тенденцию, но его время настанет в 2014 году. А до того времени были приняты или находились на рассмотрении другие законы Украины, в которых заложены русофобские тенденции: «Об издательском деле», «О книгораспространении в Украине», «О государственной поддержке средств массовой информации», «О Кабинете Министров Украины», новое Положение «О паспорте гражданина Украины» ...

Надо знать и помнить, что русофобская политика этноцида на самом деле касалась не только русских людей, а гораздо более широких масс на Украине. Всего жителей Украины, считающих родным русский язык, насчитывалось по переписи 1989 года 16 млн. 899 тыс. человек, что составляло 32,8 % населения (причем 41 % от названного числа – этнические украинцы). Этот же процент подтвердило исследование, проведенное по заказу Института стран СНГ в 2009 году. В то же время, по данным социологических исследований, проведенных Институтом социологии НАН Украины, русский язык в бытовом общении постоянно использовало свыше 61 % населения. При этом лишь 2-3 % украинских русских считают украинский язык своим родным. Летом 2009 года 59 % населения высказалось за государственный статус русского языка. И даже сегодня на Украине, согласно данным поисковых запросов, 76 % пользователей Google и 83 % участников опроса Гэллапа предпочитают русский язык украинскому. Таким образом, нетрудно представить себе масштаб, в котором происходило психологическое давление и нарушение прав русскоязычных родителей и их детей.

Этноцид русских за последние 20 лет

Все, что я отметил еще в 1999 году в своем исследовании, в дальнейшем только набирало силу, политика этноцида в отношении русских росла и усиливалась.

Украинские власти, подстегиваемые националистическими организациями, составляющими их главную социальную базу, не церемонились с русским населением, равно как и со всеми, кто был как-то ориентирован на русскую культуру, на связи с Россией. Весь этот немалый контингент, в значительной степени породненный с русским этносом или связанный с ним историческими обстоятельствами, Киев пытался, говоря попросту, ломать через колено, силой навязывая свои правила игры.

Особенно ярко это проявлялось в регионах с высоким процентом русского и русскоговорящего населения – в Крыму, на Донбассе.

К примеру, несмотря на то, что Крым являлся автономной Республикой, где русская община составляла 70 %, а число лиц, считающих русский язык родным, – 93 % процента от всего населения, там происходило целенаправленное вытеснение русских из политического, идеологического и культурного руководства. Это делалось грубо и демонстративно, вразрез с международным правом. Упразднение должности Президента Республики Крым, переподчинение Правительства Крыма Кабинету Министров Украины, предоставление Постоянному Представителю Президента Украины в Крыму особых полномочий противоречили обязательствам Украины по актам ОБСЕ. При этом на всех уровнях власти шла замена русских на представителей украинской и татарской национальности.

Отмена Конституции Республики Крым и навязывание новой Конституция АРК окончились для русского населения отменой конституционных гарантий в области культуры и пользования родным языком. Более того: русское население Крыма юридически оказалось в положении национального меньшинства.

Правительство Украины взяло курс на ограничение культурных и информационных связей русских со своей исторической родиной – Россией. Была полностью прекращена трансляция по проводному вещанию программ российского радио, почти полностью прекращена трансляция программ российских радиостанций. Большая часть времени на крымском радио отдана передачам на украинском и татарском языках; на радио и телевидении проводилась дискриминация в отношении русской редакции, хотя другие национальные редакции учреждены и действуют. Почти прекращена оказалась трансляция программ российского телевидения. Созданию русского фольклорно-этнографического ансамбля были созданы искусственные препятствия, в то время татарский и украинский коллективы получили «зеленую улицу» и бюджетную поддержку.

Министерством образования Крыма последовательно проводилась политика исключения или сокращения в планах учебных заведений преподавания русского языка и литературы, предметов, связанных с русской историей и культурой. Соответственно, сокращались ставки преподавателей.

Подчеркну, что все это делалось несмотря на то, что согласно обширному исследованию, проведенному Центром этносоциальных исследований в Симферополе в 2008 году, в Крыму традиционным является доминирование русскокультурного фактора, следовательно, любые попытки украинизировать крымский регион должны будут «встречать глубинное социально-психологическое неприятие и отторгать Крым от Украины – в ментальном, психологическом, культурном, политическом, социальном планах». Однако установка – ломать русских и русскоязычных крымчан «через колено», украинизируя их насильственно, продолжала действовать.

Особенное возмущение вызывала образовательная политика на Украине, направленная исключительно на формирование украинской идентичности за счет оппозиции по отношению к русской идентичности. Как подчеркивает записка «О поражении прав русских на Украине», подготовленная для ЕС, «со стороны Украины идет целенаправленная идеологическая обработка учащихся школ по изменению взглядов, поведения, мировоззрения, имеющая целью воспитать негативное отношение к русским и к их Родине – России. Значительно сокращен курс истории России в общеобразовательных школах при таком же увеличении курса истории Украины. Тенденциозно излагается история России, постоянно проводится мысль об извечном антагонизме между русским и украинским народами».

Вот яркий пример: учебник по истории для пятого класса насчитывал... четыре русско-украинские войны! На его обложке красочно изображалось, как украинские казаки верхом рубят саблями московских стрельцов – наглядный воспитательный урок. И все, даже русские по крови дети, учащиеся в украинских школах, вынуждены были изучать историю по подобным учебникам, пропитываясь злобой к своей, что называется, материнской стране.

Что же говорить о тех украинских регионах, где процент урожденных русских был относительно низким. К примеру, в Ивано-Франковской, Полтавской и других областях государственные органы, отвечая на запросы граждан, указывали на недопустимость обращений на русском языке, отказывались по этой причине от рассмотрения обращений, регистрации гражданских актов, выдачи справок и т.д.

Еще более жесткую политику дискриминации русскоязычного населения вела Львовская областная администрация. 20 июня 2000 года Львовский областной совет принял решение № 311, которым запретил использование любого другого языка, кроме государственного, в документации не только государственных, но и частных учреждений, а также в преподавании во всех учебных заведениях области, кроме школ национальных меньшинств. Был введен дискриминационный сбор с печатной продукции на неукраинском языке в размере 50 % от стоимости, что сделало для русских труднодоступной книгу на родном языке. Оказались запрещены концерты и спектакли на русском языке. При поддержке городской власти была создана народная дружина «Отряды украинизации», которая, осуществляя функции языковой полиции, терроризировала кафе, рестораны и другие места общего пользования, если там звучала русская музыка. И т.д. и т.п.

Новая, еще более высокая волна насильственной украинизации и, соответственно, этноцида русских поднялась в результате пресловутого Майдана и так называемой «революции достоинства».

23 февраля 2014 года, сразу после государственного переворота в стране, Верховная рада Украины проголосовала за отмену закона «Об основах государственной языковой политики», который действовал с 2012 года и давал русским хоть какие-то языковые права, предоставляя русскому языку и языкам нацменьшинств статус региональных в тех местностях, где они являются родными как минимум для 10% населения. Отмена этого закона вызвала протесты в Венгрии, Румынии, Болгарии и др. восточноевропейских государствах, имеющих свои национальные диаспоры на Украине. Но главное – именно эта возмутительная, демонстративная и провокационная акция украинского политического класса вызвала во многом ответную реакцию – «Русскую весну» 2014 года, в том числе восстание в Крыму и на Донбассе.

Украинским законодателям пришлось дать ход назад, но лишь на время, чтобы подготовить законопроект «Об основах государственной языковой политики», представленный Конституционному суду Украины в 2016 году. В переработанном виде он был зарегистрирован в Верховной Раде 9 июня 2017 года как проект закона № 5670-д «Об обеспечении функционирования украинского языка как государственного», а в 2019 году оказался принят Верховной Радой и подписан Петром Порошенко накануне ухода с поста президента. Этот закон поставил жирную точку в вопросе о языковых правах русских. Депутаты, проголосовавшие за него, имели смелость утверждать, что с его помощью тотальная украинизация объединит Украину. На деле, думаю, вышло все наоборот.

Самое главное в законе: отныне единственным государственным официальным языком в стране является украинский, а попытки введения на Украине многоязычия рассматриваются как действия, направленные на насильственное изменение или свержение (!) конституционного строя. Языковая диктатура – как еще назвать такой подход законодателя?

Замечу в скобках, что в ожидании этого генерального закона об украинизации всей языковой сферы, Верховная Рада успела принять другие законы, ограничивающие права русскоязычных. Во-первых, поправки к закону «О телевидении и радиовещании» (2016 и 2017 гг.), в результате чего доля вещания на украинском языке на общенациональном и региональном телевидении и радио должна составлять не менее 75 % в неделю, а доля новостных программ на украинском языке также увеличена до 75 %. Национальные телеканалы обязаны транслировать фильмы и передачи иностранного производства только на государственном языке (за исключением созданных до 1 августа 1991 года, которые должны сопровождаться украинскими субтитрами). Во-вторых, новую редакцию закона «Об образовании» (2017), предусматривающую поэтапное запрещение использования русского языка и языков других национальных групп Украины в образовательной системе. Обучение в средней школе и в высших учебных заведениях должно теперь проходить исключительно на украинском языке. С сентября 2020 года школы, в которых преподавание ведется не на украинском, полностью прекратили существование.

Но вернусь к закону № 5670-д «Об обеспечении функционирования украинского языка как государственного» и перечислю ниже все содержащиеся в нем дискриминационные ограничения. Итак, отныне полностью украинизированы такие сферы деятельности:

– реклама (за исключением СМИ, издающихся на официальных языках Евросоюза);

– наука (отныне научные издания публикуются на украинском языке, английском языке и официальных языках Европейского союза. Диссертации, монографии, авторефераты с этого момента должны быть сделаны на украинском или английском языках. Публичная защита диссертаций допускается на украинском и английском языках. Эти же языки применяются в публичных научных мероприятиях, кроме тех, что касаются языковедения на других языках;

– медицина: вся документация – диагнозы, рецепты, справки, назначения, медкарта пациентов и прочее – выполняются исключительно на украинском языке;

– вся техническая и проектная документация во всех процессах бизнеса, где одна из сторон – предприятия и учреждения государственной и коммунальной формы собственности, – также должны быть на украинском языке;

– транспортная сфера – все названия аэропортов, портов, станций, остановок с могут писаться только по правилам украинского языка или дублироваться латиницей в соответствии со звучанием на украинском языке;

– 1 сентября 2021 года все русскоязычные школы на Украине одномоментно перешли на украинский язык;

– с 16 января 2021 года вся сфера обслуживания вынуждена была полностью перейти на украинский язык. Также на украинский язык стало необходимо перевести интернет-магазины, интернет-каталоги и сайты, касающиеся обслуживания потребителей;

– с 16 июля 2021 года все культурно-массовые мероприятия должны проводиться исключительно на государственном языке, а театральные представления на других языках сопровождаться субтитрами на украинском языке;

– также с этой даты язык публичных мероприятий (симпозиумов, круглых столов и т.д.) может быть только украинским либо английским;

– на украинском языке должны теперь сниматься все фильмы (включение отдельных реплик на других языках, при наличии субтитров, допускается не более 10 % от общего объема);

– украинский язык стал главным языком книгопечатания и издательской деятельности на Украине: тиражи книг на других языках не могут быть больше тиража на украинском языке, а в точках распространения книжной продукции не менее 50 % должны составлять издания на украинском языке. Печатные СМИ, которые выходят на русском и других языках, обязаны выпускать дополнительный тираж своих номеров на украинском языке в том же объеме (исключение сделано для печатных СМИ на английском, крымско-татарском и языках Евросоюза);

– с 16 июля 2022 года полностью украинизируются все интернет-СМИ, зарегистрированные на Украине;

– с 16 июля 2024 года увеличится квота на украинский язык для теле-ради-организаций. Вместо нынешних 75% квоты на украинский язык для общенациональных СМИ должны составлять 90%, а для местных СМИ – вместо 60% квота увеличивается до 80%.

О чем говорит нам принятие подобного закона? Прежде всего о том, что Киев давно, последовательно и целенаправленно ведет самую настоящую войну с русской культурой, русским языком и вообще, русским духовным наследием и влиянием. Пытается искоренить их на всей территории Украины от галицийского Львова до русской Одессы. То есть, ведет самую откровенную политику этноцида русского населения. Я не человек Церкви и не могу вдаваться в отдельную проблему притеснения прихожан РПЦ на Украине, массовых преследований православных русских людей по религиозным мотивам, но любой священник РПЦ много чего мог бы рассказать на этот счет. Наступление на русский язык, культуру и веру идет фронтально, всесторонне, продуманно и целенаправленно.

Киев не отрезвило и не остановило даже то очевидное обстоятельство, что именно предыдущий взрыв антирусского бешенства на волне Евромайдана в 2014 году подтолкнул Крым и Донбасс к выходу из состава русофобского бандеровского государства. Применив жесточайшие полицейские и иные меры ко всему прорусски и пророссийски настроенному населению Украины после 2014 года, «зачистив» этот контингент и заключив его в подконтрольных Киеву границах, «аки во адовой твердыне», украинская власть повела политику усиленной дерусификации и бандеризации всея Украины. По сути, объявила войну собственным русским как своему коллективному врагу.

Вышеизложенный закон о языке уже окрестили «законом об украинизации». Против него пыталась возражать группа граждан, подавшая иск в Конституционный суд Украины с целью защиты прав русского меньшинства. Но ответное постановление суда огорошило: «Русскоязычные граждане Украины не представляют цельной социальной единицы как группа, имеющая право на юридическую защиту как этническая или языковая единица, зато являются политическим конструктом». Характерно, что в этом решении КС ведется речь о «русскоязычных», а вопрос о «русских» просто отсекается, как будто на Украине нет ни русской диаспоры, ни этнической группы, заселяющей территории исторического проживания, ни даже такого национального меньшинства, на худой конец. Впечатление что само слово «русский» уже давно под негласным запретом, ведь вместо него на Украине принято говорить и писать «росіянин». Теперь же, с легкой руки Конституционного суда, русских и вовсе станут считать «политическим конструктом».

Впрочем, украинская юстиция продвинулась в своей узаконенной русофобии еще дальше. 1 июля 2021 года президент Украины Владимир Зеленский подписал закон «О коренных народах Украины». Этот закон развивает статью 11 действующей Конституции Украины, которая гласит: «Государство содействует консолидации и развитию украинской нации, её исторического сознания, традиций и культуры, а также развитию этнической, культурной, языковой и религиозной самобытности всех коренных народов и национальных меньшинств Украины». Вот новый закон и уточняет, кто является коренным народом Украины. Понятное дело, русские таковым не являются, в отличие от крымских татар (примерно 260 тыс. чел.), караимов (около 500 чел.) и крымчаков (около 400 чел.). Даром что эти «коренные» все проживают в Крыму, который в юрисдикцию Украины более не входит. Однако им, в отличие от русских, закон дает право использовать и изучать свой родной язык в учебных заведениях наравне с украинским. Они имеют право на телетрансляцию, ведение любых СМИ и на преподавание на родном языке, на укрепление собственных политических институтов и т.п. У русских таких прав нет.

Строго говоря, поскольку отличие коренных малых народов от национальных меньшинств состоит в том, что у последних имеются свои государственные образования за пределами границ Украины, русские не включены в число коренных народов вполне этнологически правильно и юридически закономерно. Но вот ведь какой казус: русских и в состав нацменьшинств не включают (в этом случае международное право заставило бы считаться с их правами, в том числе языковыми). Вернитесь к статье 11 украинской Конституции, и вы поймете, что русские, не входящие ни в «украинскую нацию», ни в состав «коренных народов» и «национальных меньшинств» Украины, оказались вообще вне правового поля данной страны! Юридически их нет, они не существуют! Они живы, они есть в жизни, но по закону – их нет! Они – «политический конструкт», с которым по этой причине можно вообще не считаться.

Вот украино-бандеровцы и не считаются. Если уж даже великого писателя Николая Гоголя сегодня на Украине считают национал-предателем и переводят на украинский язык, то в Житомире, например, требуют снести знаменитый памятник Пушкину, который установили еще в 1899 году к столетию со дня рождения Александра Сергеевича. Вообще, только в нынешнем году на Украине снесли уже больше десяти пушкинских бюстов, монументов и мемориальных табличек: в Закарпатской, Львовской, Ивано-Франковской, Черниговской, Кировоградской и Николаевской областях. Не говоря о русских полководцах, освобождавших Украину от немецких захватчиков, о чем, судя по всему, бандеровский Киев сожалеет. Кстати, во всем мире и в России 6 июня, в день рождения Пушкина, отмечается День русского языка. Но только не на Украине, где этот праздник под запретом.

Говорят, что мы-де тоже не даем развивать украинцам свою культуру и язык в России, не открываем украинских школ и факультетов, униатских храмов и пр. Но надо же понимать: одно дело не открывать, не поддерживать того, чего никогда и не было (кому в России были нужны украиноязычные школы и вузы? Редкие попытки набрать хотя бы один класс детей, желающих учиться на украинском, все терпели фиаско, ибо родители не желали давать своим детям образование на язык, не имеющем перспектив в русскоязычной стране) – и совсем другое дело отнимать и разрушать институции, веками существовавшие на Украине, где русские всегда были коренным народом, проживающим на своих исторических землях, собственной кровью и потом политых...

У русских лопнуло терпение

Каковы результаты всей этой жесткой и истеричной русофобской политики, направленной на форсированную дерусификацию Украины?

Какую-то часть русских на Украине – к сожалению, немалую – удалось заставить отказаться от русской идентичности, от своей национальной сущности. Превратить из этнических русских – в политических украинцев, в гибрид: «русских украинцев». Что во многом удалось. Некоторые из этих добровольно переродившихся представителей так называемой «выруси» воюют сегодня против своего народа в рядах ВСУ и даже в составе нацбатов – явление столь же трагическое, сколь и позорное.

Как утверждает ведущий эксперт по русско-украинской проблеме Ростислав Ищенко в своей статье о дерусификации, на сегодняшний день «еще несколько десятков, возможно даже пара сотен тысяч граждан Украины сознательно сохраняет бытовую русскость – пытаясь, вопреки государственной политике обучать своих детей русскому языку, прививать им любовь к русской литературе, знакомить их с настоящей русской историей». Количество, конечно, вполне ничтожное по сравнению с теми, кто добровольно или принудительно дерусифицировался с 1991 года.

Ищенко точно и бескомпромиссно исследует анамнез и ставит диагноз болезни, с обострением которой мы сегодня столкнулись в ходе военной спецоперации:

«За почти тридцать лет выросли поколения, которые в школе уже не учили русский язык, которые искренне уверены, что они потомки древних укров, подаривших человечеству плуг, огонь и колесо. Они еще умеют сносно говорить по-русски, хоть акцент, раньше характерный для выходцев из села, живших в городе меньше трех лет, сейчас слышен уже и у "коренных киевлян" и с каждым годом становится сильнее. Но они уже точно не просто не русские, а никогда ими не были...

В общем, украинцами еще в 90-е годы стали русские люди, решившие, что "конец истории" наступил, Запад победил навсегда, и что провозгласив себя украинцами им будет проще интегрироваться в лагерь победителей, чем если они останутся русскими. Нет, они не думали, "а дай-ка я предам свою русскость", они действительно вдруг "почувствовали" себя украинцами. Как говорят психологи, включились защитные механизмы сознания».

Результат выразительно представляет нам статистика. Если по последней советской переписи 1989 года русскими назвали себя 22 % населения Украины (на деле их было еще больше, но многие идентифицировали себя как «советские», и не придавали значения своей подлинной этничности, а другие определяли себя как украинцев по территории проживания), то в 2010 году это количество уменьшилось ровно вдвое, до 11 %. Спрашивается: это что, от хорошей жизни русские повымирали, или разбежались, или переписались в украинцы страха ради иудейска? Интересно, что по данным соцопроса, проведенного Центром социальных исследований «София», русскими по-прежнему считают себя примерно 20 % населения, но официально в этом они уже не признаются. Их этническое самосознание еще теплится внутри, но вовне оно купировано, подавлено. При этом молодежь, особенно в столице и на селе, предпочитает считать себя украинцами, нежели русскими: политика этноцида сделала свое дело.

Но это лишь одна сторона медали. Другая, к чести миллионов украинских русских, состоит в феномене «Русской весны», разыгравшейся в 2014 году. Глубинная сущность его в том, что у русских в Крыму и на Донбассе, двадцать три года терпевших дискриминацию, насильственную украинизацию и этноцид, но не смирившихся с этим, попросту лопнуло терпение. И они, воспользовавшись благоприятным стечением обстоятельств, а также благодаря личному мужеству и прозорливости ряда героических фигур, ставших уже фигурами историческими, решили выйти из состава майданно-бандеровской Украины, воспринимать которую как родину-мать они уже больше не могли даже под угрозой расправы.

А теперь представьте себе такую ситуацию. Жена, годами терзаемая жестоким мужем, тайно ее ненавидящим, заявляет ему в один прекрасный день, после очередной грубой и наглой выходки: «Ты – моральный урод! Жить с тобой я больше не желаю!». И собирается цивилизованно подать на развод. А муж в ответ берет топор и начинает ее убивать. Вот точная картина того, что произошло с Донбассом и произошло бы непременно с Крымом, если бы Россия вовремя не простерла над ним свою эгиду.

Дальнейшее известно в деталях. Мирное, бескровное воссоединение Крыма с Россией, сделавшее невозможным его «наказание», привело укрофашистов-бандеровцев, правящих бал на Украине, в состояние бешеной злобы и жажды мести, с каковыми они обрушились на Донбасс. (Напомню, если кто забыл, что Донбасс – это примерно половина Области Войска Донского, отрезанная от нас немецким штыком в 1918 году по Брестскому миру, да так и застрявшая на Украине, вопреки истории и рассудку.) И вот уже восемь лет, с 2014 года, Украина мстит русскому Донбассу за нежелание жить в фашистском, бандеровском государстве, стремится поставить дончан на колени и насильно заставить любить и уважать киевскую русофобствующую власть. Убивает тысячами, считая и мирных жителей. Мстит в том числе и за недосягаемый для мести Крым.

Что из этого иррационального стремления вышло – мы сегодня все видим сами. Перед 24 февраля 2022 года на границе ЛДНР оказалось сосредоточено примерно 125 тысяч военных, вооруженных современной техникой и готовых обрушиться на Донбасс, чтобы раздавить его. Есть у русских пословица: «Пошли по шерсть, а вернулись стрижеными». Кажется, это как раз про киевский режим.

Это наше дело и наша война

Не нужно думать, что все, происходящее на Украине, нас тут в России не касается. Как раз наоборот: очень даже касается. Эти процессы объективно представляют собою очень большую угрозу для русского народа и для Российского государства. Фронтальное противопоставление украинской идеи всему русскому, всему, что связано с Россией и русским народом, – это исторический вызов века. Он имеет не только культурную и политическую, но и военную проекцию, он опасен для нашей жизни. Ответом на этот вызов может быть либо капитуляция, либо Победа. Третьего не дано.

Далеко не все у нас это понимают. А я это понял еще в середине 1990-х, когда пророчествовал о фатальной неизбежности русско-украинской войны. Мне не верили, но я был прав. Поэтому я имею право судить о проблеме и предлагать ее решение.

Спасая русских на Украине, как проявленных, так и затаившихся, от дерусификации, а точнее – от этноцида, предлагая им программу рерусификации, мы, русские России, спасаем самих себя как народ. Сегодня – от этноцида, а завтра, если не пресечь всеми, в том числе военными, мерами заданный ход событий – то и от войны на истребление.

Когда на экране перед нами предстают кадры многотысячных выступлений, шествий, уличных столкновений, штурмов и прочих «майданов» – мы понимаем, что это не «отдельные выступления фашиствующих молодчиков», призывающих «москаляку на гиляку» (то есть русских – на виселицу). Надо глядеть правде в глаза: это – народ.

Этот народ искренне ненавидит русских и Россию нутряной ненавистью. Увы, это тоже правда. И в этом народ и власть Украины едины.

В чем исток этой ненависти? Он экзистенциален: в потребности украинцев понимать и чувствовать себя настоящими украинцами. Ведь строить украинскую национальную идентичность, оставаясь в рамках концепции общерусского единства, братства, невозможно. Наоборот: только отталкиваясь от всего русского, тотально противопоставляя себя ему, можно успешно создать свою собственную идентичность. А значит и собственное национальное государство, и собственную национальную власть.

В процессе нациостроительства обязательно должен быть обозначен главный исторический враг, должна быть выстроена оппозиция «свой – чужой». На эту роль русские были просто обречены, ведь иначе отдельность малороссов не обосновать. И неважно при этом, где тут правда, а где миф. Главное – результат. Вот почему оголтелая русофобия оказалась необходимым системным элементом национального украинского самосознания, легла в основу Украинского национального государства.

И вот почему денацификация Украины, ее рерусификация есть неотложная насущная задача, решить которую обязана Россия. Если она желает жить в веках.

В 2014 году, после воссоединения с Крымом, но еще до боестолкновения в Донбассе, я писал, предвидя войну: «Если в войне победят бандеровцы, если Украина сохранится как единое целое, то ей суждено будет пройти через тотальную зачистку любых проявлений русскости. Через повальные люстрации (комитет по люстрации при правительстве уже создан Майданом), чистки, посадки, выдавливание из страны и вообще полномасштабный русский этноцид. В итоге лет через десять на всей территории Украины от Львова до Одессы установится не просто недружеское, а крайне антирусское, антироссийское, враждебное нам по всем направлениям внутренней и внешней политики государство. Оно превратится в главный рычаг давления Запада на Россию... Надо ясно понимать: такое государство уже возникло в полный рост в принципе, его целенаправленно поддерживает Запад, и оно утвердится в любом случае, не «рассосется» и не изменит свою основу: антирусскую сущность. Вопрос стоит только о его размерах и могуществе. О границах, одним словом. В наших интересах, естественно, чтобы эти размеры и могущество были минимальными. Такими, чтобы Украина даже мечтать не могла воевать с нами».

Ход событий в очередной раз подтвердил мои слова. Все предсказанное свершилось, и даже не за десять, а за восемь лет.

Решить проблему возможно только одним путем: через раздел Украины на, как минимум, три части. Первая часть – резервация в Галичине для бандеровцев, наиболее ярых националистов (пусть гадюки живут в своем гадюшнике и решают там территориальные проблемы с Польшей, Венгрией и Румынией). Вторая часть – буферное государство: центральная Украина, исторические территории времен Богдана Хмельницкого со столицей в Киеве и под полным нашим военным и административным контролем (желательно в виде протектората). При этом по границе Житомирской, Хмельницкой и Винницкой областей следует возвести аналог Берлинской стены, отделяющей Галичину. Наконец, третья часть в составе, грубо говоря, Левобережья и Новороссии, должна войти в состав России. В противном случае, если эти земли предоставить самим себе, самоуправлению, там запустится свой собственный процесс этногенеза. Возникнет новая элита, желающая полновластия, а значит обязательно начнется нациостроительство новой, «новоросской» нации, утверждение идентичности которой потребует отторжения как от Украины, так и от России. И все вновь пойдет по украинскому или казахстанскому сценарию.

Нет ничего более ошибочного, вредного и опасного, чем заблуждение, якобы Украину надо целиком вбирать в Россию, чтобы ее переварить, перевоспитать и снова сделать своей органической частью, как когда-то. Попытаться заклепать все предохранительные клапаны на кипящем котле украинского этногенеза невозможно, поезд ушел. Можно не сомневаться, что в этом случае придется либо применить тотальную зачистку Украины от украинцев, то есть – геноцид. Что вряд ли приемлемо. Либо все придет к результату, который мы уже проходили: к амнистии бандеровцам с последующей национальной революцией и восстановлением статус кво на 2013 год, в лучшем случае. А в худшем – к новой истребительной войне. На которую у нас нет ни средств, ни лишних живых людей, коих необходимо будет кинуть в эту топку.

Надо ясно понимать: исполнение оптимального сценария требует только одного, но абсолютно необходимого условия: нашей Победы в текущей русско-украинской войне. Никак иначе.

Мне бы хотелось, чтобы вся русская молодежь прониклась пониманием сути дела, изложенной выше. Для этого нужно немного: усвоить эту суть и думать над ней.

Александр СЕВАСТЬЯНОВ




© 2022 Конгресс русских общин Крыма. Все права защищены. При использовании материалов ссылка(гиперссылка) обязательна.


Яндекс.Метрика